Провести полную диагностику корпуса реактора можно только на заводе-изготовителе в Волгодонске.

www.nuclear.ru

www.nuclear.ru

«Я бы запретил дальнейшую работу с реактором на площадке БелАЭС: пускай увозят в Россию, а еще лучше, пусть сделают референтный реактор для Беларуси, если уж так приперло строить АЭС», – говорит физик-ядерщик Егор Федюшин.

Строительство Беларуской АЭС не решает ни одной проблемы Беларуси – в стране и так избыток электроэнергии.

Такое мнение в интервью Беларускай праўдзе высказал физик-ядерщик, ученый, академик Международной академии наук информационных технологий, заместитель руководителя Беларуского социально-экологического союза «Чернобыль», сопредседатель движения «Ученые за безъядерную Беларусь» Егор Федюшин.

-Действительно, в Островце произошла нештатная ситуация. Но я себе с трудом представляю, чтобы строители допустили такую оплошность – уронили столь дорогое удовольствие, как корпус реактора весом 330 тонн,  с 2-4 метров. Если бы я совершал приемку корпуса, то забраковал бы его и отправил на переплавку. А на Беларуской АЭС нужно ставить новый корпус.

Более того, корпус, который собираются устанавливать на БелАЭС, не референтный. В Беларуси должна строиться референтная АЭС, раз уже некоторым невмоготу: сам корпус, все системы должен пройти все испытания. Беларусь не имеет ядерной энергетики, а по нормам МАГАТЭ, референтная АЭС должна быть референтной; если бы в России существовала АЭС с точно таким же корпусом реактором, тогда можно было строить и БелАЭС. Но таковой нет.

Если дело обстоит так, как подает независимая пресса, реактор нужно увозить на завод-изготовитель для проведения полной диагностики.

Чытайце па тэме:  БелАЭС: "Росатом" отказывается менять поврежденный корпус реактора?

-То есть, на месте невозможно определить возможный урон?

-Конечно! Корпус нужно забирать в Россию и проводить полное обследование; в крайнем случае, если с ним можно работать, поставил бы на какой-то российской станции, введя дополнительные системы обеспечения контроля за безопасностью. Правда, дополнительные системы безопасности ежегодно удорожают строительство на 7-10%.

Представьте дитя, которое уронили на пол: как можно узнать, какие повреждения нанесены ребенку, если не делать диагностику? Корпус реактора тоже живой организм: раз упал – ясно, что бока помялись – или снаружи, или внутри. Даже если высота небольшая, так ведь и корпус весит 330 тонн!

Поэтому я бы запретил дальнейшую работу с реактором на площадке БелАЭС: пускай увозят в Россию, а еще лучше, пусть сделают референтный реактор для Беларуси, если уж так приперло строить АЭС.

Строительство АЭС не решает ни одной проблемы Беларуси, об этом я говорил с самого начала. Зачем? Уже сейчас Беларусь имеет избыточные мощности электроэнергии, а с вводом АЭС в действие чуть ли не 60-70% всей энергетики будет избыточной. Куда ее девать?

-Прошла информация, что судьбу корпуса реактора будут определять россияне: как скажут, так и будет.

-А больше некому – это российское дитя: российские технологии, российские деньги, только площадка беларуская. Меня сразу насторожило использование нереферентного реактора, произведенного Волгодонским заводом после 30-летнего перерыва. Еще один эксперимент над Беларусью. Я считаю глупостью действия руководства «Росатома», который “подсунул” нереферентный реактор Беларуси. Когда ты строишь объект, который позже может полыхнуть и уничтожить несколько стран, ты должен сто раз думать, прежде чем приступить к действиям.

Чытайце па тэме:  Решение Швеции развивать атомную энергетику - плохой знак для Беларуси

А в Беларуси практически нет специалистов такого класса.

-Могут ли российские специалисты закрыть глаза на дефекты?

-В ядерной энергетике такое недопустимо – это тягчайшее преступление. Можно скрыть дефект, который не влияет на безопасность ни при каких условиях. Одно дело, когда ребенок выстрелил из рогатки в глазик, и другое – наступил на хвостик червяку. Россияне должны решать, что дальше делать с реактором.

«Росатом» строит БелАЭС за кредиты, а наши власти хотят еще больше удешевить строительство. Это вообще невиданная глупость: влазить в российские технологии и пытаться экономить какие-то копейки. Пусть россияне за свои деньги по своим технологиям строят АЭС и сдают под ключ.

-Что может сделать в такой ситуации беларуское руководство: за три месяца на БелАЭС зафиксированы три ЧП…

-Руководство Беларуси и создало проблему: влезло в технологии, в которых ничего не понимает. Мы строили «Памир-2» 20 лет: начали в 1965 году, а после Чернобыля ее закрыли. А «Памир» взяли порезали на металл после Чернобыля, хотя там было много нового для развития атомной энергетики.  Но тогда были специалисты, были технологии.

Я бы заморозил строительство БелАЭС. Что придумает руководство…  Допускаю самые невероятные решения.

Кому выгодно раздувать проблему? Не выгодно ни России, ни Беларуси, ни Литве – она выгодна какому-то дяде, который заинтересован в нестабильной ситуации, в том, чтобы Беларусь сидела на пороховой бочке, которую в любой момент с любой стороны можно подорвать. Атомная станция – это мина замедленного действия. Решение строить АЭС на своей территории мог принять только недальновидный политик, даже если исходить только из геополитической ситуации.

Чытайце па тэме:  Литва обеспокоена безопасностью Беларуской АЭС в Островце

Хроника ЧП

В середине апреля на Беларуской АЭС  обвалилась часть опорной конструкции будущего здания контроля “ядерной” безопасности“. Только в начале мая (!) Минэнерго Беларуси подтвердило “частичное повреждение поддерживающих конструкций опалубки” на БелАЭС. Но опровергло информацию про обрушение конструкции самого здания.

В начале июня Департамент госбезопасности Литвы (ДГБ) выразил подозрение, что на Островецкой АЭС произошел еще один инцидент, гораздо серьезнее первого.

5 июня МИД Литвы вручило послу Беларуси ноту протеста касательно возможного инцидента на расположенной в 50 км от Вильнюса Островецкой атомной электростанции.

25 июля прошла информация об очередном ЧП на БелАЭС: якобы корпус реактора упал с высоты 2-4 метров. Минэнерго подтвердило факт ЧП с корпусом реактора на Беларуской АЭС. Вот только утверждает со ссылкой на генерального подрядчика, что произошло не «обрушение реактора при его установке в реакторном отделении», а нештатная реакция на площадке хранения реактора.

Генеральный подрядчик стройки «Беларуской АЭС» — «Атомстройэкспорт» опровергает серьезные повреждения корпуса реактора:«Мы же уже написали (это было даже в официальном письме, переданном беларуской стороне), что стерлась краска при проведении такелажных работ по перемещении корпуса реактора с транспортного на монтажный ложемент. Это стройка.

Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.