Российский Минфин продолжает активно обсуждать новые подходы к налоговой политике в нефтяной отрасли, вплоть до снижения пошлин до нуля и повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Поскольку налоговая база НДПИ в РФ больше, чем экспортной пошлины, это увеличит поступления в российский бюджет, пишет российская газета «Ведомости» (от 30 июня).

naftaa

ЗАЧЕМ НУЖЕН РОССИИ НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР?

В России созданная в середине 2000-х годов система налогообложения нефтяных компаний построена таким образом, что бюджет забирал себе львиную долю экспортной нефтяной выручки: например, при цене нефти выше 100 долларов за баррель она доходила до 80%. Получалось, что когда цены на нефть росли, российские нефтяные компании получали гораздо меньше, но когда цены начали снижаться, то основные потери тоже пришлись нести федеральному бюджету.

Таким образом, в России главный удар упавшие нефтяные цены нанесли на платежный баланс и на федеральный бюджет. С начала 2015 года среднеквартальные доходы от экспорта углеводородов в платежном балансе РФ снизились на 42 млрд. долларов по сравнению с 2013 – первой половиной 2014 года, когда нефтяные цены находились в коридоре 100-120 долларов за баррель. Если в 2011-2014 годах экспортная выручка от нефти и нефтепродуктов обеспечивала 50% стоимости российского экспорта, то в первом квартале 2016 года опустилась ниже 40%. В то же время двукратная девальвация рубля резко снизила внутренние издержки нефтяников в долларовом эквиваленте, что помогло им относительно безболезненно пережить падение цен на нефть.

С 2015 года Россия приступила к реформе налогообложения в нефтяной сфере. Суть реформы, получившей название «налогового маневра», – в снижении ставок экспортной пошлины на нефть, их постепенном выравнивании со ставками экспортной пошлины на темные и, в некоторой степени, светлые нефтепродукты, а также повышении ставок НДПИ. Цель маневра, как заявлялось, – дать возможность адаптироваться к резкому падению мировых цен на нефть как производителям нефти, так и бюджету, не создавая дополнительных проблем для внутреннего рынка нефтепродуктов.

В этом связи отметим, что в последние годы экспортные пошлины на нефтепродукты составляли всего лишь 2/3 от экспортной пошлины на нефть, то нефтяным компаниям было выгодно закупать нефть, перерабатывать ее и экспортировать нефтепродукты. Разница в экспортных пошлинах на нефть и нефтепродукты и была драйвером роста объемов нефтепереработки как в России, так и в Беларуси.

Напомним, налоговый маневр, принятый в России осенью 2014 года, предполагает, что в течение трех лет ставки НДПИ за тонну добытой нефти повышаются (766 рублей в 2015-м, 857 рублей в 2016-м и 919 рублей в 2017-м), а предельная ставка экспортных пошлин на сырую нефть снижается (42 процента в 2015-м, 36 – в 2016-м и 30 – в 2017-м). Также меняются ставки экспортных пошлин на нефтепродукты: на светлые и бензин снижаются, на темные – повышаются. Пошлина на дизельное топливо установлены в 2015 году на уровне 48%, в 2016 году – 40%, в 2017 году – 30%, на бензин –-78%, 61% и 30% соответственно. Пошлина на мазут в 2015 году установлена в размере 76%, в 2016 году – 82%, в 2017 году она должна быть повышена до 100%.

Изначально на 2016 год предполагалось снижение ставки расчета экспортной пошлины на нефть с 42% до 36%. Однако когда нефть закрепилась ниже среднегодовой отметки 50 долларов, во избежание снижения доходов бюджета «налоговый маневр» правительство РФ скорректировало, заморозив ставку экспортной пошлины на нефть на уровне 42% вместо запланированных 36%. Фискальная нагрузка на компании, тем не менее, выросла, так как НДПИ повысили по плану.

Теперь же, как пишет «Ведомости», Россия хочет ускорить налоговый маневр и уже с 2017 года обнулить экспортные пошлины на нефть.

Если такое решение будет принято, это приведет к заметному снижению маржи нефтепереработки. Но, как отмечают эксперты, российским НПЗ снижение маржи можно компенсировать, например, через механизм акцизов на нефть. Схема может быть такой: при продаже нефти компании будут выставлять покупателю – НПЗ – акциз на нефть, который будет уплачиваться в бюджет, а затем НПЗ смогут получить вычет на сумму уплаченного акциза, причем в увеличенном размере, ибо ставка увеличивается на повышающий коэффициент.

РОССИЙСКИЕ ЭКСПЕРТЫ ПОДСЧИТАЛИ БЕЛАРУСКИЕ ПОТЕРИ

Столь радикальный сценарий проведения налогового маневра, безусловно, весьма болезненно отразится на беларуской экономике.

