Граждане требуют отменить статью 411 УК

Именно так ставят вопрос перед депутатами Палаты представителей граждане страны, собравшиеся 8 декабря в офисе Партии БНФ.

pastuhov-892x1024-1

В чем проблема?

В конце ноября общественности стало известно, что в отношении бывшего руководителя правозащитной организации «Платформ инновейшн» Андрея Бондаренко, отбывающего наказание в могилевской тюрьме, по инициативе администрации возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 411 Уголовного кодекса («Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения…»).

Нам, знающим Андрея Бондаренко как человека и общественного деятеля, стало понятно, что власти продолжают над ним расправу за его предыдущую деятельность. В качестве подходящего средства воздействия была выбрана пресловутая статья 411 УК. Она сохранилась в Уголовном кодексе Беларуси со времен Советского Союза. Тогда она «успешно» применялась в отношении криминальных авторитетов («воров в законе» и их приближенных).

Эта статья, основанная на принципе дисциплинарной юрисдикции, позволяла добавлять уголовное наказание за совокупность дисциплинарных взысканий, вынесенных осужденному. Обычно такие зэки «метились» с момента поступления в исправительное учреждение. Их целенаправленно подвергали всяким взысканиям, потом ставили на так называемый профилактический учет как злостных нарушителей режима. В результате они утрачивали право на амнистии, условно-досрочное освобождение. Особым цинизмом в отношении этих осужденных являлось то, что вопрос о новой уголовной ответственности откладывался на самый конец срока отбывания наказания.

Беларуские власти и их помощники «юристы-мудрецы» оценили преимущества этой статьи уголовного закона и сохранили ее для новой Беларуси. Как показывает практика, она первоначально использовалась против лиц, не ставших на путь исправления, а потом ее приспособили в отношении «политических» зэков. Первыми ее жертвами стали Дмитрий Дашкевич и Николай Дедок.

На правозащитном сайте spring96.org Николай Дедок рассказал, как в его случае была применена статья 411 УК. Приговор по этой статье был вынесен за 5 дней (!) до окончания срока наказания. В чем же состояло его «преступление»? Оказывается, основанием послужили 16 взысканий, полученных им за два года нахождения в могилевской тюрьме. Среди них: ношение спортивного костюма, разговоры с соседними камерами, хождение по камере после 22 часов. При этом за каждое из «нарушений» он отбыл соответствующие взыскания, в том числе отсидел в штрафном изоляторе в общей сложности 60 суток.

«Вядома, мне вельмі хацелась б крычаць на ўвесь свет ад несправядлівасці і зла, якое здейсніла і здейсняе самной карная сістэма, але яшчэ больш я хачу стаць апошнім асуджаным па артыкуле 411 КК. Таму звяртаюся да міжнародных і беларускіх праваабарончых структураў, да ўсіх зацікаўленых у захаванні правоў чалавека арганізацыяў і да ўсіх неабыякавых людзей Беларусі з заклікам: зрабіць ўсё магчымае дзеля адмены артыкула 411 КК»,— написал Николай Дедок.

Сейчас опасность применения этой статьи нависла над правозащитником Андреем Бондаренко, осужденным 12 августа 2014 года к трем годам лишения свободы. Срок его заключения должен завершиться 31 марта 2017 г.

За что хотят судить Бондаренко?

С первых дней отбывания наказания в исправительной колонии № 2 г. Бобруйска в отношении Бондаренко была распространена информация о его якобы низком статусе. На языке заключенных это означало, что с ним нельзя общаться, здороваться за руку, принимать вместе пищу, быть рядом. Это привело к серии конфликтов Бондаренко с сокамерниками. Он вынужден был написать заявление начальнику колонии о помещении его в «безопасное место», то есть в отдельную камеру. В ней Бондаренко пришлось пребывать длительное время, избегая всяких контактов с другими осужденными.

В феврале 2015 г., незадолго до долгосрочного свидания с женой и дочкой, Бондаренко без объяснений перевели в другую колонию, в Шклов. Ситуация с его якобы «низким статусом» повторилась, и он был вынужден снова написать заявление о помещении в «безопасное место».

Однако даже в «безопасном месте» администрация нашла основания для объявления ему взысканий за нарушение режима. Так, при проверке в его камере нашли пыль. Кроме того, было указано на нарушение времени возвращения из местной церкви. За пререкания с представителем администрации Бондаренко неделю провел в штрафном изоляторе, потом оказался в помещении камерного типа.

Как злостного нарушителя режима Бондаренко по решению суда Шкловского района перевели в тюрьму № 4 Могилева. Там он находится с 22 декабря 2015 г. по настоящее время.

Первое время у Бондаренко возникли проблемы с перепиской. Его письма не доходили до ряда адресатов, и он не получал от них писем. Только после жалоб начальнику тюрьмы и свидания с отцом проблема переписки была решена, хотя все письма подвергаются тщательной цензуре.

