Миссия Путина не закончена?

Беларуская Праўда шукае партнёраў.

2016 год, по мнению наблюдателей, оказался в целом удачным для Владимира Путина: благодаря собственным решениям или везению, он получил практически все, чего желал.

Путин, Ле Пен и Трамп на одном плакате: кое-кому в России кажется, что новый Интернационал уже сложился, AP

Путин, Ле Пен и Трамп на одном плакате: кое-кому в России кажется, что новый Интернационал уже сложился, AP

А наступающий год? Что принесет он президенту, а заодно и стране, ибо, по знаменитому выражению нынешнего спикера Думы Вячеслава Володина, Путин – это и есть Россия?

Прогнозами с Русской службой Би-би-си делятся британские эксперты.

Эндрю Фоксолл, директор Центра изучения России Общества Генри Джексона (независимый аналитический центр при Кембриджском университете):

-В смысле внешней политики, 2016 год был, вероятно, самым удачным для Владимира Путина за все его годы у власти.

Он вновь утвердил Россию в роли ключевого игрока на Ближнем Востоке; Запад начал демонстрировать признаки раскола в украинском вопросе; на референдуме в Британии победили сторонники выхода из ЕС; откровенно пророссийский политик был избран президентом Соединенных Штатов.

Правда, своими успехами Путин обязан не столько себе, сколько действиям или бездействию других. Полагаю, та же тенденция сохранится и в 2017 году.

Внешняя политика Кремля останется нацеленной на подрыв и разрушение, а не на созидание чего-либо.

По всей вероятности, наступающий год станет для Путина годом начала очередной президентской кампании. На предыдущих выборах у него не имелось реальных соперников, и, по всей вероятности, так же будет в 2018 году. В системе, которую выстроил Путин, выборы – скорее декорация, чем реально судьбоносный момент.

Главный вопрос, на который пока нет ответа – действительно ли Владимир Путин много выиграет от прихода в Белый дом Дональда Трампа.

Главный вопрос, на который пока нет ответа – действительно ли он много выиграет от прихода в Белый дом Дональда Трампа.

Не очевидно, чего Трамп хочет от Путина.

Более ясно, чего Путин хочет от Трампа: принять как данность переписывание Россией международного права и существовавших до сих пор норм поведения на мировой арене; если не формально признать, то по крайней мере закрыть глаза на аннексию Крыма; отменить или хотя бы сократить американские санкции; сотрудничать на Ближнем Востоке.

Чытайце па тэме:  Катастрофа российского самолета в Египте: на борту находились 217 пассажиров и 7 членов экипажа (обновляется)

Вряд ли Путин получит все перечисленное, но кое-что получить он может.

При этом непонятно, чего взамен потребует Трамп, и что предложит ему Путин.

Будут ли в наступающем году сняты западные санкции? Это зависит в основном от развития событий в США.

Смысл санкций не только в наказании России, но и в демонстрации единства Запада, как европейского, так и трансатлантического. Если американские санкции будут сворачиваться, европейские также окажутся под вопросом.

Кремль, несомненно, будет с интересом наблюдать за всеобщими выборами во Франции и Германии. Если во втором случае перемен не ожидается, то во Франции оба ведущих кандидата – и Франсуа Фийон, и Марин Ле Пен – настроены к России более благосклонно, чем нынешний президент Франсуа Олланд.

У Москвы есть основания надеяться, что новое руководство в Париже смягчит жесткую позицию Ангелы Меркель, прежде всего в вопросе санкций.

При всем влиянии, которое Россия имеет на Дамаск, единолично обеспечить урегулирование в Сирии она не может. Вероятно, в 2017 году мы увидим дальнейшие переговоры с двумя другими игроками, Ираном и Турцией, которые поддерживают противоположные стороны конфликта.

Ничего нового не жду на Украине. Скорее всего, наступающий год принесет продолжение хрупкого перемирия и вялых обсуждений.

Москва и Киев по-разному понимают Минские соглашения. Для Украины главный пункт – восстановление ее контроля над границей, для России – автономия Донбасса в таком виде, какой для Киева неприемлем.

Вероятно, российская экономика в новом году, если не возобновит рост, то хотя бы остановит падение.

Это не сможет замаскировать глубоких структурных проблем: уровень жизни снижается, количество бедных и безработных растет.

