Кто и как готовит экономистов в беларуских вузах?

Более половины преподавателей некоторых экономических кафедр беларуских вузов, готовящих экономистов, либо имеют ученые степени и звания не по экономике, либо не имеют ученых степеней и званий вообще. А оклад доцентов и профессоров по экономике составляет чуть больше 100 долларов. Каких же экономистов выпускают беларуские вузы? Размышляет кандидат экономических наук Маргарита Акулич. 

ek

Хотелось бы рассказать народу о своих соображениях по поводу огрехов существующей в нашей стране системы высшего экономического образования. Почему именно экономического? Потому что это образование продолжает оставаться в цивилизованном мире популярным и значимым, многие люди хотели бы его получить.

Достойная подготовка специалистов и ученых по экономике помогает достижению процветания стран и регионов, росту экономики. Такая подготовка способствует привлечению в страны (и регионы) иностранных студентов, аспирантов, магистрантов. Благодаря ей улучшается имидж страны (региона), от которого во многом зависит ее инвестиционная привлекательность и инновационный климат, уровень качества жизни людей.

При хорошем экономическом образовании можно ожидать, что деньги, вложенные родителями студентов (или самими студентами) в него, окупятся, студенты и их родители смогут ощущать уверенность, что время, потраченное на обучение в вузе, не будет выброшено на ветер вместе с вложенными в него немалыми денежными средствами. И что по окончании вузов студенты будут востребованы на рынке труда, причем не только на национальном, но и зарубежном.

Качество высшего экономического, впрочем, как и всякого другого высшего образования, зависит, в первую очередь, от профессорско-преподавательского состава. Если говорить о ведущих вузах Беларуси (БГЭУ, БГТУ) и некоторых других, занимающихся подготовкой экономистов, то в них ситуация, касающаяся качества и структуры преподавательских кадров, относительно нормальная (не считая проблемы старения этих кадров). Но увы, такая ситуация наблюдается далеко не во всех вузах страны.

Сапоги должны шить сапожники

Несколько слов целесообразно сказать о том, каким должен быть профессорско-преподавательский состав вузов, осуществляющих подготовку экономистов (или экономистов-менеджеров). Важнейшая часть этого состава — доценты и профессора, являющиеся кандидатами и докторами экономических наук, которые имеют высшую для вуза квалификацию по соответствующей специализации. Только им, по логике вещей, положено доверяться руководство дипломами, курсовыми работами, чтение лекций, а также руководство кафедрами (не говоря уже о том, что деканы соответствующих факультетов и их заместители должны иметь соответствующую квалификацию и специализацию). Они должны заниматься подготовкой будущих магистров и кандидатов наук. Этой части весьма желательно быть превалирующей, ей следует быть наибольшей на каждой кафедре, где готовят экономистов и экономистов-менеджеров.

Неправильно, думается, допускать, чтобы их работу выполняли менее квалифицированные специалисты или кандидаты и доктора неэкономических наук (сапоги должны шить сапожники, а не столяры, образно говоря). Это, мне кажется, принципиально важно. Потому что только это может обеспечить качественную подготовку экономических кадров со всеми, как говорится, вытекающими. И еще потому, что когда этого не происходит, имеет место обидная и несправедливая для высококвалифицированных специалистов экономического профиля ситуация.

Любой из них вправе подумать: «Для чего я старался (или старалась) в этой жизни, тратил силы, здоровье, время и денежные средства для получения ученой степени и звания по экономике, если для выполнения моей работы фактически не требуется наличие высокой квалификации именно по моей специализации (хотя, вроде как формально она нужна)?»

Приведу лишь несколько примеров (хотя их вовсе немало на самом деле). Эти примеры я взяла на сайтах разных вузов в интернете. Они имеются в открытом доступе, не засекречены.

Пример 1. Кафедра управления частного Института управления и предпринимательства. Из 9 сотрудников этой кафедры (из числа профессорско-преподавательского состава) — 1 кандидат экономических наук, 1 кандидат военных наук (заведующий кафедрой), 1 доктор военных наук, 1 кандидат философских наук, 1 кандидат педагогических наук, 1 кандидат исторических наук. И все они готовят экономистов-менеджеров. То есть, всего 11,1% преподавателей этой кафедры имеют высшую для вуза квалификацию по соответствующей (экономической) специализации.

Пример 2. Кафедра «Экономика и управление инновационными проектами в промышленности» БНТУ. Кафедра готовит специалистов по четырем экономическим специальностям. На этой кафедре из 11 человек профессорско-преподавательского состава (включая заведующего) — 1 кандидат экономических наук и 2 кандидата технических наук. Получается, что лишь 9.1% преподавателей кафедры имеют высшую для вуза квалификацию по экономической специализации. Однако, остальные преподаватели и лекции читают, и дипломами руководят.

Пример 3. Кафедра менеджмента и маркетинга БГАТУ. Она является выпускающей по специальности «Менеджмент». Из 8 сотрудников кафедры (из числа профессорско-преподавательского состава) 1 — кандидат экономических наук, 1 — кандидат военных наук, 1 — кандидат физико-математических наук (заведующий кафедрой). 12,5% преподавателей кафедры имеют высшую для вуза квалификацию по соответствующей специализации. В то же время остальные преподаватели и лекции читают, и дипломами руководят.