Наказание Бондаренко отбывает в одиночной камере. Однако это не «спасло» его от серии новых взысканий. Так, 13 мая 2016 г. Бондаренко было объявлено взыскание якобы за то, что он лежал на нарах в дневное время и читал книгу. Ранее на такие действия администрация не обращала внимания. 30 мая Бондаренко был водворен на пять суток в штрафной изолятор на том основании, что якобы «пообщался» с одним из осужденных. Сам процесс «общения» заключался в том, что при возвращении с прогулки он услышал вопрос: «Какая камера?». Полагая, что спрашивают контролеры, он спонтанно ответил. В этом и было нарушение режима.

30 сентября на Бондаренко составили протокол сразу за два нарушения. Одно состояло в том, что вечером перед сдачей продукции (Бондаренко занимается склеиванием конвертов) в камеру зашел инженер по тыловому обеспечению. Бондаренко не сделал вовремя полагающийся отчет. После этого в камеру зашли контролеры и стали проверять качество склейки конвертов. Некоторые из них были признаны браком, хотя раньше такие конверты принимались.

Следует отметить, что все взыскания Бондаренко обжаловал в установленном порядке. Однако жалобы были отклонены без детального изучения обстоятельств.

После возбуждения уголовного дела Бондаренко снова лишили «связей» с внешним миром: от него перестали приходить письма, и он сам перестал их получать. Об этом стало известно от отца, к которому пришло одно единственное письмо.

Почему надо отменить статью 411 УК?

Еще со времен древнего Рима в юриспруденции действует правило non bis in idem (с лат. — «не дважды за одно»). Это означает, что никто не должен дважды нести наказание за одно и то же деяние.

Вопреки этому правилу, в уголовном законодательстве Беларуси используется административная и дисциплинарная преюдиция. В соответствии со статьей 32 УК допускается уголовная ответственность, если в течение года лицом совершается два и более административных или дисциплинарных нарушений. Конечно, речь идет о случаях, предусмотренных в Уголовном кодексе. Что касается административной преюдиции, то таких случаев аж 35 (!). А вот случай дисциплинарной преюдиции всего один. Это и есть статья 411 УК. Согласно ей, за совокупность дисциплинарных взысканий осужденного можно еще раз наказать уголовным наказанием.

Очевидно, что налицо — целенаправленные действия администрации исправительного учреждения, в том числе подготовка всякого рода взысканий. Потом они оформляются в виде уголовного дела и подтверждаются приговором суда. Что это, если не закомуфлированное преступление с участием широкого круга должностных лиц, где в качестве жертвы выступает заранее намеченный осужденный?

Теперь это стало понятно независимым юристам и общественным активистам, неравнодушным к судьбе Андрея Бондаренко. На встрече 8 декабря мы обсудили ситуацию и приняли обращение под названием «Остановить применение статьи 411 Уголовного кодекса!». В нем мы предложили новым депутатам провести круглый стол по этой проблеме и в итоге либо приостановить действие, либо отменить статью 411 УК.

Среди подписантов, кроме автора статьи, Павел Северинец, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Беларуские христианские демократы», Николай Автухович, бывший осужденный и политзаключенный, Дмитрий Дашкевич, испытавший на себе действие статьи 411 УК, Ольга Майорова, экс-кандидат в депутаты, Ольга Николайчик, кинорежиссер, общественная активистка, Анна Шапутько, координатор общественного движения «За Волю» и др.

Мы — реалисты и отдаем себе отчет в том, что нынешние депутаты не отреагируют должным образом на наше обращение. Но ведь там есть два депутата, которые должны услышать наш «крик» и начать обсуждение проблемы.

Однако в большей мере я надеюсь на резонанс нашего предложения об отмене одиозной статьи УК. Замечу, что она была исключена из УК России и большинства других стран СНГ (кроме Казахстана и Узбекистана). Ее нет ни в одной европейской стране, поскольку она противоречит общепризнанным нормам международного права и принципам уголовного законодательства.

Критику в адрес беларуских властей в связи с возбуждением уголовного дела в отношении Андрея Бондаренко высказала Международная федерация по правам человека (FiDH). В принятом ею заявлении отмечается: «…повторное уголовное преследование является формой политически мотивированного давления, связанного с его прежней правозащитной деятельностью».

Мы, инициативная группа граждан, будем двигаться к своей цели — отменить статью 411 УК и не допустить появления ее новых жертв. Более того, мы считаем необходимым в перспективе пересмотреть все законодательство Беларуси, начиная от «драконовского» Кодекса об административных правонарушениях и кончая «сталинским» Уголовно-исполнительным кодексом. Законодательство нашей страны должно быть приведено в полное соответствие с нормами международного (европейского) права во всех сферах!

Ммхаил Пастухов, профессор, судья Конституционного суда, «Белорусские новости»

Система Orphus