В распоряжении РБК-Украина оказался доклад международной правозащитной организации Amnesty International, который посвящен прослушиванию гражданских активистов и оппозиции в Беларуси.

KGB01080812

Из документа следует, что в стране действует легальная система снятия информации с телефонов и компьютеров СОРМ. В Amnesty International подчеркивают, что содействие беларуским властям в слежке за своими гражданами оказывают известные телекоммуникационные компании с иностранным капиталом – российская МТС, австрийская Telekom Austria и турецкая Turkcell.

В основе отчета “It’s Enough for people to feel it exists”. Civil society, Secrecy and Surveillance in Belarus (“Достаточно осознавать, что она есть”. Гражданское общество, секретность и слежка в Беларуси”), подготовленного международной правозащитной организацией Amnesty International (AI) находятся более 50 интервью. Эксперты взяли их у представителей гражданского общества и оппозиционных политических сил Беларуси. Практически все интервью анонимные, поскольку те, кто общался с AI, опасались за свою безопасность.

Активисты, журналисты, члены оппозиционных партий уверены в том, что их постоянно “мониторят” спецслужбы и, в первую очередь, Комитет госбезопасности (КГБ). Как рассказал один из активистов, постоянный страх быть зафиксированным спецслужбами ведет к “параноидальным отношениям” внутри общества. Еще один интервьюируемый в шутку назвал мобильный телефон “полицейским в кармане”.

“Большинство людей боятся открыто говорить по телефону. Это как часть нашего менталитета. Вы принимаете с самого начала, что вы живете в страхе, что все плохо, что вы не можете ничего контролировать и ни на что влиять. В принципе, если я разговариваю в помещении, или по телефону, или пишу электронное письмо, я полагаю, что все это доходит до КГБ”, – рассказал на правах анонимности один из беларуских журналистов.

Перспектива оказаться под наблюдением, а впоследствии и в КГБ, делают использование шифрования крайне важным для беларуских журналистов и активистов. Почти каждый, кто разговаривал с Amnesty International, особо выделял важность для своей работы шифрованных коммуникаций или устройств, например, использовать PGP (одна из систем шифрования электронной почты,- ред.).

Чытайце па тэме:  Беларусы создали чехол для смартфона против слежки

“Сковывающий эффект, вызванный страхом перед слежкой”, проявляется по-разному, отмечается в отчете. Обычно активисты опасались обсуждать какие-либо серьёзные вопросы по телефону или по электронной почте, даже находясь в своих офисах или у себя дома. Поэтому для обсуждения часто возникает необходимость в личной встрече.

Однако страх перед слежкой осложняет и такие встречи. Активисты зачастую опасаются, что их мобильные телефоны могут использоваться для отслеживания местоположения или прослушивания разговоров, или что за ними может вестись физическая слежка, или запись с помощью прослушивающих устройств.

Право быть прослушанным

Прослушивание спецслужбами активистов в Беларуси ведется в соответствии с законом. Еще в 2010 году президент Александр Лукашенко подписал указ “Об утверждении Положения о порядке взаимодействия операторов электросвязи с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность”, которым ввел в действие систему слежения СОРМ.

Эта система предусматривает, что все операторы связи обязаны установить в своих сетях специальное оборудование и ПО, позволяющее властям иметь доступ к коммуникациям, в том числе, и без уведомления оператора.

Помимо этого, компании должны сохранять данные об устройствах клиентов и предоставленных интернет-услугах в течение нескольких лет и предоставлять интересующие сведения по первому требованию властей. В указе президента Лукашенко подчеркивается, что операторы должны установить эту систему за свой счет и, по требованию уполномоченных органов, обеспечить “безвозмездный круглосуточный удаленный доступ к базам данных об абонентах”. Согласно требованиям стандартов, власти должны иметь возможность начать слежку в течение 30 секунд после отправки команды оператору.

“Базы данных об абонентах должны содержать следующую информацию: о физических лицах – абонентский номер, фамилия, имя, отчество, адрес абонента или адрес установки конечного абонентского устройства (терминала), абонентские номера, данные, позволяющие определить (идентифицировать) абонента или его конечное устройство (терминал), а для абонентов сети сотовой подвижной электросвязи – также реквизиты документа, удостоверяющего личность (его название, серия, номер, дата выдачи и наименование государственного органа, выдавшего документ)”, – говорится в президентском указе.

