Экономика Беларуси падает.  Это известно и понятно многим, хотя не все в этом желают честно признаваться, а цифры не краснеют: при желании статистику можно истолковать как угодно.

В стране активизируются силы, настроенные на включение печатного станка. А власти жаждут новых кредитов, включая кредиты по новым инвестиционным программам.

Пока Национальный банк держится, а Минфин пытается продержаться за счет продажи облигаций, надеясь на предоставление кредита МВФ и на то, что Россия простит долги.  Однако реальное решение проблем только затягивается в надежде  на чудо, которое даст возможность выстоять, продержаться, не упасть окончательно и бесповоротно.

Предположим,  МВФ даст кредит. Но в Беларуси растет долговая пирамида, которая в итоге способна привести к преддефолтному состоянию, как в Украине: долг подкатит под  80 процентов ВВП, а у государства не окажется денег на его выплату.

Предположим, Беларусь окажется в ситуации дефолта, и  даже объявит о банкротстве. Официальный Минск займется переговорами по реструктуризации имеющегося долга. Может быть, какие-то кредиторы какую-то часть долга  простят. Однако в любом случае все равно властям нужно будет заниматься поиском денег внутри страны, отнимая их у населения – с помощью  увеличения налогов на товары и услуги (в том числе ЖКХ) и  акцизов на товары, сокращения пособий и пенсий и т. д.

Возможно, государство станет еще заниматься “раскулачиванием” бизнесменов и чиновников, понижением заработных плат и увольнением сотрудников госучреждений и госпредприятий, а также  иными непопулярными способами, помогающими получению необходимых денег.

Я полагаю,  вместо того, чтобы забираться все глубже в долговую яму и затем обдирать население, как липку, властям  лучше бы позаботиться о реформировании госсектора, о ликвидации генерирующих долги предприятий, о создании эффективной  системы корпоративного управления. Но, похоже, они не верят в угрозу падения  экономики Беларуси в самую пропасть  по причине роста внешнего долга (поэтому, собственно, и просят кредит МВФ). И это при  том,  что имеет место слишком высокая закредитованность беларуских промышленных предприятий,  вынужденных направлять более 30 процентов своей выручки на погашение кредитов и выплату по ним процентов. Поэтому не приходится говорить об экономическом развитии предприятий, говорить можно лишь о долговой яме, выбраться из которой можно только с помощью системных рыночных реформ, нацеленных на раскрепощение  огромного числа предпринимателей (сотен тысяч).

Беларускими властями выбрана, похоже, сверхцентрализация – однажды и навсегда, при которой примерно пару тысяч экономических субъектов являются  главными и  определяющими весь экономический ход.  Поэтому отсутствуют реальные рыночные отношения и выключен механизм конкуренции, приводящий в итоге к росту эффективности экономики страны. Для включения этого механизма необходимо принятие решений миллионами конкурирующих и берущих на себя ответственность граждан Беларуси,  имеющих конкретные децентрализованные бизнес-планы и занимающихся малым и средним бизнесом.

Кроме того,  беларуским властям не мешало бы сосредоточить усилия на нескольких десятках предприятий, управляемых с помощью инструментов современного корпоративного управления,  советов директоров,  наемных руководителей, убрать разного рода ненужные и даже вредные надстройки – исполкомы, министерства, концерны, холдинги.   Именно это даст шанс на выживание и оптимизацию издержек.

Однако если экономика Беларуси будет продолжать оставаться номенклатурно-централизованной, у нее будет шанс только на продолжительную рецессию.  Ни о каком  фактическом (не фиктивном) экономическом росте и стабилизации говорить не стоит.

Существующая сегодня беларуская модель экономики способствует тому, что граждане, имеющие деньги, умы и стремление к лучшей жизни, бегут из страны и  станут продолжать это делать. Это, несомненно, приведет к обвалу бюджета и пенсионного фонда, к уменьшению общей численности беларуских граждан и повышению в их численности доли пенсионеров.

Может, это обусловит  деградацию, может,  обвал, может,  гамон,  может, трындец – кому какое слово больше нравится.

Маргарита Акулич, кандидат экономических наук, доцент,

Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.