С первого дня своего президентского существования власть ставила перед собой, обществом и народом амбициозные задачи. Амбициозные, следовательно, резкие, мотивированные не только объективными предпосылками, не только логикой существования и развития социума, но и своими своеобразными представлениями о них.
Волюнтаризм, одним словом.

Sputnik

На первоначальном этапе истории статистические показатели всегда превосходили реальные результаты. Президентская власть не скупилась на обещания, и на самом деле не так быстро, но выполняла. Например, заработная плата росла. Пока в начале 2011 года она не повысилась до обещанных «500 долларов», а после этого в росте остановилась и упала далеко вниз. Всем пришлось заткнуть амбициозность свою в одно место и вспомнить, что античный сюжет о горемыке Сизифе намного чаще повторяется в истории, нежели этого хочется всем. Об этом даже в учебниках написано: страны и народы, впавшие в бедность по объективным, а чаще по субъективным причинам, обречены на длительное прозябание в нищете.

Но пока общество размышляло о том, как выпутаться из этой пиковой ситуации, власть придумала для него новые вызовы и потребовала ответа на них. Она актуализировала прежний идеологический посыл «нетрудящийся да не ест!» и специальным декретом обязала каждого, кто живет и дышит в стране, а квартплату не вносит, выплачивать денежный сбор. Взамен власть пообещала-обязалась поспособствовать трудящимся к концу года в достижению однажды обещанных «500 долларов».

Мол, неужто мы, изведя тунеядцев, не обеспечим соборными усилиями вожделенную долларовую сумму. Как оказалось, для решения этой задачи потребовалось трудоустроить до 1 мая всех безработных, которых работа интересовала больше, чем заработная плата. На самом деле задачу, по крайней мере, так сказали чиновники, выполнили. Без работы остались только те, кто безденежные предложения посчитали для себя оскорбительными.
Но что на самом деле происходит? В Минске за январь-май 2017 года численность населения увеличилась на 13 тысяч человек, при этом численность занятых в экономике уменьшилась на 9 тысяч человек. Казалось бы, что при этом регистрируемая безработица должна вырасти, но численность клиентов «органов по труду» уменьшилась почти на 1 тысячу человек. И это притом, что за это время, благодаря повышению пенсионного возраста, почти никто не выходил на пенсию.

Чытайце па тэме:  Падатковыя не ведаюць, што яны вяртаюць падатак “дармаедам”

Вроде бы простая школьная задачка, но попробуй подсчитать, сколько минчан, потеряв занятость, зарегистрировались безработными, сколько нашли или ищут работу, которая приносила бы хорошую зарплату при максимальном отдалении рабочего места от официальных структур беларуского государства. А сколько из числа утративших официальную занятость переквалифицировалось в «статусные» социальные иждивенцы?

А что потеряла за январь-май экономика города. Вероятно, сокращение занятости при приросте ВРП (плюс 0,5%) обеспечивает рост производительности труда (плюс 0,8%) и рост заработной платы (плюс 1,4%)! Но это не те темпы, которые ожидаются минчанами.

Могут возразить, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в столицы уже превышает 1000 рублей, но ведь она составляет 142% от уровня по стране.

В областных центрах ситуация похожа на столичную, но имеются принципиальные особенности. Например, в Бресте численность населения по сравнению с январем-маем 2016 года увеличилась на 3,5 тысяч человек, но при этом занятость населения в экономике уменьшилась почти на 7 тысяч, причем официальная безработица практически не изменилась. Иными словами, «органы по труду», которые создавались, прежде всего для содействия занятости, сегодня практически исчерпали свои возможности.

К слову, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в Бресте составляет 750 рублей (75% от заработной платы в Минске). Самая малая СЗП составила 694 рубля в Витебске, в Гродно – 748 рублей, в столичной области – 757 рублей. Поэтому можно сказать совершенно определенно, ни в одном регионе страны, исключая Минск, СЗП намного не дотянется не только до номинальной начисленной зарплаты в 1000 рублей, но и реальной в 500 долларов. Чуда не случится, если казна не получит дешевый валютный кредит, который власть успеет раздать занятому населению до 31 декабря.

