Слухи об очередном чрезвычайном происшествии на Беларуской АЭС оказались вовсе не слухами. Министерство энергетики подтвердило «нештатную ситуацию» на БелАЭС.

Sputnik

Sputnik

Однако что скрывается за столь туманным определением – общественность до сих пор не имеет ни малейшего представления.

Эксперты в один голос говорят: если c корпусом реактора произошла нештатная ситуация – этот реактор уже просто металлолом.

Что скрывается за «нештатной ситуацией»?

26 июля Министерство энергетики выдавило из себя официальное сообщение по поводу возможного обрушения реактора при его установке в реакторном отделении.

«На деле, по информации генерального подрядчика АО «Атомстройэкспорт», нештатная ситуация произошла на площадке хранения корпуса реактора при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости.

РУП «Беларуская АЭС», являющаяся заказчиком проекта, незамедлительно затребовало у генерального подрядчика все необходимые документы и сведения. В настоящее время анализ этой ситуации продолжается. После всестороннего изучения белорусскими специалистами предоставленной АО «Атомстройэкспорт» информации будет приниматься соответствующее решение. При этом беларуская сторона будет, в первую очередь, руководствоваться необходимостью безусловного обеспечения безопасности строящейся станции”.

Более того, вот какой примечательный диалог состоялся между журналистом Еврорадио и информационным центром АЭС:

– Никакой информации не будет, никаких комментариев. Мы слухи вообще не комментируем. Слухи мы не ком-мен-ти-ру-ем.

– Но вы понимаете, что отказом комментировать вызовете еще больше слухов?

– Да, понимаю. Но комментариев не будет.

Чытайце па тэме:  В Томске медведь откусил руку пьяной посетительнице шашлычной

За несколько часов до появления информации беларуского ведомства и АО «Атомстройэкспорт» – генеральный подрядчик строительства Белорусской АЭС выдал собственную версию событий:

«Что касается существа вопроса, то сообщаем, что корпус реактора находится за пределами реакторного отделения. Технических препятствий для его установки на штатное место нет. Генподрядчик ожидает разрешения на проведение операций по монтажу от надзорных органов».

Странно, не правда ли? Россияне опровергают наличие проблем, одни беларусы подтверждают ЧП, другие опровергают. Кому верить? Более того, информация настолько дозирована, что даже специалисты не могут понять – что же стоит за «нештатной ситуацией»? Эксперты утверждают, что если обрушение реактора все-таки произошло, то ему уже одна дорога – на переплавку, использовать по назначению его больше нельзя.

К слову, в Беларуси находится миссия экспертов МАГАТЭ с целью совместной оценки процесса подготовки предстоящей миссии МАГАТЭ по рассмотрению проектирования площадки с учетом внешних событий (миссия SEED). Не пора ли международным экспертам заглянуть на БелАЭС сейчас?

«Корпус реактора уже непригоден»

Официальный Минск признал, что БелАЭС произошло нечто нехорошее. Эксперты не могут понять – в чем суть ЧП: нет информации.

Однако физик, кандидат технических наук, ответственный секретарь Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на Чернобыльской АЭС и оценке действий должностных лиц в послеаварийный период Юрий Воронежцев в интервью БДГ выразил уверенность, что корпус больше непригоден для использования по назначению.

Чытайце па тэме:  В Бресте в служебном кабинете обнаружен труп застреленного сотрудника ОВД

– Еще лет шесть назад общественная комиссия, в которой я работал, пришла к выводу, что опасность всего проекта, помимо технических, технологических, экологических аспектов, заключается в закрытости нашего общества: оно не знает, что происходит в стране. Эта опасность соизмерима, если даже не больше, с технологическими угрозами. Не дай Бог, случится что – узнаем только через 5 дней, как это произошло в 86-м году. Ничего не изменилось.

Что бы ни произошло с корпусом этого реактора, любая нештатная ситуация с ним – и корпус уже нельзя ставить. Как вообще изготавливается корпус? Куча колец наподобие колодезных свариваются друг с другом – получается очень большое количество круговых сварных швов. При облучении идут колоссальные потоки радиации. А это значит, что малейший дефект может разрастаться и приводить к серьезным проблемам. Что бы ни произошло, этот корпус уже не годен.

К тому же у меня очень мало доверия к Волгодонскому заводу, изготовившему реактор, потому что он 30 лет ничего не производил – это первый после 30-летнего перерыва реактор.

– Лично вы убеждены, что корпус уже непригоден?

– Совершенно верно. Я не знаю, что точно произошло, но раз официальные структуры признали, что произошло нечто нехорошее, то… нельзя его использовать.

– Если официальный Минск намерен продолжить строительство, значит, будет просить новый корпус у россиян?

Чытайце па тэме:  БТ рыхтуе правакацыю супраць Уладзіміра Някляева?

– С самого начала строительство АЭС – абсурд, просто сюр какой-то, кошмарный сон. Я не знаю ни одного аргумента «за», который бы не разбивался в пух и прах. Может произойти что угодно, к сожалению.

Самое страшное, что может произойти дальше: приедет некая комиссия, соберут наших авантюристов (в республике не осталось ни одного человека, который был бы глубоко в теме – ни одного!), походят вокруг, постучат ногами по корпусу, как водитель по колесу, и составят акт, что ничего страшного не произошло – реактор можно запускать. А лет через 6 что-нибудь дербанет, упаси Бог. Это самый страшный вариант, – уверен Юрий Воронежцев.

В 1986 году Советский Союз узнал о Чернобыльской катастрофе только через 5 дней. Чрезвычайное происшествие на Белорусской АЭС произошло еще 10 июля, государственные структуры признали этот факт спустя 16 дней! Беларуси повезло, что БелАЭС еще не работает…

Юрась Дубина, БДГ


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.