1 июля отмечается двадцатилетие передачи Гонконга из-под британского управления Китаю.

Революция зонтиков, Reuters

29 июня с трехдневным визитом в город прибыл председатель КНР Си Цзиньпин. В краткой приветственно речи Си сказал, что его визит поможет “определить будущее” бывшей британской колонии, имеющей – по договору о передаче этой территории Китаю – широкую автономию. Оппозиционные активисты, опасающиеся, что в будущем будут свернуты базовые свободы, которыми – в отличие от жителей основной части Китая – до сих пор пользуются жители Гонконга, были задержаны полицией в день прибытия председателя Си.

Передачу Гонконга Китаю часто называют примером успешного урегулирования статуса спорных территорий. Действительно ли Гонконг – история успеха? Есть ли шанс повторить этот успех в будущем на пространстве бывшего СССР, когда дело действительно дойдет до разрешения проблем Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и Крыма?

Вот что нужно знать, чтобы ответить на эти вопросы.

Как Великобритания получила контроль над Гонконгом?

В три этапа.

Остров Гонконг отошел к Великобритании в результате Первой опиумной войны (1840 – 1842), в ходе которой Британия отстаивала свои торговые интересы. Остров официально стал британской колонией.

После Второй опиумной войны (1856 – 1860), которую Китай проиграл англо-французской коалиции, Великобритании достался Цзюлун – полуостровная часть нынешнего Гонконга. В 1898 году Великобритания, опасаясь за безопасность Гонконга, потребовала от китайских властей расширения Цзюлуна и получила в столетнюю аренду так называемые Новые территории. Они должны были помочь Великобритании противостоять ширящемуся французского влиянию в регионе.

Откуда возникла необходимость передачи Гонконга Китаю?

Во-первых, истекал срок аренды новых территорий. Великобритания не пыталась оспаривать преемственность между маньчжурской империей Цин, с представителями которой заключался договор, и Китайской народной республикой.

Во-вторых, в 1960 году была принята Декларация ООН о деколонизации, и когда в 1972 году было восстановлено членство Китая в ООН, представитель КНР передал Комитету по деколонизации меморандум, в котором говорилось, что Пекин считает Гонконг и Макао частями китайской территории, оккупированными соответственно Великобританией и Португалией.

Чытайце па тэме:  Нью-Йорк и Гонконг сместили Лондон в рейтинге дорогих городов

Как происходила передача?

Гонконг под британским управлением стал одним из крупнейших в мире финансовых центров. Территория не пережила ужасов гражданской войны, не строила коммунизм и не совершала культурных революций. На момент начала англо-китайских переговоров в 1982 году в Гонконге сложилась совершенно другая, чем в Китае, политическая и экономическая система.

В силу этого Китай выдвинул в отношении Гонконга принцип “одна страна, две системы”, в соответствии с которым Гонконгу на ближайшие 50 лет гарантировалась широкая автономия во всех вопросах, которые не касаются обороны и международных отношений.

Гонконг получил статус “специального административного региона”. Он сохранял за собой:

Собственную правовую систему

Многопартийность

Гражданские права, в том числе свободу собраний и свободу слова.

Все эти права закреплены в Основном законе Гонконга. В документе говорится, что конечной целью развития территории является избрание главы исполнительной власти территории посредством всеобщего голосования “в соответствии с демократическими процедурами”.

Как сейчас управляется Гонконг?

Территорией руководит глава исполнительной власти (Chief executive), которого избирает специальный комитет, состоящий из 1200 выборщиков. Большинство членов этого комитета считаются сторонниками линии Пекина.

С 1 июля 2017 года главой исполнительной власти Гонконга станет Кэрри Лэм – уроженка Гонконга, которая всю жизнь работала в административных структурах, а в последние годы возглавляла Специальную группу по конституционному развитию.

Парламентом Гонконга является Законодательный Совет (Legislative Council). Половина Совета избирается прямо, половина формируется на основе пожеланий бизнес-групп и других структур.

По мнению активистов, ведущих борьбу за всеобщее избирательное право, такое устройство играет на руку Пекину.

Как прошли первые 20 лет Гонконга в составе Китая?

Политика. Администрация лавировала между требованиями Пекина и запросом на реализацию всеобщего избирательного права со стороны местных жителей. В 2014 году все это вылилось в продолжавшуюся 11 недель “революцию зонтиков”. Ее участники, требовавшие прямых выборов главы исполнительной власти, не добились своих непосредственных целей, но и не отказались от борьбы.