Чытайце па тэме:  Около сотни "тунеядцев" вышли на центральную площадь Бреста (видео)

А тем временем приоритеты в сфере труда перемещаются от занятости и заработной платы, к растущей незанятости и катастрофическому снижению денежных доходов официально незанятого населения. Так, занятость в народном хозяйстве крупнейших городов — Минске, Бресте, Витебске, Гродно, Гомеле и Могилеве — в январе-мае 2017 года по сравнению с январем-маем 2016 года уменьшилась на 50 тысяч человек. Трудовой потенциал их экономик сократился на 50 тысяч рабочих мест, которые оказались невостребованными. За это время (в I квартале т. г.) «на вновь созданные рабочие места за счет создание новых производств и организаций» принято 9787 человек. Причем в Минске – 6647 человек, на остальные областные центры пришлось менее одной тысячи рабочих мест.

Иными словами, широко рекламируемая президентской властью программа создания новых эффективных рабочих мест не работает. По крайней мере, она не работает лучше любой прежней экономической программы, которые с треском проваливались.

Все это напоминает анекдот: Ленин перед революцией «завис» в Швейцарии и пишет товарищам в Россию, какой замечательный сыр в этой стране. И сообщает, что после революции такой сыр и будем выпускать. Ему возражают, мол, есть у нас сыр костромской, он не хуже. А Ленин свирепеет: «Революция — дело самое что ни есть авторитарная. Большевистская власть заставит каждого есть швейцарский сыр…».

Всем очевидно, что с декретом №3 президентская власть грубо ошиблась. Но сохраняет принципиальность и верит в силу своего авторитаризма. Межведомственная рабочая группа при Совмине попробовала обновить неудачный документ, приспособить его к реальной жизни. С помощью новой концепции, которая охватит содействие занятости и ресоциализацию лиц, ведущих асоциальный образ жизни. О концепции публике рассказала заместитель министра по налогам и сборам Светлана Шевченко, что у многих вызвало недоразумение. Какое отношение имеют налоговики к «ресоциализации» граждан, которые не устояли пред превратностями судьбы и усвоили антиобщественные и антисоциальные нормы и ценности и тем самым подверглись «десоциализации».

Чытайце па тэме:  Борьба с "тунеядством" перекинулась на Россию

Чтобы их успешно «ресоциациализировать», требуются огромные усилия самых разнообразных специалистов-гуманитариев. В тоже время за последние годы само общество изменилось, в результате чего традиционные нормы и ценности устарели, а многие отклонения стали нормами.

Разумеется, для этого дела, особенно для его успеха, требуются не просто большие деньги, а очень большие деньги. Если налоговикам поручить ресоциализацию, они угробят эту новинку на корню. Ведь в любой ситуации имеет значение не только количество денег, но и способы их обретения. Например, налоговики составили декрет № 3 и предложили технологию налоговзыскания, а теперь, как сообщила г-жа Шевченко, возвращают деньги тем, кто заплатил сбор в прошлом году. То есть сбор уплачивался цивилизованно, в отличие от принуждения к его оплате, которую практиковали налоговики.

Возникает вопрос: «Не с налоговиков ли следует начинать ресоциализацию?» В этой связи вспоминается эпиграф рабкора Н. Чуфыркина к рассказу М. Булгакова «Они хочут свою образованность показать…»: «Какие –то чудаки наши докладчики! Выражаются во время речи иностранными словами, а когда рабочие попросили объяснить – он, оказывается, сам не понимает!!»

В итоге ни налоговики ничего не понимают, ни мы ничего не понимаем. Одним словом, грамотные.

Константин Скуратович, belrynok.by


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.