Предложения Прокоповича о денежной эмиссии невыполнимы, потому что денег в беларуских банках хватает.
bogdan

Такое сенсационное заявление в интервью БДГ сделал бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич.

В 2017 году Беларусь направит 7,7 миллиарда рублей, или 4,1 миллиарда долларов, на погашение и обслуживание государственного долга. Валютные платежи составят около 3,4 миллиарда долларов, сообщил министр финансов Владимир Амарин.

За счет каких средств будут погашаться долги?

На погашение долга пойдут доходы и поступления в республиканский бюджет в сумме около 1,3 миллиарда долларов, из них 550 миллионов долларов – вывозные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты. Также власти планируют занять у населения 360 миллионов долларов.

Беларусь также рассчитывает выпустить евробондов на сумму до 1 миллиарда долларов.

В Минске рассчитывают на получение очередных траншей кредита ЕФСР, и активизируют взаимодействие с Европейским инвестиционным банком и ЕБРР.

Государственный долг Беларуси по состоянию на 1 января 2017 года составил 37,0 млрд рублей и увеличился по сравнению с началом 2016 года на 4,1 млрд рублей, или на 12,5%.

Золотовалютные резервы Беларуси на 1 февраля 2017 года составили 4 млрд 985 млн долларов США, увеличившись за январь на 57,8 млн долларов (на 1,2%).

Как Беларусь собирается рассчитываться с государственным долгом? Как государство изымает деньги у населения? Почему идеи Петра Прокоповича о денежной эмиссии невыполнимы?

Напомним, бывший глава Нацбанка Петр Прокопович написал письмо на имя Лукашенко, в котором заявил, что “умеренная эмиссия в этой ситуации видится многим единственным решением” по выходу из стагнации (tut.by).

На вопросы БДГ ответил Станислав Богданкевич.

– Это очень большой долг – всегда надо сравнивать с золотовалютными резервами: у нас ЗВР равняются 5 миллиардов, и долг почти столько же. Резервов нет, и заработать ничего не можем: даже в планах нет роста валового внутреннего продукта. Крайне плохая ситуация сложиласб в белорусской экономике.

Правительство надеется за счет ограбления народа и падения жизненного уровня сэкономить несколько миллиардов долларов. А другой источник – снова взять кредиты, расчеты по которым переложить на плечи будущих поколений.

– Но Лукашенко еще 3 февраля объявил, что в 20017 году Беларусь обойдется без внешнего кредитования.

– Не вижу я такой возможности. Как можно обойтись без новых кредитов и погасить долги в условиях, когда нет роста экономики? Скажу больше: по оценнкам многих экспертов, в том числе и Всемирного банка, в 2017 году Беларусь ожидает рецессия. Остается только изымать деньги у населения и рефинансировать государственный долг.

– Сколько Беларуси надо занять, чтобы и с долгами рассчитаться, и не снизить жизненный уровень населения?

– Я считаю, что Беларуси ничего не надо брать в долг до тех пор, пока займы не пойдут на развитие. Кредиты нужны именно на создание новых рабочих мест, выпуск конкурентной продукции – чтобы обеспечить рост ВВП хотя бы на 5%. Только тогда мы можем увидеть просвет в конце тоннеля. А если мы берем кредиты, чтобы отдать долги, тогда нужно брать 5 миллиардов (смеется). Влзьмем и рефинансируем всю задолженность – внешнюю и внутреннюю. Но это не выход.

Когда мы ведем переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) или Евразийским фондом стабилизации и развития (ЕФСР), то должны брать кредиты при условии изменения экономической модели. Любое развитие возможно только при условии, что как минимум 25% ВВП, а в нынешней ситуации – лучше даже 30% мы будем вкладывать в основные фонды, оборудование, технологии. А в последние годы этот показатель в Беларуси скатился до 20% – какое тут развитие. Нужно поднять процент накопления, а для этого надо снижать налогообложение, сокращать государственные расходы, сокращать силовые структуры и повышать рентабельность.

– А без рыночных реформ есть шансы у официального Минска “перехватить” в 2017 году у ЕФСР и МВФ?

– Шансы всегда есть. Главное – имидж страны, а Беларусь пока что все долги погашала своевременно. Ликвидность капитала в мире очень высокая, то есть, деньги есть, иногда неизвестно, куда их девать, поэтому, думаю, и ЕФСР, и МВФ могли бы что-то дать. Ведь Лукашенко сам многократно повторял: в принципе он не возражает против предложений МВФ, потому что они разумны. Но надо что-то делать, а не просто говорить. По моему глубоку убеждению как экономиста, а не политика, надо начинать с изменения политической системы. В Беларуси половина создаваемого продукта распределяется государством, поэтому просто необходимо, чтобы власть отчитывалась перед населением, которое создает продукт. И председатель сельсовета, исполкома, Совмина, и президент – все должны отчитываться перед народом, который создает продукт. Почему мы не знаем, кому, сколько, когда и почему мы должны? Мы должны знать, сколько народных денег идет на содержание правительства или 118 человек, которые обслуживают президента. Почему мы не знаем?..

– Почему растет курс доллара? Ходит конспирологическая версия, что государство изымает “лишние” доллары у населения…

– Народ обеднел, но хочет жить так, как в лучшие годы. Поэтому за прошлый год, по официальным данным, население потратило на 2 миллиарда 440 миллионов больше, чем заработало, то есть, изъяло из чулков, загашников, из-под матрасов и потратило. А государство скупило валюту, тем самым увеличив резервы более чем на миллиард. Государство изъяло у населения валюту.

Кроме того, министерство финансов распространило среди населения долговые обязательства в валюте на сотни миллионов долларов. Хотя этого нельзя было делать: чтобы бороться с долларизацией экономики, надо выпускать национальные бонды в рублях, а не в долларах.

– Сейчас, судя по курсу доллара, правительство продолжает свою политику?

– Да, но я бы не стал называть его действия политикой – это результат политики, результат обнищания населения. Сейчас упал импорт, причем упал за счет малого и среднего бизнеса, потому что импорт по глобальным направлениям не сократился. А вот импорт малого и среднего бизнеса переживает резкое падение.

Есть еще один негативный фактор, который работает на укрепление валюты. В банках наблюдается излишняя ликвидность, банки не знают, куда девать накопленные ресурсы. Банки должны снижать процентную ставку (потому что деньги дежат в банках мертвым грузом), а по депозитам, по вкладам надо платить проценты.

А зачем делать денежную эмиссию, о которой говорит Прокопович? В белорусских банках ликвидность зашкаливает, то есть, свободные ресурсы есть, банкам деньги не нужны – просто нечего кредитовать. Конечно, можно раздать деньги убыточными предприятиям, под неликвиды, которые лежат на складах, но такие кредиты не будут возвращены. Почему идеи Прокоповича, декана БГУ Ковалева, нереализуемы? Деньги есть в банках – некому их дать! Под проекты, которые обеспечат возврат кредитов. Проблема не в деньгах, а в управлении экономикой. Белорусские предприятия выпускают продукцию, которая не может быть реализована на платежеспособном рынке. Дебиторская задолженность сегодня превысила миллиард долларов, складские запасы – миллиард долларов, рассчитайтесь, продайте – и вот уже есть 2 миллиарда живых денег, чтобы рассчитаться с долгами.

Юрась Дубина, БДГ


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.