Пример 4. Кафедра маркетинга Беларуского торгово-экономического университета потребительской кооперации. Выпускает специалистов по 3 специальностям. Из 10 сотрудников кафедры (из числа профессорско-преподавательского состава) 3 кандидата экономических наук, 1 кандидат географических наук, 2 кандидата исторических наук. 30,0%. преподавателей кафедры имеют высшую для вуза квалификацию по соответствующей специализации. Но остальные преподаватели и лекции читают, и курсовыми работами руководят, и дипломами.

Пример 5. Кафедра маркетинга государственного Института управления и социальных технологий. Институт позиционирует себя как учебное заведение, готовящее выпускников, которые «глубоко владеют вопросами юриспруденции, углубленными знаниями в области экономики и управления». Но на кафедре маркетинга работает только 42.9 процента кандидатов экономических наук, наряду с которыми трудится кандидат технических наук и кандидат исторических наук. По сравнению с кафедрами некоторых других вузов это вроде как и не так мало. Однако институт этот относится к системе учебных заведений БГУ, что по определению должно предъявлять к его преподавателям особые требования. На этой кафедре, кстати, преподается предмет «Экономическая теория (маркетинг)». Я много разных предметов знаю по маркетингу, но о таком предмете слышу впервые. «Маркетинг» и «Экономическая теория» — совершенно разные дисциплины.

Подобных примеров можно приводить много, причем и государственных, и негосударственных вузов. И какие скажите, пожалуйста, могут выйти экономисты с высшим образованием, если их учат преподаватели, не имеющие необходимой квалификации по экономической специализации, либо имеющие достаточно высокую квалификацию по неэкономической специализации?

Согласна, что могут быть исключения для людей, которые работают не по специальности, но преуспели на экономическом поприще. В то же время, должны быть только редкие исключения. Могут быть, вероятно, исключения и для людей без ученых степеней, выполняющих ту же работу, что и люди со степенями. Однако, опять же, редкие. И если такие исключения допускать — надо, чтобы они были очень всесторонне обоснованными. Доля таких преподавателей не должна превалировать над долей высококвалифицированных специалистов по экономике.

Бывает, что человек, который заведует кафедрой, не имеет ученой степени (к примеру, кафедра «Бизнес-администрирование» БНТУ). Бывает, что заместители декана не имеют ученой степени (ФММП БНТУ). Бывает, что должность доцента занимает человек, не имеющей ученой степени кандидата наук. К примеру, на кафедре маркетинга МИТСО работает доцент без ученой степени кандидата экономических наук, правда, человек этот является директором Республиканского учебно-методического центра профсоюзов.

Бывает, что должность профессора занимает не доктор экономических наук (как это должно быть), а кандидат неэкономических наук. Например, на кафедре Управления частного института управления и предпринимательства должность профессора занимает кандидат педагогических наук. Казалось бы, такого быть не должно, но это, тем не менее, есть.

Кстати говоря, в вузах есть ограничение по дипломникам — один человек независимо от специализации и квалификации не может руководить более чем семью дипломниками. И в то же время читать по 5 дисциплин по экономике они могут вполне.

Между прочим, все вузы регулярно проходят процедуру аттестации. Остается только догадываться, как эти аттестации проходят.

Знаю я о таком случае, когда за полгода до аттестации несколько вузов на четверть ставки наняли на работу доцентов, являющихся глубокими пенсионерами, не напрягая при этом их какой-либо учебной нагрузкой. Естественно, что после аттестации эти пенсионеры были благополучно уволены.

Кроме того, что важнейшей и превалирующей частью профессорско-преподавательского состава вузов, готовящих специалистов по экономике, положено быть доцентам и профессорам, являющимся кандидатами и докторами экономических наук, они должны быть уважаемыми людьми, труд которых оценивается высоко.

Контракты, оклады, секретность

А какое может быть уважение в условиях, когда в вузах читают лекции и руководят дипломами не только они, но и люди, которым это делать, вроде как, не вполне правильно (мягко говоря)? Не заключит, скажем, контракт с неугодным начальству доцентом по экономике вуз, какие проблемы? Найдется, кандидат, скажем, военных наук, или не имеющий ученой степени преподаватель. Руководство такого вуза это особо не озадачит. Пострадавшими будут студенты и их родители, магистранты. И государство. А кто думает о государстве, если своя рубашка к телу ближе? Озадачиться, правда, может другой вуз, в котором кадровая политика более принципиальная. Этому вузу может показаться несправедливым, что дипломы все вузы выдают государственного образца, то есть одинаковые, а их профессорско-преподавательский состав — разный.