Чытайце па тэме:  Путин обвинил Турцию в пособничестве террористам ИГИЛ

Экономика, как и в предыдущие годы, будет нуждаться в диверсификации и реформах, но вот на это надежды мало.

Крис Уифер, эксперт по России, инвестиционный аналитик (с 1998 года живет в Москве, в данный момент возглавляет консалтинговую компанию Macro Advisory):

-Владимир Путин встречает Новый Год на таком благоприятном фоне, какого не было, пожалуй, с 2013-го – последнего года мира на Украине.

Приход новой администрации в США, возможные политические перемены во Франции, нерешенные проблемы Лондона и ЕС в связи с “брекситом” – все это, так или иначе, означает ослабление внешнего давления на Москву.

Последние три года президент Путин занимался в основном международными делами. Сейчас у него появится возможность посвятить больше времени и усилий внутренним проблемам, прежде всего экономике.

Соглашение между Россией и ОПЕК о снижении нефтедобычи, даже если в реальности этого не случится, несколько подтолкнет вверх нефтяные цены. В 2017 году это, вероятно, даст российскому бюджету дополнительно от 10 до 20 миллиардов долларов – как пойдет дело.

Если Путин во втором полугодии потратит эти деньги на социальные программы, повышение зарплат бюджетников и пенсий, это существенно снизит давление на него в преддверии выборов 2018 года.

Конечно, в жизни случаются сюрпризы, но я практически не сомневаюсь, что в наступающем году Путин официально заявит о намерении баллотироваться на следующий срок.

Вариант, при котором он назначит преемника, а сам станет кем-то вроде бывшего сингапурского лидера Ли Куан Ю, маловероятен.

Во-первых, это противоречит русской политической традиции.

Во-вторых, преемника, способного консолидировать элиты, в окружении Путина не видно.

В-третьих, миссия Путина не закончена.

За 16 лет он добился фактически всего, чего хотел, в сфере политики, но экономика пребывает в большом беспорядке.

По ожиданиям экспертов, в 2017 году она выйдет на рост, но очень слабый и не закладывающий прочных основ для будущего.

Чытайце па тэме:  Немецкая разведка предупреждает о плане Путина по расколу Германии

Путин, несомненно, думает о своем месте в истории, а для этого он должен оставить Россию более сильной не только в военном и геополитическом плане, но и с более крепкой экономикой. Нужны модернизация всей экономической модели, реформы пенсионной и налоговой систем и социальных расходов.

Хочется надеяться, что Путин воспользуется появившимися возможностями и всем этим займется.

По поводу санкций я был бы осторожен в прогнозах. В 2017 году мы, скорее всего, увидим не их отмену, а постепенное формирование условий для этого, возможно, частичное смягчение к концу года, прежде всего, в финансовом секторе.

Дональд Трамп, может, и хотел бы быстрее двигаться навстречу России, но в США президент – не единственный человек, который принимает решения. В своих действиях он ограничен конгрессом, а там сильным влиянием пользуются яркие политики резко антироссийской направленности. По каждому шагу ему придется договариваться с сенаторами и что-то предлагать им взамен.

Скорее всего, Трамп предоставит инициативу в этом деле Евросоюзу.

Сложно представить полную отмену санкций без реализации Минских соглашений.

Украину в 2017 году, вероятно, ожидают внутриполитические потрясения. Юлия Тимошенко и ее партия “Батькивщина”, по данным опросов, набирающие популярность, усилят давление на президента Порошенко с целью добиться досрочных выборов в Раду. В таких условиях ждать прогресса по Донбассу не приходится: Киеву будет просто не до этого.

По моим ощущениям, Кремль вполне устраивает сохранять ситуацию в нынешнем виде, наблюдать за развитием событий на Украине и возобновить реальный торг только после выборов в Раду.

В Сирии мы в уходящем году наблюдали страшную трагедию, но, возможно, она останется позади с падением Алеппо. Режиму придется сосредоточиться на том, чтобы закрепить свой контроль над стратегически важным городом, оппозиции – ограничить активность периферийными районами.

Будем надеяться, что в 2017 году Сирия станет поставлять меньше агрессивных и тревожащих новостей и, соответственно, меньше поводов для конфронтации между Россией и Западом.