Невольник чести (видео)

Мы помним» — совместный проект правозащитного центра «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Украине) и Беларускай праўды.

7 мая 1999 года по пути домой исчез экс-министр МВД РБ  Юрий Захаренко.

На фото (слева направо): Юрий Ходыко, Юрий Захаренко, Геннадий Карпенко

На фото (слева направо): Юрий Ходыко, Юрий Захаренко, Геннадий Карпенко

Его имя  для многих граждан Беларуси cтало синонимом мужественного, справедливого и свободного человека. Всю свою жизнь Юрий Захаренко боролся – то с преступностью, то с диктаторским режимом Лукашенко, пытаясь защитить беларусов от беззакония и беспредела. Мечтал о том, чтобы в нашем обществе установился действительно правовой порядок, чтобы главным гарантом прав граждан являлся Закон, чтобы мы могли жить в свободной стране, где каждый занимался бы тем, что ему нравится. Когда перед Юрием Николаевичем вставал вопрос о выборе: или предать Закон и жить, как все приспособленцы, или оставаться самим собой, честным и свободным гражданином, он не испытывал колебаний. Этот человек никогда не торговал своей совестью.

Юрий Захаренко исчез… Теперь о нем помнят в основном только близкие, друзья, товарищи по совместной службе и политической деятельности. Так стоило ли ему жертвовать собой ради других, совершенно незнакомых людей? Думаю, на этот вопрос ответит время. Здесь же я просто хочу рассказать, как один юрист жертвовал своей карьерой и жизнью ради Закона, ради спокойной и достойной жизни каждого из нас.

Я мало был знаком с Юрием Николаевичем Захаренко до его исчезновения. Лучше понял суть этого человека, лишь когда стал близко общаться с его семьей. Перелистывая архивы Захаренко, его записки, печатные материалы, я пришел к выводу, что по своему призванию он был реформатором, человеком нового времени.

Как-то в одном из интервью он признался, что министром внутренних дел Республики Беларусь стал случайно. Однако мнения многих сотрудников милиции сходились в одном: Захаренко пришел на этот высокий пост отнюдь не случайно, а благодаря незаурядным личным качествам: высокому профессионализму, напористости и порядочности.

Прежде чем стать министром, Юрий Захаренко прошел все ступеньки такой сложной профессии, как следователь. Следователем же он был, как говорится, от Бога. Неспроста же начальство так быстро замечало и отмечало его работу. В течение короткого времени Захаренко прошел полные курсы обучения в Высшей следственной школе МВД СССР и в Высшей школе милиции СССР. Тогда еще он понял, что органы внутренних дел необходимо реформировать, и начинать нужно в первую очередь со следственного аппарата. Он понимал: если следователь не станет самостоятельной фигурой в уголовном процессе, то никакой эффективной борьбы с преступностью и коррупцией не будет. Юрий Захаренко много выступал в СМИ о необходимости создания Следственного комитета, который был бы единственным органом страны, осуществляющим следствие. Такой независимый орган мог бы стать поистине одним из главных гарантов основных прав и свобод граждан.

Реформы Захаренко, однако, затрагивали не только следственный аппарат, но и в целом все структуры МВД.

Такой профессиональный и честный сотрудник милиции был замечен только что избранным президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко, когда решался вопрос о новом министре внутренних дел. Юрий Захаренко согласился, поскольку понял, что его заветные мечты о реформе МВД могут сбыться. При назначении на столь важный пост Юрий Захаренко поблагодарил президента за оказанное доверие и заверил, что будет свою работу осуществлять строго в соответствии с Конституцией. И немедленно приступил к реформам.

Для многих своих коллег Юрий Захаренко был авторитетной фигурой, строгим, но справедливым начальником. И когда началось первое преобразование в МВД – сокращение штата министерства, – то все происходило без лишних эмоций…

Далее Захаренко стал наделять низовые и средние звенья структур МВД широкими полномочиями. Он понимал, что начальнику районного РОВД виднее, как лучше организационно построить работу по обеспечению порядка на вверенном ему участке, нежели кому-то из центрального аппарата. Центральные органы МВД, полагал министр, должны заниматься сбором информации о совершенных преступлениях и ее анализом, подбором кадров, подготовкой специальных материалов по профилактике правонарушений и другими организационными вопросами.

