Как вернуть доверие судам?

Беларуская Праўда шукае партнёраў.

На сайте Верховного суда с целью изучения общественного мнения проводится голосование по вопросу о доверии беларуской системе правосудия. К середине ноября высказали свое мнение около 5 тысяч человек. Из них свыше 95% выбрали ответ: «не доверяю». О чем это свидетельствует? Как улучшить качество работы судов и как вернуть к ним доверие?

Флаг Белоруссии у здания суда в Минске 6 сентября 2013 года. Российский калийный гигант Уралкалий в 2013 году закрыл одну из самых захватывающих и страниц своей корпоративной истории, словно взятую из авантюрного романа, и открывает новую, где уже другие герои должны выполнить миссию и воссоздать торговый союз с Белоруссией. REUTERS/Vasily Fedosenko

REUTERS/Vasily Fedosenko

Какие наши суды?

Видимо, нет необходимости рассказывать читателям о наших судах. Каждый судебный процесс показывает лицо нашей Фемиды. Оно преимущественно женское, формализованное и жесткое (наверное, чтобы присутствующие боялись. – Авт.).

Сведений о количестве судей в Беларуси, как и о структуре кадрового состава, в открытых источниках найти не удалось. Однако по прошлым годам известно, что судей у нас – примерно 1200 чел., из них 2/3 – женщины.

На сайте Верховного суда приводятся данные о деятельности судов республики за первое полугодие 2016 г. Из них следует, что за этот период судами рассмотрено свыше 20 тысяч дел. По ним осуждено свыше 22 тыс. человек, оправдано – лишь 44 чел., т.е. 0,2% от осужденных.

Ничтожно низкий процент оправданных – характерная особенность беларуской Фемиды. Она практически никого не оправдывает, следуя правилу: если привлекли к ответственности, то надо осудить. В противном случае «обидятся» органы следствия и сам прокурор.

За что чаще всего судят в беларуских судах? Прежде всего, за преступления против жизни и здоровья (убийства, причинение тяжких, менее тяжких и легких телесных повреждений), за преступления против собственности (кражи, грабежи, разбои, вымогательство, мошенничество, различные хищения). А далее идет категория лиц, осужденных по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных средств и прекурсоров».

Таких осужденных в отчете Верховного суда за первую половину 2016 года значится 1847 чел. Можно предположить, что за вторую половину года будет примерно столько же. То есть, не менее трех с половиной тысяч молодых людей (от 16 до 30 лет) пополнят места лишения свободы. Судят по этой статье УК строго, начиная от пяти лет.

Конечно, каждое уголовное дело – уникальное. Так, с 29 февраля с.г. Минский городской суд рассматривает более чем стотомное дело о распространении наркотиков, где фигурируют 17 человек во главе с Константином Вилюгой. Оно еще продолжается.

В большинстве же случаев – это единичные дела мелких распространителей наркотиков, чаще всего, спайсов. По ним «проходят» подростки, которых вылавливают через сеть осведомителей-наводчиков. Многие родители этих несчастных обвиняемых жалуются на нарушение законодательства при производстве расследования и судебного разбирательства. Почти все они ужасаются строгости приговоров по этим делам, а также условиям отбывания наказания. Матери осужденных по этой статье создали неформальное объединение и пытаются добиться пересмотра приговоров.

Говоря о нашем правосудии, следует обратить внимание еще на одну проблему. Это – «поточное» вынесение штрафов в отношении участников всякого рода акций. Дошло до того, что судят за сбор подписей в пользу признания бело-красно-белого флага. При этом у граждан нет возможности оправдаться перед судом, который отдает предпочтение показаниям сотрудников милиции, а жалобы на постановления суда о штрафах допускаются только в надзорном порядке.

Стало известно, что с 17 ноября с.г.  в суде Московского района г.Минска начнется рассмотрение административных дел в отношении граждан, проявивших солидарность с блогером Эдуардом Пальчисом перед зданием Мингорсуда. В «списке» значится около 70 чел., в том числе: Павел Северинец, Дмитрий Дашкевич, Алесь Макаев, Наталья Басалыга, Леонид Кулаков, Ольга Николайчик, Денис Садовский, Максим Винярский, Максим Кулак, Евгений Афнагель, Артем Бобовников, Евгений Бычковский, Павел Прокопович, Владимир Яременок, Ольга Майорова, Антон Жилко, Сергей Пальчевский, Николай Демиденко.