Сейчас весь объем нефти из РФ (согласно договоренностям, в этом году – это 24 млн. тонн) Беларусь получает без пошлины а экспортные пошлины направляет в свой бюджет. Такая возможность у Беларуси появилась сравнительно недавно – до 2015 года она была обязана перечислять в российский бюджет все экспортные пошлины на нефтепродукты. Но после того, как в 2014 году правительство РФ объявило о большом «налоговом маневре», официальный Минск потребовал компенсации, затормозив ратификацию договора об образовании Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Кремль постарался не допустить фальстарта интеграционного проекта. В октябре 2014 года в Сочи состоялись беларуско-российские межправительственные переговоры, по итогам которых правительство России заявило о готовности компенсировать беларуской стороне последствия налогового маневра, и в итоге весь объем нефтепошлин был направлен в беларуский бюджет.

В России считают, что таким образом российский бюджет субсидирует Беларусь. По оценкам Александра Кнобеля из Института Гайдара, сейчас при пошлинах на уровне 42% (если считать, что среднегодовая цена Urals в 2016 году составит 45 долларов за баррель) ежегодный нефтяной российский трансферт Беларуси составит 2,1 млрд. долларов. Но если экспортные пошлины будут снижаться и внутренняя цена на нефть – расти, то и трансферт будет снижаться, продолжает Кнобель. А если пошлину совсем отменят, то нефтяной трансферт упадет до нуля и Беларуси потеряет 1,9 млрд. долларов.

«При цене нефти $40 за баррель экспортная пошлина на нефть в 2017 году (при снижении ставки до 30%) составит примерно 4400 руб. с 1 тонны, при 50 долларов за баррель – 5200 рублей с 1 тонны. Соответственно, при отмене пошлин примерно на эту же величину возрастет и цена нефти на внутреннем рынке. Маржа для среднего НПЗ в таком случае сократится примерно на 2000 руб. на 1 тонну и составит 600 руб. – при учете сохранения премий внутреннего рынка в цене на бензин и дизельное топливо», – посчитал аналитик EY Денис Борисов, а если премий не будет – то и до отрицательного уровня.

Текущая экономика беларуских НПЗ сопоставима с экономикой российских заводов, следовательно, у них будет аналогичное падение маржи, считает Д. Борисов.

Справка. Вывозные таможенные пошлины на сырую нефть, добытую в Беларуси, составили 2,9633 трлн. .рублей, на экспортируемые нефтепродукты – 20,025 трлн. рублей.. Их удельный вес в консолидированном бюджете составил 1,1% и 7,5% соответственно. Для сравнения: в 2014 году их удельный вес составлял 2,6%, 0,4% и 0,2% соответственно.

РОССИЯ ОПРЕДЕЛИТСЯ С НАЛОГОВЫМ МАНЕВРОМ ОСЕНЬЮ

Однако какой сценарий налогового маневра на 2017 год примет правительство РФ, пока неизвестно. Предполагается, что это станет ясно осенью 2016 года.

В частности, известно. что глава министерства энергетики Александр Новак настаивает на том, что в 2017 году ставка экспортных пошлин снизилась по плану – до 30%.

«Но есть невысокая вероятность, что ее сделают равной 36% (как и на 2016 год), если бюджету нужны будут дополнительные доходы и не будет других источников для его пополнения», – считает руководитель налоговой практики, адвокат «Делового фарватера» Антон Соничев. По его мнению, ускоренное обнуление экспортных пошлин на нефть в 2017 году сейчас слишком невыгодно для бюджета страны, поэтому на данном этапе оно маловероятно. При этом ставка НДПИ на нефть в 2017 году, скорее всего, составит 919 российских рублей, как и планировалось.

Учитывая, с одной стороны, желание Минфина РФ пополнить доходы бюджета за счет увеличения налоговой нагрузки на нефтяную отрасль, а с другой стороны. сопротивление Минэнерго и компаний любым инициативам по повышению налогов, сложно предугадать, какие решения по налогам будут приняты в 2017 году, отмечают эксперты.

По их оценкам, если условия рынка не изменятся (то есть, исходя из предположения, что в 2016 и 2017 годах цена нефти будет 40 долларов за баррель, как сейчас), то планируемые изменения ставок в рамках «налогового маневра» немного снизят налоговую нагрузку на нефтедобычу – приблизительно на 2%.

Однако эти расчеты могут быть скорректированы в связи с введением в России нового налога на нефтяную отрасль, который обсуждается Минфином и Минэнерго РФ более года, который в итоге может полностью заменить экспортные пошлины и частично – НДПИ. Однако с учетом множества расхождений в позициях министерств решение по новому налогу в 2016 году могут и не принять.

При этом Минэнерго РФ не поддерживает идею компенсации доходов бюджета в 2017 году за счет дополнительного повышения НДПИ и выступает за выполнение параметров «налогового маневра». «Нужно руководствоваться теми цифрами, которые заложены в действующем законодательстве, когда принимался «налоговый маневр». То есть министерство энергетики выступает за исполнение тех решений, которые были приняты ранее», – заявил в мае министр энергетики РФ Александр Новак.

Российский премьер Дмитрий Медведев по поводу налоговой политики в нефтяной отрасли высказался следующим образом: «По простому пути не пойдем. Определенную коррекцию, в том числе и в так называемый налоговый маневр нефтяной, мы внесем».

