Казахстан не является инициатором проведения в Астане переговоров по урегулированию конфликта в Сирии, но переговорщики выбрали именно Казахстан как государство, которое последовательно проводит политику мирного решения острых международных вопросов и которое имеет стабильно ровные отношения со всеми основными центрами.

karin

Не важно, какой именно итог будет предстоящего астанинского саммита, и даже не так важно, когда именно он состоится. Важно то, что противоборствующие стороны готовы к диалогу. Это лишь некоторые тезисы из интервью директора Казахстанского института стратегических исследований Ерлана Карина, которое он дал Tengrinews.kz. Эксперт считает, что миротворческую миссию Казахстана в пору называть Астанинским процессом.

-Непосвященному человеку сложно вообще разобраться, что конкретно будут обсуждать в Астане 23 января?

– Действительно, в этом вопросе нелегко ориентироваться, потому что тема очень сложная. Это один из самых сложных и острых вопросов современной международной политики. Сирийский кризис давно уже перерос масштабы гражданской войны и превратился в серьезный региональный конфликт, где переплетены интересы различных стран, региональных и внерегиональных игроков. Пути выхода из этого кризиса очень непростые. Поэтому, не то, что наблюдатели, даже многие эксперты, честно говоря, не совсем разбираются в этих хитросплетениях ближневосточных процессов.

К тому же, любые переговоры подобного плана -это всегда очень многослойный процесс. Это не просто встреча политических лидеров. Подобного рода переговоры предваряют долгие консультации, причем параллельно и на разных уровнях. Поэтому до последнего момента стороны пытаются максимально не распространять какую-либо лишнюю информацию, чтобы это не помешало подготовке к переговорному процессу. Все эти переживания насчет того, что нет ясности, понятны, потому что как и любым переговорам, касающимся урегулирования подобного рода кризисов, всегда предшествует очень сложная закулисная и неофициальная дипломатическая работа, задействуются несколько каналов, идет очень тщательное согласование позиций. Но в целом, можно сказать, что процесс идет и, как мы видим, идет активно.

Чытайце па тэме:  Обострение на Украине: что скажет новая администрация США?

-Ну а все-таки, Вы как политолог, как специалист по этой тематике, что считаете важным, какую тему там должны в первую очередь обсудить?

– Одним из главных вопросов будет установление полноценного режима прекращения огня пусть даже на определенных территориях и на определенный период, чтобы уже на этом фоне обсуждать другие вопросы долгосрочного характера.

Но, конечно, сейчас очень сложно и вряд ли нужно обо всем этом говорить. Это все-таки первые переговоры, первая встреча, и в настоящее время идет тщательное согласование вопросов повестки дня.
Сейчас самая основная задача, и все это понимают, заключается в том, что нужно уже снижать уровень военного напряжения, не допустить дальнейшего расползания сирийского конфликта. Но для нас важен сам процесс переговоров, учитывая масштаб трагедии, большое количество жертв среди мирного населения, учитывая весь этот хаос и бесконечное противоборство между различными группировками.

Тот факт, что основные центры инициативно сами предложили Астану как диалоговую площадку, очень важен для нас. Не мы инициировали, а сами участники переговоров посчитали, что Астана могла бы сыграть роль вот такой площадки. Это еще больше подтверждает наш статус нейтральной стороны, но страны, последовательно выступающей за мирное разрешение конфликтов. В предстоящих переговорах самое важное это то, что процесс идет, и который уже дал импульс в целом мирным процессам вокруг Сирии.

Чытайце па тэме:  Илларионов: "Убить Немцова могли только спецслужбы" (видео)

Об этом говорят мои зарубежные коллеги, с которыми мы в эти дни активно консультируемся. И, скорее всего, можно с осторожным оптимизмом смотреть на возможные результаты и перспективы данного процесса.

-С оптимизмом?

– Почему с оптимизмом, потому что основные центры – Анкара, Москва и Тегеран инициировали эти переговоры, и это уже говорит об их заинтересованности, а значит о теоретической готовности их пойти на компромисс. Но, конечно, сам конфликт очень непростой, там очень много противоборствующих сторон, ориентированных на разные государства, поэтому здесь идеалистических ожиданий не должно быть. Но в то же время, учитывая опять же весь хаос, даже если удастся на определенной части, между определенными группами договориться о каких-то компромиссных решениях, это шаг к другому новому процессу.

-Планируется, что сюда приедут представители сирийской оппозиции. Вот эта сирийская оппозиция – это кто? У людей может сложиться представление, что это именно те самые головорезы, которые выкладывают в Сети кровожадные ролики?

– Нет. Сирийская оппозиция – это довольно широкое аморфное сообщество различных группировок, выступающих с различной платформой. Это достаточно условное определение этих групп. То есть там нет конкретно какой-либо одной группировки, выступающей против сирийского правительства, это разрозненные автономные группировки, выступающие на абсолютно разных позициях. И с самого начала речь не идет об участии всей сирийской оппозиции, потому что ее нет как таковой одной и единой.

Чытайце па тэме:  Минские договоренности по Украине девальвированы, о прекращении конфликта в Беларуси не договорятся (видео)

-Не опасно ли Казахстану предоставлять площадку для таких переговоров?

– Повторюсь, что мы не инициаторы, мы только даем площадку, и в этом очень сильный гуманитарный посыл. Мы не проявляем равнодушие, мы показываем тем самым свое сочувствие, сопереживание этой трагедии, показываем нашу готовность способствовать какому-то решению конфликта. Основа нашего положения – это огромный международный авторитет нашего Президента. Все эти стороны по большему счету полагаются на его влиятельность в международных процессах. И в целом это хорошо воспринимается на Ближнем Востоке. Я недавно вернулся из этого региона и там достаточно позитивно воспринимают нашу роль. Это очень благородная миссия и по религиозным традициям, и общечеловеческим. Эта миссия достаточно позитивно воспринимается, и это только укрепляет наш образ, как очень миролюбивой страны, последовательно выступающей за мирные способы решения таких конфликтов. Эти действия созвучны нашим ценностям и во внешней, и во внутренней политике. То есть в этом смысле предстоящие переговоры для нас имеют исключительно гуманитарное значение.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.