Большая ошибка Лукашенко. Голод уже сильнее страха

Беларуская Праўда шукае партнёраў.

Власть вынуждает граждан переходить от социально-экономических требований к политическим.

Беларуский режим нагнетает обстановку в стране и идет на обострение конфликта с народом. К такому выводу пришел Валерий Костка, в прошлом подполковник КГБ, после жестокого подавления протестов 25 и 26 марта в Минске.

О причинах “демонстрации силы” и ее последствиях Валерий Костка рассказал Беларускай праўдзе.

– 25 марта в Минске прошел протест граждан против ухудшения социально-экономических условий. Власть применила против мирных граждан неадекватную силу, чтобы продемонстрировать собственные возможности держать народ под контролем, в страхе.

Фактически происходят два параллельных процесса. С одной стороны, условия жизни в Беларуси реально объективно ухудшаются: пенсии падают, зарплаты снижаются, рабочие места сокращаются, а безработных облагают дополнительным налогом. Безусловно, это вызывает ответную реакцию низинных слоев, которые никогда не интересовались политикой и жили своей жизнью, тот массив населения в 85-90%, который  никогда не участвует в политической борьбе, но именно он на выборах избирает себе руководителя. Однако нынешняя ситуация вынудила его выйти на улицу с требованием улучшить условия жизни. Прозвучали адекватные неполитические требования.

Параллельно часть граждан выдвигает политические требования. Однако в данном случае социально-экономические и политические требования еще не стыкуются, но политически активная часть пытается перехватить инициативу и показать, что именно политические требования вызвали народный протест. Это большая ошибка. Протест подготовила власть, конкретно – Александр Лукашенко, который ухудшил социально-экономическое самочувствие народа. А к политическим требованиям основная масса придет тогда, когда власть не выполнит их социально-экономические требования; тогда большинство придет к выводу, что действующая власть не способна обеспечить достойную жизнь, а потому власть нужно менять.

Идет объективный процесс, когда народ начинает вспоминать, что именно он, народ, первоисточник власти, и ставит уже вопрос о власти. При невыполнении социально-экономических требований народ выдвигает политические требования и меняет недееспособную власть на другую, способную обеспечить ему достойный уровень жизни.

Применив жестокую силу против народа, власть еще больше обозлила людей и не сняла первопричину протестов; именно власть вынуждает граждан переходить от социально-экономических требований к политическим.

В сложившихся условиях действия власти были ошибочными. Сегодня в Беларуси совершенно иная ситуация, чем в 2010 году: тогда пенсии составляли 200-300 долларов, зарплаты – 500 долларам. Одним словом, народ был сытый, не голодал, а потому и не реагировал на хитрые схемы борьбы за власть. Сегодня ситуация кардинально изменилась. И власть совершила огромную ошибку, решив повторить стереотипную схему 2010 года: жестокая сила еще больше разозлила народ, а инстинкт голода в природе сильнее страха. Власть сделала шаг к нагнетанию ситуации, которая будет только обостряться. Снять напряжение в обществе можно только одним путем – ликвидировать первопричину возмущений: поднять уровень жизни, обеспечить пенсии, зарплаты, дать возможность работать.  Но у государства нет ресурсов для устранения первопричины.

К тому же отсутствуют два главных ресурса, которые держат власть: кредит доверия исчерпан, а ресурсов поднять уровень жизни больше нет.

– Почему власть решила повторить сценарий 19 декабря 2010 года?

– Это объясняется непрофессионализмом спецслужб: когда стереотипы переносятся из прошлого в будущее, все планы спецслужб оборачиваются крахом. В 2010 году спецслужбы избили, запугали людей – народ притих, потому что пустой желудок никого никуда не гнал. Протест 2010 года носил не столько политический протест, сколько демонстрировал несогласие народа с результатами «выборов»; народ вышел сказать власти, что не согласен с обманом. Но тогда весь народ не поднялся на протест, регионы вообще молчали; сейчас совершенно иная ситуация.

Неизвестно к тому же, чей это был план – спецслужб или идеологов, которые даже близко не представляют методы их работы. Спецслужбы могли быть простыми исполнителями.

И вообще про спецслужбы в Беларуси сложно говорить, потому что при диктатуре они превращаются в политический сыск, чья главная задача – охранять власть диктатора. А цивилизованная спецслужба обеспечивает безопасность всего народа, всего общества, всей страны. Политический сыск борется с детьми, женщинами, стариками, а спецслужбы противостоят разведке, контрразведке, террористам…

– Как «низы» отреагируют на демонстрацию силы со стороны «верхов»?

– Власть пошла против собственного народа. Масштабы репрессий против «низов» увеличились по сравнению с 2010 годом, идет цепная реакция. Власть нагнетает обстановку и идет на обострение конфликта. В случае противостояния народа и диктатура конфликт всегда заканчивается победой народа: по Конституции, народ и есть первоисточник власти. Противостоять народу – значит, противостоять народной власти. Президент – всего лишь избранный человек, который сегодня исполняет обязанности, а завтра уходит; все чиновники – всего лишь слуги народа, а не хозяева жизни. Противостоять народу – значит, бороться против законной власти.

Президенты меняются, чиновники приходят и уходят, а народ всегда остается первоисточником власти. Вот в чем философия победы демократии над диктатурой. Народ есть власть, а диктатура – временное явление: захват власти, узурпация, незаконное удержание власти. Незаконное всегда нужно приводить в состояние законности, народ должен восстановить свое право выбирать и контролировать власть.

Юрась Дубина, Беларуская праўда