Нарушенный мир нуждается в правильных политических лидерах.

AP

AP

В сегодняшней глобальной культуре канцлер Германии Ангела Меркель и российский президент Владимир Путин воплощают противоположные образцы национального руководства. У таких личностей, как и у других еще до них, часто имеется полная противоположность, предлагающая возможность упрощенного выбора между двумя альтернативными взглядами на мир. Так было и в прежние периоды политической и экономической напряженности. Например, во время роспуска демократических политических систем после Первой мировой войны многие в мире для определения своего будущего смотрели или на Бенито Муссолини в Италии, или на Владимира Ленина в России.

Сегодняшние политические руководители борются за политику глобализации, и в этом споре Меркель и Путин, которые в своей тактике менее похожи друг на друга, чем до них Муссолини и Ленин, представляют два пути в будущее: через открытость и через защиту. В Европе политики определяются по своему отношению к Меркель или Путину. Как Венгрия, так и Турция предрасположены к геополитическим махинациям России. А их руководители, венгерский премьер-министр Виктор Орбан и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, похоже, вступили в ряды международных почитателей Путина.

Между тем Марин Ле Пен, председатель правоэкстремистского «Национального фронта» Франции, зарекомендовала себя как антипод Меркель. Для Ле Пен Меркель — королева, которая использует ЕС для навязывания остальной Европе и особенно французскому президенту Франсуа Олланду своей воли. Более щедрую миграционную политику Меркель она называет поводом для импорта «рабов». С другой стороны, похоже, что премьер-министр Британии Тереза Мэй ориентируется на Меркель. В своем первом большом выступлении она по большей части проигнорировала референдум по Брекситу. Она пообещала протолкнуть так называемое «участие в принятии решений», которое является важной частью германского социального договора.

Чытайце па тэме:  Путин жаждет победы в Сирии, не боясь кровавой бани

Не только в Европе Путин и Меркель представляют собой четкие ориентиры. В США республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп недавно, после того, как он поставил Путину «отлично» за его качества руководителя, критиковал свою соперницу Хиллари Клинтон, назвав ее «американской Меркель» и дал старт хэштегу в Твиттере, сравнив Меркель и Клинтон. Как и Ле Пен, Трамп попытался поставить миграционную политику Меркель в центр дискуссии.

Очевидная интерпретация противоположности Меркель и Путина состоит в том, что что они представляют собой и половые противоположности: Меркель предпочитает «женскую» дипломатию и дополнения, включения, в то время как Путин скорее склонен к «мужской» конкурентной борьбе и конфронтации. Другая интерпретация состоит в том, что Путин выступает за ностальгию, за тоску по идеализированному прошлому, а Меркель — за надежду, за веру в то, что путем эффективного политического руководства можно улучшить мир.

Позиция Путина становится видна в его усилиях объединить Евразию с помощью социального консерватизма, политического авторитаризма и православной религии как номинальной руки государства. При этом речь идет только о слегка модернизированной версии тройственного политического рецепта Константина Победоносцева, теоретика и царского советника 19 века: православие, автократия и национальность.

Кстати, антиподом Путина и мировым символом Меркель стала во время долгового кризиса в еврозоне, в рамках которого она выступала скорее как националистическая защитница германских экономических интересов. Эта роль еще усилилась летом 2015 года, когда она отмела все сомнения в ее миграционной политике аргументом, что Германия — «сильная страна», и что она «справится». Конечно, эта «новая» Меркель существовала всегда. В 2009 году она публично критиковала тогдашнего Папу Римского Бенедикта за его решение отменить отлучение от церкви епископа, отрицающего Холокост. А в 2007 году она, несмотря на официальный протест Китая, настояла на том, чтобы принять Далай Ламу.

Чытайце па тэме:  Stratfor назвал Нацгвардию страховкой Путина на случай госпереворота

Меркель и Путин появились на сцене как политические символы вскоре после того, как глобализация оказалась на распутье. В то время, как Трамп вполне в духе Путина выступает за альтернативу глобализации, Меркель хочет спасти ее при помощи сильного политического руководства, компетентного управления и обязательства по отношению к универсальным ценностям и правам человека.

Handelsblatt, ИноСМИ


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.