Именно Захаренко создал криминальную разведку, разбил всю Беларусь на административно-территориальные участки. Проявил себя успешным хозяйственником: достроил загородную гостиницу МВД, которая предназначалась, кроме всего прочего, и для работы многих подразделений и структур ведомства. Особенно криминальной разведки: именно там разрабатывались общие планы борьбе с организованной преступностью.

Захаренко не позволил некоторым чиновникам из Управления делами президента закупить большую партию дорогих иномарок для сотрудников внутренних дел. В то же время министра поддержал весь личный состав МВД, когда президент издал ряд Указов, ущемляющих права оперативных и следственных работников. Генерал не встал на сторону Президента, заступился за коллектив преданных ему работников. Хотя и прекрасно понимал, что тем самым неизбежно сократит срок своего пребывания в министерском кресле. Но ведь на свою должность он шел не ради спокойной жизни высокопоставленного чиновника, а защищать Закон! После нескольких резких высказываний по поводу неправильности проводимой президентом политики по отношению к правоохранительным органам, началась борьба по отстранению Юрия Захаренко от занимаемой им должности.

Активными участниками этой закулисной игры стал секретарь Совбеза Шейман и заместитель министра внутренних дел Аголец. Лукашенко понимал, что Юрий Захаренко стал очень быстро повышать свой рейтинг среди силовиков, и что в один прекрасный день может выйти из-под его контроля. Особенно это проявилось весной 1995 года, когда начались волнения демократической оппозиции в Верховной Совете. Лукашенко было необходимо получить согласие Юрия Захаренко на выполнением им любого своего приказа. Вот тут Юрий Захаренко и заявил президенту напрямик, что не пойдет, вопреки Конституции и своей совести, на разгон депутатов.

Стоит отметить здравый смысл Юрия Захаренко, спокойно воспринявшего свою незаслуженную отставку незаконным Указом президента. Он не позволил в здании МВД спровоцировать кровавую бойню между своими подчиненными и людьми из Совета безопасности, которые получили приказ президента опечатать кабинет министра и вручить ему Указ об освобождении от обязанностей. На самом деле в душе Юрию Захаренко такое решение далось тяжело. Он понимал, что Указ незаконный, но понимал также, что несет персональную ответственность в случае, если что-то случится с каждым его сотрудником. Поговаривают, что в день отстранения Юрия Захаренко от должности, многие были готовы вступить в силовую борьбу, отстаивая своего министра.

Юрий Захаренко сохранил свой авторитет и после отставки, поскольку не собирался “отсиживаться в окопах” до лучших времен. Напротив, стал одним из главных обвинителей президента и его окружения во всех преступных деяниях, ими совершенных. С этого момента он начинает новую борьбу – на сей раз уже не с преступностью, а с коррумпированной властью.

Идея создания Союза офицеров зародилась в среде действующих сотрудников МВД в начале 90-х годов. А Юрий Захаренко считал, что милицию также надо защищать – как от организованной преступности, так и от использования ее властью в политических интересах, для подавления в обществе инакомыслия.

В октябре 1995 года, когда начальник Службы безопасности Президента Ю.Бородич возглавил вооруженный захват здания МВД, Юрий Захаренко понял, что настало время создавать реальную структуру из числа офицеров органов внутренних дел. Одна из главных задач Союза офицеров Беларуси состояла в защите тех сотрудников милиции, отказывающихся исполнять противозаконные приказы своих начальников. Союз должен был стать той организацией, которая помогала бы своим членам оформлять и подавать иски к тем должностным лицам МВД, нарушившим закон и заставлявшим своих подчиненных идти по тому же пути.

