«Do Rzeczy»: Польша должна поддерживать беларуский народ

Беларуская Праўда шукае партнёраў.

Резкие развороты в отношениях с Беларусью вряд ли являются реальной политикой.

belsat2
Сейчас снова происходит попытка такого разворота, а его жертвой должно было стать телевидение «Белсат», пишет Лукаш Важеха в журнале «Do Rzeczy» (перевод — Charter97.org).

Объявленная министром Польши Витольдом Ващиковским ликвидация или существенное сокращение деятельности «Белсата» стали наиболее заметным элементом новой польской политики в отношении Беларуси. Конечно, официально политики отрицают, что речь шла о каком-либо торге с Минском — мы прикрываем «Белсат», а вы взамен нам что-то даете. Отрицал это также в недавнем интервью изданию «Rzeczpospolita» маршалак Сената Польши Станислав Карчевский. Однако, как сказал князь Горчаков, не стоит верить в не опроверженную информацию (nie powinno się wierzyć w wiadomości niezdementowane).

В упомянутом интервью Карчевский высказывался о Беларуси и Лукашенко в удивительно теплом тоне, который почти полностью противоречит образу злого диктатора. Этот образ действительно во многом фальшив. Как судил в моей книге «Между Берлином и Пекином», которая представляет собой записи бесед с аналитиками Центра восточных исследований, нынешний его директор Адам Эберхардт: «[…] треть беларусов с энтузиазмом воспринимает самодержавную модель управления Лукашенко. Примерно такому же, или возможно, чуть меньшему количеству людей, она не нравится. А те посередине выступают на стороне «президента», поскольку не видят и не могут себе представить альтернативу. Белорусы одержимы стабильностью, и Лукашенко воспринимается как гарант мира и спокойствия».

В кругах, занимающихся польской восточной политикой, в течение длительного времени бытует мнение, что Лукашенко действительно стратегически зависит от России, но в то же время является «буфером» между нею и Западом, потому что для него важно, чтобы эта подчиненность не слишком углублялась. И поэтому с ним стоит заигрывать.

Лукашенко уже много лет балансирует между подчеркиванием собственной обособленности и положением вассала, пытаясь добиться максимальной выгоды. В последнее время, однако, растет список разногласий. Опубликованный недавно анализ Центра восточных исследований авторства Камиля Клысинского указывает на несколько ключевых моментов, среди которых наиболее важным является энергетика. Беларусь покупает газ у России, но по своему одностороннему решению платит меньше, чем Россия бы хотела, утверждая, что это связано с правилами Евразийского экономического союза, членами которого являются оба государства. В ответ на это Россия уменьшила поставки нефти в Беларусь и утверждает, что долг за газ составляет уже более 425 миллионов долларов.

Чытайце па тэме:  Нейтралитет по-беларуски. Может ли Лукашенко пустить зеленых человечков в Украину?

Иные разногласия связаны с открытием российской авиабазы в Бобруйске, статусом границы между Россией и Беларусью (Россия не считает ее внешней границей) и ужесточением фитосанитарных стандартов, благодаря чему беларуские молочные продукты теряют доступ к российскому рынку. Все это, как может показаться, дает нам возможность вести игру с Лукашенко. И есть за что играть не только в стратегическом смысле, ведь нашей специфически польской проблемой является статус непризнанного Минском Союза поляков Беларуси, который сегодня снова возглавляет Анжелика Борис и чьим конкурентом является «лояльный» союз, который администрацией Лукашенко считает законным.

Дисбаланс и развороты

Разумная и реалистичная внешняя политика не может быть ни крайне нестабильной, ни реактивной. В то же время, политика Польши в отношении Беларуси, именно таковой и является.

Предыдущий разворот случился во времена правления партии «Гражданская платформа» перед президентскими выборами, когда Лукашенко слегка «ослабил гайки». Однако вскоре после выборов он в очередной раз их закрутил, арестовав представителей оппозиции. Из сближения ничего не вышло. Летом 2015 года Лукашенко сдержал данное ранее обещание и заключенных оппозиционеров фактически отпустил. Между Россией и Беларусью накопилась описанные ранее конфликты, а ко всему этому добавились такие жесты, как выданный на прошлой неделе указ об отмене виз для пребывания до пяти дней граждан 80 стран, в том числе граждан всех стран ЕС. Так что пришло время для следующего крупного сближения. Хотя таким образом наша политика в отношении Беларуси начинает напоминать езду пьяного велосипедиста — от обочины к обочине.

Напрасно искать более глубокое стратегическое оправдание последнего разворота. Пока ничего принципиально не изменилось. Все указывает на то, что это просто единственная точка в польской восточной политике, которая, кроме этого момента, фактически не функционирует, где можно хоть что-то выиграть. Или даже не выиграть, но хотя бы сыграть и показать, что что-то делается.