Чытайце па тэме:  За три года банда незаконно прослушала 2 тысячи беларусов (фото)

Существует также непубличный документ, в котором оговаривается, как часто, и с какой целью может быть использована эта система. Правовые основания для этого чрезвычайно широкие и напрямую связаны с угрозой национальной безопасности. Именно этим – защитой нацбезопасности – и объясняют в КГБ и других беларуских спецслужбах слежку за гражданами, которая может вестись без разрешения суда.

Примечательно, что беларуское законодательство определяет более 30 различных типов угроз нацбезопасности. В их числе “снижение благосостояния и качества жизни”, “рост безработицы”, “недостаточное и низкое качество иностранных инвестиций”, а также “попытки уничтожить национальные духовные и нравственные традиции и предвзятый пересмотр истории”.

Ничего личного, только бизнес

Слежка за активистами была бы невозможна, если бы операторы связи не оказывали содействие беларуским властям. В Amnesty International отмечают, что телекоммуникационные компании, в том числе, принадлежащие таким известным на мировом рынке операторам как Telekom Austria Group и Turkcell, предоставляют беларуским властям практически неограниченный доступ к средствам связи и данным своих клиентов.

“Компании, работающие в Беларуси, обязаны предоставлять властям любые данные. Если КГБ, например, хочет следить за кем-то, им не нужен ордер, и они не должны просить компанию предоставить им доступ, – отмечает Джошуа Франко, консультант по вопросам технологий и прав человека Amnesty International. – На телекоммуникационных компаниях лежит большая ответственность. Технологии, как правило, дают возможность свободы слова, однако распространение коммуникационных технологий в Беларуси увеличило риск репрессий. Важно, чтобы телекоммуникационные компании противостояли злоупотреблению в использовании связи для вопиющего нарушения неприкосновенности частной жизни и свободы выражения”.

Чытайце па тэме:  Правайдар: У нас стаіць абсталяванне, да якога маюць доступ толькі спецслужбы

Три крупнейших мобильных оператора в Беларуси частично принадлежат иностранным компаниям. Velcom является стопроцентной дочерней компанией Telekom Austria Group и там заявили, что они обязаны следовать беларускому законодательству. 80% оператора Life:) принадлежит турецкой компании Turkcell, 38% которой, в свою очередь, принадлежит шведской компании TeliaSonera.

В TeliaSonera заявили Amnesty International, что у них жесткая политика в отношении доступа к телекоммуникационным данным, однако они не могут взять ответственность за действия Turkcell, потому что не владеют контрольным пакетом ее акций. Собственниками МТС в Беларуси являются российская компания МТС и государственная компания Белтелеком. МТС (Беларусь) не ответила на запрос Amnesty International.

Вывод, к которому пришли аналитики AI, неутешителен для гражданского общества Беларуси. “Психологический стресс, который вызван опасениями по поводу слежки, а также возникающая из-за подобных опасений самоцензура подрывают способность активистов заниматься их деятельностью, – говорится в отчете. – Самая основная и наиболее важная деятельность активистов – встречи, телефонные звонки, организация общественных протестов, сбор средств – затруднены, что подрывает их возможности нормально функционировать. Гражданское общество в Беларуси оказывается ослабленным в результате слежки и сковывающего эффекта, который порождает страх перед ней”.

AI предлагает свои рекомендации для того, чтобы улучшить ситуацию. Например, прокурорам, которые санкционируют следственные действия – “позаботиться о том, чтобы запросы о тайной слежке санкционировались только на основании подробных и конкретных разумных подозрений в совершении противоправных действий объектом слежки и при условии, что эти запросы отвечают критериям необходимости и соразмерности”.

А тем, кто ее проводит – “регулярно публиковать отчёты, как минимум включающие информацию о числе запросов о проведении тайной слежки – утверждённых или отклонённых, с разбивкой по правовым основаниям”. Но, учитывая нынешний строй в Беларуси, можно предположить, что эти рекомендации не будут восприняты официальными властями.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.