Идея быстро нашла поддержку у многих сотрудников милиции, как действующих, так и уже уволенных. Около 2 тысяч граждан изъявили желание стать членами Союза офицеров. Организация должна была стать своего рода “полицейским профсоюзом”. В некоторых странах существуют такие союзы офицеров. Впрочем, Захаренко и не скрывал, что Союз станет политической организацией.

В Союз обращалось много профессионалов из числа сотрудников органов внутренних дел. Захаренко, как опытный кадровик, стал создавать из этих профессионалов резерв для замены в будущем милицейских чиновников, забывших про офицерскую честь и долг перед Законом. Кроме того, Союз офицеров собирал всю информацию о должностных лицах, отдававших преступные приказы в угоду правящему режиму.

Юрий Захаренко возглавил комитет по национальной безопасности Национального Исполнительного Комитета, так называемого “теневого правительства” Беларуси, где стал подробно собирать материалы на ряд высших должностных лиц, включая и самого президента, которые своими действиями совершили различные преступления против государственного строя во время и после проведения референдума 1996 года.

Комиссия также занималась разработкой концепции безопасности страны и подбором руководителей для правоохранительных органов. Юрий Захаренко вел активные переговоры со многими высокопоставленными чиновниками, как общегосударственного, так местного уровней. Он понимал, что не все они готовы подставлять свою карьеру под преступные приказы. Необходимо было найти среди них единомышленников и предупредить тех, кто не хочет честно служить своему делу.

Комитет проводил систематизацию всех документов и давал правовую оценку деятельности каждого должностного лица, нарушившего Конституцию и законы, чтобы в будущем эти люди не ушли от уголовного наказания за содеянное.

Экс-министр стал одним из инициаторов создания в Верховном Совете Республики Беларусь 13-го Созыва комиссии по расследованию преступлений президента Республики Беларусь Александра Лукашенко. Эту комиссию возглавил Виктор Гончар. Осенью 1998 года по результатам проделанной при активном участии Юрия Захаренко работы Верховный Совет вынес политическое решение о наличии в действиях президента состава преступления, предусмотренного ст. 61 Уголовного Кодекса Республики Беларусь (в редакции 1961 года).

В 1999 году оппозиция начала готовиться к выборам Президента, поскольку 21 июля 1999 года истекал пятилетний срок правления Лукашенко. Естественно, власть пыталась этого не замечать, поскольку декларировала, что по итогам референдума 1996 года выборы должны проходить только через два года. Однако власть спокойной быть не могла, поскольку все демократические силы объединились перед альтернативными выборами, главным организатором которых был Виктор Гончар. Власть испугалась.

Юрий Захаренко был доверенным лицом кандидата в президенты Михаила Чигиря. Он активно работал с силовыми структурами, предупреждая об их ответственности в случае начала репрессий против граждан. И на то имелись веские основания: независимая пресса предала гласности план КГБ по нейтрализации оппозиции.

Год 1999-й стал страшным годом для всего демократического общества. Власть жестоко расправилась с теми, кто выступил против нее.

В начале апреля при странных обстоятельствах умер вице-спикер Верховного Совета Геннадий Карпенко. Незадолго до выборов посажен в тюрьму кандидат в президенты Михаил Чигирь. 7 мая 1999 года исчез экс-министр МВД Юрий Захаренко, 16 сентября при таких же обстоятельствах насильственно похищен Виктор Гончар со своим другом Анатолием Красовским, 17 октября после Марша свободы около 50 задержанных граждан были жестоко избиты сотрудниками ОМОНа.

Почему именно Юрий Захаренко стал первой явной жертвой? Почему власть его боялась?

Юрий Захаренко был и остается одной из самых ярких личностей демократической общественности Беларуси. Таких людей не подкупишь и не испугаешь. Он воплощал в себе идеального гражданина, который мог найти поддержку у самых широких слоев населения. Прошел большой путь государственного служащего, где бы ни работал, всегда добивался успехов. Каждый его шаг вверх к министерскому креслу находил отзвыв в средствах массовой информации.