НЕФТЬ ПЕРЕСТАЕТ БЫТЬ ДРАЙВЕРОМ РОСТА

Очевидно, что заметное повышение НДПИ приведет к повышению внутренней российской цены на нефть, а следовательно – и к повышению цены нефти для Беларуси, которую сейчас страна закупает исключительно в России. И хотя сейчас беларуские НПЗ пытаются ускорить программы модернизации в целях повышения эффективности нефтепереработки, вряд ли повышение цен на импортируемую нефть окажется для них безболезненным.

Потери понесет и беларуский бюджет. В конце 2014 года руководство страны с большим трудом выторговало у Москвы компенсацию за налоговый маневр, благодаря чему сейчас экспортные пошлины на нефтепродукты остаются в беларуском бюджете.

Замминистра финансов Беларуси Дмитрий Кийко в ноябре 2014 года оптимистично заявил, что достигнутые соглашения в РФ позволят в период 2015-2024 гг. дополнительно пополнять госбюджет Беларуси на 1,5 млрд. долларов ежегодно. Более того, беларуский бюджет рассчитывал, что в 2015 году при цене нефти 83 доллара за баррель поступления от экспортных пошлин на нефтепродукты составят 1,89 млрд. долларов. Однако эти прогнозы не оправдались. Сегодня при уточненной оценке бюджета, в основу которой заложена цена на нефть порядка 50 долларов за баррель, сумма снизилась до 1 млрд. долларов.

В I квартале 2016 года Беларусь получила всего порядка 125 млн. долларов экспортных пошлин на нефтепродукты.. Такой объем сложился с учетом средней цены на нефть около 32 долларов за баррель, отмечали в Минфине. Правда, первый вице-премьер Беларуси Василий Матюшевский, выступая перед депутатами 27 мая, назвал другую цифру – по его словам, Беларусь получила в первом квартале 2016 года 143 млн. долларов экспортных пошлин на нефтепродукты при годовом плане в 1 млрд. долларов.

В ситуации сокращения поступлений доходов бюджета от нефтепошлин Минфину Беларуси, возможно, потребуется пойти на новые заимствования для выполнения платежей по госдолгу .Но пока Минфин ориентируется на то, чтобы погашение госдолга шло за счет профицита бюджета (50%) и поступления нефтепошлин (50%). Хотя не исключает того, что, придется искать дополнительные источники рефинансирования своих обязательств.

Это точно придется делать, если Росси реализует свои намерения по сокращению поставок нефти в Беларусь из-за нерешенной газовой задолженности..

Официальный представитель «Транснефти» Игорь Демин в Беларусь 20 июня сообщил, что в третьем квартале 2016 года поставки нефти в Беларусь снижаются на 2,25 миллиона тонн. Таким образом, поставки на белорусские НПЗ – Мозырский и «Нафтан» – будут сокращены на 1,125 миллиона тонн на каждый. Образовавшиеся излишки «Транянефть» поставит на экспорт: 1,2 миллиона тонн будет поставлено через порты (через порт «Приморск» будет перенаправлено 500 тыс. тонн, порт в Усть-Луге – 700 тыс. тонн) и 1,05 миллиона тонн – транзитом через Беларусь о нефтепроводу «Дружба» (поставки по северной ветке нефтепровода «Дружба» будут дополнительно увеличены на 750 тыс. тонн, по южной ветке — на 300 тыс. тонн).

Как чувствует себя беларуская «нефтянка»?

Цена на российскую нефть для Беларуси в январе-апреле 2016 года снизилась на 28% по сравнению с январем-апрелем 2015 года – до 185,7 долларов за тонну, в январе-апреле 2015 года цена была 258,2 доллара. В основном благодаря этому затраты на импорт российской нефти снизились на 26,4%, или на 511,229 млн. долларов, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года – до 1,424 млрд. долларов. Импорт нефти из РФ по сравнению с январем-апрелем 2015 года увеличился на 2,3% – до 7,666 миллиона тонн.

В январе-апреле Беларусь увеличила экспорт нефтепродуктов на 2% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года – до 6,138 миллиона тонн. При этом в стоимостном выражении экспорт нефтепродуктов упал на 34% – до 1,580 миллиарда долларов) Цены на нефтепродукты за это время снизились на 36,2% – до 258 долларов за тонну.
Беларусь снизила валютную выручку от экспорта собственной нефти в первые 4 месяца на 79,257 млн. долларов в сравнении с аналогичным периодом 2015 года – до 123,895 млн. долларов (физический объем экспорта своей нефти снизился незначительно на 0,3% в сравнении с аналогичным периодом 2015 года – до 532,6 тыс. тонн. Средняя цена экспорта беларуской нефти за этот период составила 233 доллара за тонну – это 61,2% от средней цены за 4 месяца 2015 года.

В 2015 году Беларусь снизила валютную выручку от экспорта собственной нефти на 48,5%, или на 544,956 миллиона долларов, по сравнению с 2014 годом – до 579,325 миллиона долларов. В физическом выражении экспорт беларуской нефти снизился в 2015 году на 0,1% до 1,615 миллиона тонн.

Татьяна Маненок, belrynok.by


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.