У меня нет сомнений в том, что все вышеназванные граждане получат «по заслугам», то есть по 40-50 базовых величин. Но разве это правосудие: наказывать за выражение своего мнения? Ведь в Конституции гарантируется и свобода выражения мнений, и свобода проведения мирных акций. Почему власти не разрешают гражданам использовать свои права и свободы, да еще штрафуют за это?

Почему беларусы не доверяют судам?

Конечно, этот вопрос является многоаспектным и нуждается в дополнительном исследовании. Пока будем исходить из того, что только 5,3% посетителей сайта Верховного суда дали положительную оценку работе судов (не исключаю, что это могли быть и заинтересованные посетители сайта. – Авт.).

Изложу свою точку зрения. Я тоже не доверяю судам и судьям. Почему? Во-первых, в силу их практически полной зависимости от органов исполнительной власти, которые их назначают на должность и обеспечивают всем необходимым. Во-вторых, нынешние судьи – это чиновники, которые вынуждены служить и выслуживаться. От результатов их работы зависит аттестация, присвоение очередного класса госслужащего, продвижение по карьерной лестнице и т.д. В-третьих, наши суды и их служители «вмонтированы» в систему правоохранительных органов. Они, как в эстафете, продолжают работать по уголовному делу, поступившему от органов расследования и прокурора. Им отводится важная роль – подтвердить законность и обоснованность обвинения и объявить «именем Республики Беларусь» приговор в отношении лиц, представших перед судом. Понятное дело, что на этом этапе не должно быть «осечки», то есть оправдательного приговора, иначе перечеркивается вся предварительная работа органов расследования и надзирающего прокурора.

Можно называть и другие причины недоверия к судам, в том числе их оторванность от людей, высокомерное отношение и даже враждебность по отношению к подсудимым, а нередко – и к их защитникам.

Как вернуть доверие судам?

Вопрос также непростой. Здесь не обойтись одной чисткой судебных кадров. Для качественного улучшения судебной системы необходимо провести реформу. В этой связи напомню, что в начале 90-х годов группой юристов, в том числе и автором статьи, была подготовлена Концепция судебно-правовой реформы. Она была принята Верховным Советом Республики Беларусь 23 апреля 1992 г. в качестве программного документа.

В Концепции шла речь не только о модернизации судебной системы, но и всех правоохранительных органов (органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, МВД, КГБ, Министерства юстиции, учреждений пенитенциарной системы).

На первоначальном этапе в развитие Концепции предпринимались конкретные шаги. В частности, был разработан Закон «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь», принятый 13 января 1995 г. В нем (ст.8) говорилось об учреждении суда присяжных заседателей. Но позднее, в силу ряда объективных и субъективных причин, Концепция стала игнорироваться органами власти. И вскоре о ней забыли…

В результате мы имеем старую судебную систему, которая сложилась еще в период «советской Белоруссии». Правда, несколько изменился порядок формирования судов (если раньше кандидатуры судей утверждались райкомами-обкомами, то теперь – назначаются главой государства). Как и раньше, суды – это репрессивные органы, которые осуществляют политику государства в сфере борьбы с преступностью и ежегодно рапортуют о новых десятках тысяч осужденных и единицах оправданных.

Очевидно, что нам надо серьезно взяться за реформирование судов и всех правоохранительных органов. И не только потому, что они давно отдалились от народа, но и потому, что они представляют реальную угрозу для прав и свобод граждан. В первую очередь, надо восстановить независимость судов. Для этого следует перейти к избранию судей парламентом (высших судов) и местными представительными органами (местных судов), что обеспечит приток в суды новых юристов. Главными задачами судов должны быть: восстановление законности и справедливости, защита прав и свобод граждан, компенсация за причиненные убытки и моральный вред. Уверен, что после этого к судам вернется уважение и доверие граждан.

Михаил Пастухов,

доктор юридических наук, профессор,

Свободные новости плюс