Потому-то власть и испугалась этого человека, увидев в нем силу и соперника на предстоящих президентских выборах. Лучший способ  устранить такого конкурента – насильственно похитить его. Как среди нас, следователей, говорят: “Нет трупа – и нет дела”.

Уголовное дело по факту исчезновения Захаренко было возбуждено только через полгода, на следующий день после похищения Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Дело расследуется до настоящего времени. Но до сих пор следствие ни разу не встретилось с родственниками Юрия Захаренко, не рассказало, как оно все эти годы работало. Мало того, прокуратура города Минска игнорирует законное право супруги генерала Ольги Захаренко иметь своего представителя в уголовном деле.

И так неуважительно относятся к семье Захаренко не только органы прокуратуры, но и судейский корпус. В 2002 году Ольга Захаренко обратилась в суд Октябрьского района Минска с заявлением об объявлении ее мужа умершим. Эта категория дел рассматривается в один день, если прошло три года с момента исчезновения человека. Власть же явно испугалась такого решения суда – очевидно, боялась начала активных требований не только правозащитников, но и международного сообщества прояснения судьбы исчезнувшего. Не признавая Захаренко умершим, всегда можно заявлять, что он где-то на Канарских островах или в Испании, как недавно сказал один высокопоставленный чиновник.

Мы дошли до Верховного Суда Республики Беларусь. Однако его Председатель В.О.Сукало полностью игнорирует наши требования. Три раза на его имя подавались жалобы в порядке надзора. Ни разу он нам не ответил, пересылал наши обращения своим заместителям.

Мое мнение: судьи просто перестраховываются и боятся признать очевидное. Ведь никто не знает, какова будет реакция того человека, который их всех своими Указами утвердил пожизненно в должностях судей.

Я понимаю так: любой человек должен любить свою профессию и гордиться ею, стараться быть профессионалом, чтобы всем была польза от его деятельности. Ведь профессия судьи во всем мире считается высокооплачиваемой и престижной. Везде судьи гордятся, что государство доверило их рукам Знамя Правосудия. Так сложилось, что судьям люди  доверяют.

Чем же гордиться беларуским судьям?

Тем, что они хорошо умеют обходить закон? Или, может, зарплатой в 200 долларов США? Или им просто все равно, что они делают? Печально…

Ведь Юрий Захаренко и для них старался. Он хотел, чтобы профессия юриста в нашей стране стала свободной, почетной и высокооплачиваемой.

Может, наших судьей и не все устраивает, но они привыкли работать, не получая удовлетворения от своей деятельности, лишь для того, чтобы как-то прокормить свои семьи и не потерять “почетное” место из-за нелояльности.

Не знаю, придет ли мысль о покаянии тем судьям, прокурорам, следователем и другим юристам, которые работают сейчас с делом Зхаренко. Никто из них не встал на защиту своего коллеги. Никто не связался с семьей Захаренко и не сказал просто: “Спасибо, Ольга, за твоего мужа, который встал на защиту нас всех от произвола!” Мало того – работающие в органах правосудия юристы грубо нарушают конституционные и гражданские права семьи Захаренко.

Но я уверен в том, что к тем, кто нарушает Закон, в будущем предъявит претензии не только независимое правосудие, но их же собственные дети спросят: “Скажи, отец, почему мы живем так плохо, что ты сделал для того, чтобы нам было лучше?!”

…Ольга Захаренко вместе со своими дочерьми и внуком не возвратятся в Беларусь. Не потому, что за границей жизнь лучше и спокойнее, чем на Родине. А потому, что большинству людей безразлична судьба их близкого человека, который, между тем, был защитником от произвола всей нации.

Сейчас я уверен в одном: Юрий Захаренко, Виктор Гончар, Анатолий Красовский, Дмитрий Завадский, как и многие другие наши современники, войдут в новейшую историю как борцы за независимую и демократическую Беларусь.

Олег Волчек, юрист, представитель Ольги Захаренко

Независимое расследование «Говорит Юрий Захаренко»

 

Система Orphus