Диагноз для страны

Даже 10% населения, которое пускается во все мыслимые и немыслимые ухищрения, только чтобы где-то заграницей нормально жить и заработать – это  диагноз для страны.

Facebook

Facebook

К вопросу об эмиграции, который захлестнул украинский фейсбук в последнюю неделю.

Так получилось, что в Украине я сам оказался эмигрантом. То есть не потому, что так уж очень хотелось жить в Киеве или во Львове. Просто так сложились жизненные обстоятельства. Когда человека выгоняют из университета из-за банального участия в митинге против президента (причем ведь даже в деканате не скрывали истинную причину – привет вам, Василий Петрович), а из перспектив дальнейшего трудоустройства у него остается выбор между дворником и грузчиком – выбор не слишком велик. Уезжать из страны и будь что будет.

Так получилось, что жизнь меня свела с уже покойным Сергеем Сухобоком. Который говорил, что Украина – это европейский Дикий Запад XXI века. Иными словами, при условии уважительного отношения к украинскому языку, к ее истории и культуре – страна тебя примет. Так, собственно, и рождалась Америка. Так рождается и новая Украина. Приняла. И спасибо за это Украине и украинцам.

Так получилось, что в этом году на мое имя в Минске пришло письмо из Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь. Пришло во исполнение известного всем беларусам Декрета номер три «О предупреждении социального иждивенчества». В народе он известен, как «Декрет о тунеядстве». В теории эта бумажка явно преследует цель наполнения полупустого бюджета страны. Но на практике, – и здесь я согласен со своей сестрой, уже гражданкой Германии, – статистика по количеству разосланных писем отчасти отражает и волну эмиграции из Беларуси. Немного все-таки беларусов работают удаленно или нелегально. А писем рассылается много. 13 января, к примеру, начальник главного управления налогообложения физлиц Министерства по налогам и сборам Беларуси Михаил Рассолько сообщил, что в адрес плательщиков нового «сбора за тунеядство» направлено около 400 тысяч извещений. Это более 4% населения. Делим на два – получаем 2%. Вероятнее всего, эти два процента и есть реальной цифрой беларуской эмиграции за последнее десятилетие. Хотя есть еще около миллиона беларусов, которые постоянно выезжают из страны на заработки. В основном, в Россию. Это уже до 10% населения. В результате, мы получаем до 12% всего населения страны, которое не смогло себя найти в родном государстве и решилось на крайние меры.

Искать счастья заграницей – тяжело. А сколько беларусов, которых все происходящее в стране уже давно убивает, но они в силу многих причин не уезжают? Я на вскидку могу назвать два десятка знакомых только по Минску. И это при том, что в Беларуси люди реально живут стабильнее и в чем-то лучше, чем в Украине. Как написал мне уважаемый мною Севярын Квяткоўскі, «то, что в Беларусе в глухом колхозе, в Украине – в городах». Отчасти я с этим мнением согласен. Эй, киевляне, когда в последний раз в провинцию ездили?

И вот, к чему я веду. Даже 10% населения, которое пускается во все мыслимые и немыслимые ухищрения, только чтобы где-то заграницей нормально жить и заработать – это уже много. Это уже только один диагноз для страны – что-то нужно менять. Срочно. Или сваливать. Но вот вновь переезжать я не собираюсь. А знаете сколько в стране таких, как я?

Поэтому Украина обречена на успех. И хватит постить всякую хрень об эмиграции. Я как никто другой понимаю этих людей. Но все-таки давайте поднимем страну вместе. Но без них.

Андрей Сантарович

Система Orphus