Доцентов и профессоров по экономике, на мой взгляд, ущемляет и даже унижает контрактная система найма. Если руководство вуза, скажем, недовольно доцентом по причине его склонности к вольномыслию, ему контракт не продлят. И никакие его заслуги как ученого или преподавательские качества не будут приняты во внимание. Поэтому и не привыкли преподаватели высказывать свои мнения, а от них и студенты учатся держать свои мнения при себе. Это, естественно, не лучшим образом отражается на подготовке студентов, которые в условиях современного демократического развитого государства должны полагаться на себя, иметь свое мнение. Но, видимо, Беларуси хорошие специалисты, имеющие свои точки зрения, особенно не требуется, условия не те. И это является одной из причин, почему молодежь едет учиться, или даже переучиваться в другие страны.

Должности доцентов и профессоров формально выборные. В то же время, насколько мне известно, фактически конкурсы устраиваются под конкретных людей. И никакой неугодный руководству вуза человек такой конкурс пройти не может, даже несмотря на наличие у него больших заслуг учебного или научного свойства.

Насчет «оплачиваемости» труда доцентов и профессоров по экономике тоже стоит сказать. Фиксированная часть оплаты их труда (оклад) очень мала, у доцента, к примеру, оклад составляет в среднем немногим более 100 долларов. Большая часть зарплаты, равной, к примеру, у простого доцента (не занимающего руководящей должности), фактически порядка 400—700 рублей (если он работает на 1.0 ставки), — это, в основном (или почти в основном), премии и доплаты за степень и звание. А премии назначает заведующий кафедрой единолично либо совместно с деканом по своему усмотрению или, возможно, по чьей-то указке. Эти премии (их размер), думаю, очень редко зависят от реальных заслуг преподавателя в области образования и науки, и от его квалификации. И, кстати, обычно никто не знает, какие зарплаты у коллег по кафедре, здесь соблюдается секретность.

Стоит заметить, что в той же России основной заработок преподавателей — это оклад, дифференцируемый в зависимости от квалификации человека, что обеспечивает его относительную независимость от непосредственного руководства и защиту, соответственно, потенциально возможного произвола или несправедливости от этого руководства, даже коррупции, так как использование заведующими кафедрами или деканами своего служебного положения в личных целях — это, по сути, коррупция.

Зарплаты у кандидатов и докторов наук по экономике малые, если не сказать больше. Они, можно сказать, нищенские. А ведь это зарплаты высококвалифицированных людей, посвятивших науке и образованию немалую часть своей жизни. Это в корне расходится с тем, как подходят к вопросу об оплате высококвалифицированных преподавателей в развитых странах.

Согласно информации за 2012 год, представленной образовательным порталом «Еврогейтс», «Канада является безусловным лидером по уровню зарплат в государственных университетах. Здесь профессора получают в среднем 5390 евро в месяц. При этом средняя зарплата преподавателей в Италии составляет 5210 евро, в Англии — 4452 евро, в Южной Африке — 6531 евро, в Индии — 4547 евро и в Саудовской Аравии 4496 евро».

Нам до развитых демократических стран чрезвычайно далеко. И даже до Индии мы и близко не дотягиваем. Однако, на мой взгляд, платить высококвалифицированным преподавателям вузы Беларуси могут больше. Могут, если они будут платить честно, если станут правильно, экономно и справедливо расходовать средства. Если не позволят держать чрезмерную, превышающую необходимую, численность обслуживающего и управленческого персонала, если у руководства не будет слишком много заместителей и помощников (которые, скажем, просто сидят на всех этажах и следят за дисциплиной преподавателей и студентов, как это практикуется, например, на факультете ФММП БНТУ). Если не будет у руководителей чрезмерно высокой зарплаты, или они не станут заниматься перманентным строительством и ремонтом, за которым может скрываться коррупция. Резервы, несомненно, есть. Но, похоже, не озадачиваются многие вузы тем, чтобы их использовать, потому что, вероятно, кому-то это просто не приносит личной выгоды.

Зарплаты преподавателей в вузах практически не растут (скорее, снижаются). Зато ежегодно возрастает нагрузка на преподавателей, как в виде увеличения удельных (в расчете на год) часов общей нагрузки, так и в виде сокращения более творческой для преподавателей работы, состоящей в руководстве дипломными и курсовыми работами. Сокращение такой творческой работы не отражается позитивно и на студентах, лишенных возможности выполнения творческой научной работы. Это не заменяют решения вузов о выполнении самостоятельных работ студентами, ведь подготовка методических пособий и проверка таких работ фактически, насколько я знаю, не оплачивается преподавателям, а неоплачиваемую работу люди не выполняют, как правило, с большим усердием.

Слишком занятые учебной аудиторной работой и устающие преподаватели (профессора), естественно, не могут достаточно времени уделять научной и учебно-методической деятельности. Качество образования от этого, разумеется, не может не падать.

Я считаю, что есть огрехи, причем серьезные, в системе высшего экономического образования Беларуси. Перечисленные в данной статье, думается, — лишь малая их часть. В связи с чем хочется повторить слова таможенника из фильма «Белое солнце пустыни»: «Я мзду не беру, мне за державу обидно»…

Маргарита Акулич, кандидат экономических наук, доцент,

для Беларускай праўды

Система Orphus