Чытайце па тэме:  Мясникович обсудил с Медведевым вопросы создания ЕАЭС

Можно задуматься, насколько архитекторы польской внешней политики понимают специфику Беларуси и стратегию Лукашенко. В упомянутом выше интервью Станислава Карчевского он рассказывает, как хозяева во время его визита подчеркивали свою независимость. В самом деле — для Лукашенко изоляция Беларуси очень важна, только вот строительство изолированного государства очень легко спутать с созданием национального самосознания, чьи последствия гораздо более важны. Лукашенко делает первое, то есть, используя ловкий английский термин, осуществляет государственное строительство (state-building), но не делает второго, то есть национальное строительство (создание народа/нации — nation-building).

В то же время, стратегически, с польской точки зрения, гораздо более важным было бы усиление поддержки беларуского народа. В самом деле, в критической ситуации государством легко завладеть, а его госаппарат даже облегчит этот процесс. Гораздо труднее завладеть народом, который осознает собственную идентичность.

Выдача туза

И тут мы возвращаемся к вопросу о «Белсате». Идея пресечь вещание руководимого Агнешкой Ромашевской телевидения, заменив его нейтральным TV Polonia, была ошибкой — преимущественно в том смысле, в каком в известной сентенции об ошибке говорил князь Талейран (французский политик и дипломат XVIII — XIX вв. Шарль Морис де Талейран-Перигор — прим. Charter97.org). Основным принципом действия государства во внешней политике фактически должно быть удержание карт при себе, тузы тоже стоит не отдавать как можно дольше. А если вам нужно от них избавиться, то только в обмен на определенные, проверенные и невозможные к возврату выгоды.

«Белсат» несомненно является таким тузом. Это подтвердили две заказанные МИДом непубличные экспертизы, подготовленные независимо друг от друга Центром восточных исследований и Польским институтом международных отношений.

У «Белсата» есть ценность, которой нет и в принципе не может быть у TV Polonia: за годы деятельности телеканала вокруг него образовалась живая, прозападная среда. Сеть корреспондентов, технические сотрудники, приглашаемые для дискуссий эксперты и общественные деятели и то, что для сотрудников «Белсата» он является просто напросто источником дохода — это те преимущества, избавиться от которых слишком легкомысленно. «Белсат» в Беларуси создал за эти годы нечто, чем мы восхищаемся у наших лучше организованных, сильных соседей — системой влияния на элиты или, по крайней мере, на их часть. Такой механизм строится очень долго, но разрушить его очень легко.

Чытайце па тэме:  Беларусь и Россия договорятся о газе не скоро?

Важно отметить, режим Лукашенко не пытался безжалостно уничтожать «Белсат». В прошлом году впервые за последние девять лет его корреспонденты получили четыре аккредитации. Недавно была получена пятая. Возможно, это связано также с тем, что польская станция выполняет задачи, которые администрация в Минске не может выполнить, не вызвав недовольство Кремля, то есть в малом масштабе подкрепляет белорусскую идентичность. Это не настолько сильное влияние, чтобы представлять угрозу для Лукашенко, но позволяет поддержать его деятельность по государственному строительству.

Поскольку Лукашенко постоянно балансирует между Западом и Россией, мы также должны балансировать, используя имеющийся у нас актив. Потеряв «Белсат», мы потеряем инструмент давления на Минск. Это абсолютно не в интересах Польши.

Наконец, речь идет о стиле проведения политики у восточных сатрапов. Лукашенко в этом смысле, безусловно, находится в кругу Путина, а не лидеров Запада. Без сомнения, он бы воспринял польские уступки такой меры как демонтаж «Белсата» как признак слабости. Он может наобещать нам даже сто польских школ, но как только мы дадим ему то, что он хотел, он не построит ни одной. К счастью, все указывает на то, что премьер-министр Беата Шидло выступила против идеи избавиться от «Белсата».

«Восточное партнерство», некогда созданное по инициативе Радослава Сикорского, которое должно было стать нашим способом взаимодействия с Востоком, практически не существует. Вместо него у нас за действительно небольшие деньги в Беларуси есть реальный инструмент. Давайте же им гибко и мудро пользоваться вместо того, чтобы отдавать его в обмен на Нидерланды («предложить Нидерланды» — ироническое выражение, которое означает невозможное обещание «дать то, чего у нас нет». В данном контексте — отдать «Белсат» взамен на пустые обещания — прим. Charter97.org).

Лукаш Важеха, «Do Rzeczy»

Перевод — Charter97.org