Чытайце па тэме:  Відэа «Белсату» пра Колю з шампанскім бʼе рэкорды! Лукашэнка-малодшы – папулярнейшы за бацьку?

Гонконг фактически разделился на сторонников полной интеграции с Китаем и сторонников большей автономии и даже независимости. Китай не допускает прямых интервенций в местную политику, но есть опасения, что спецслужбы КНР активно действуют в городе. Свидетельства тому – исчезновение независимых книгоиздателей и крупного китайского бизнесмена. Кроме того, Пекин активно вмешивается в процесс избрания членов законодательного совета.

Экономика. В 1997 году Гонконг был космополитичным процветающим городом, разительного отличающимся любого другого китайского мегаполиса. Сегодня мало кем предвидевшийся четверть века назад взлет китайской экономики привел к тому, что Гонконг стал одним из финансовых и промышленных центров Китая – наряду с Шанхаем, Шеньчженем, Гуанчжоу. В этом смысле Гонконг утратил свою исключительность. Появилась и коррупция: двое высших исполнительных чиновников Гонконга были осуждены за взятки от представителей бизнеса (суды по-прежнему остаются независимыми).

Жилье и городская инфраструктура. В послевоенные годы в Гонконге удалось создать образцовую городскую среду: с отлаженной транспортной системой, эффективно действующей жилищной программой, заботой об окружающей среде: внутренне пространство острова, например, имеет статус городских парков и по закону не подлежит застройке. В последние годы в этих областях наметился застой. За последние 20 лет в Гонконге не было реализовано ни одной программы строительства доступного жилья.

Дома-клетки в Гонконге. Аренда даже такого жилища многим не по карману, Reuters

Цены на недвижимость и на аренду жилья взлетели до астрономических. Властям не удается эффективно разрешать эти противоречия. В результате все остается как было.

Транспорт. Нереализованным остается и проект строительства скоростной железной дороги, соединяющей Гонконг с крупнейшими городами Китая. Из-за земельных споров часть дороги пришлось перенести под землю, стоимость строительства значительно возросла, возникли административные проблемы.

Чытайце па тэме:  "Точно не голубь": что известно о будущем после США в России

Образование. В Гонконге говорят на кантонском диалекте китайского языка, в КНР господствующим языком является мандаринский диалект (разница объясняется здесь, англ.). Ранее в школах Гонконга поддерживалось двуязычие: преподавание шло на кантонском диалекте, но во всех школах обучали английскому. После передачи Гонконга Китаю китайские власти стали предпринимать серьезные попытки распространить принятую в Китае систему образования и на Гонконг. Это предполагает:

Введение “патриотического образования”, в рамках которого излагаются основы господствующей идеологии;

Преподавание на мандаринском диалекте;

Введение китайской системы экзаменов, которая жителям Гонконга кажется неисполнимой и неприемлемой.

Пока образование стало, по сути, трехязычным (кантонский диалект, мандаринский диалект, английский), но часть гонконгского студенчества принципиально отказывается говорить на мандаринском наречии.

Перспективы

После 2047 года за Китаем не останется никаких обязательств по поддержанию автономии Гонконга. Китай заранее исключил предоставление городу независимости. Будущее Гонконга будет определять поколение “революции зонтиков” и нынешнее руководство Китая.

Надежды на то, что Гонконг заразит Китай демократией, которые многие испытывали на исходе оптимистичных 90-х годов, очевидно, не оправдались.

Гонконг – успешная модель для разрешения территориальных споров?

На церемонии передачи власти 30 июня 1997 года последний британский губернатор Гонконга Крис Пэттен сказал:

“Британское правление подходит к концу, и мы имеем право сказать, что британцы помогли создать структуры, которые помогли жителям Гонконга взобраться на вершину успеха. Верховенство права. Свободная от коррупции эффективная администрация. Ценности свободного общества. Начала представительной демократии. Это китайский город, очень китайский город с британскими чертами. Никакая другая зависимая территория не уходила из-под британского управления более процветающей, нигде не было столь развитого и разнообразного гражданского общества”.

Смогут ли сказать нечто похожее люди, которые когда-нибудь в будущем будут разрешать судьбу спорных территорий на пространстве бывшего СССР? От ответа на этот вопрос зависит и возможность реализации мирной смены юрисдикции по гонконгской модели.

Настоящее время


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.