Что бы не говорили о сельском хозяйстве, что бы не делали с ним – оно демонстрирует замечательную устойчивость. Отчасти потому, что общество проявляет к отрасли неизменный интерес. Если, например, продуктов в магазине не хватает – все обсуждают работу сельского хозяйства. Если растут цены – все рассуждают о проблемах сельского хозяйства. Состоялось очередное Всебеларуское всенародное собрание и на форуме вновь заговорили о трудностях в АПК.

skuratovich-624x468-1 (1)

Оказалось, что 13 лет назад бывшие убыточные колхозы и совхозы, переданные, как считалось, эффективным инвестором, не стали прибыльными, но в большинстве обанкротились и прочно уселись на иглу государственной дотации. Подчеркну, что в качестве эффективных инвесторов выступили не совсем профильные для сельского хозяйства организации. Например, банки, коммунальные объединения, промышленные предприятия. Юридически они оказались частными собственниками, а по принятой модели реформирования сельского хозяйства – инвесторами. В итоге оказалось, на что обратили внимание экономисты и специалисты-аграрии, частные инвесторы в беларуской экономике работают не лучше, чем бывшие колхозы. То есть они способны освоить любые капиталовложения, могут получить ожидаемые показатели в физических объемах производства, но получить удовлетворительные экономические результаты они не могут.

Об этом во время доклада Лукашенко сказал председатель Минского облисполкома Семен Шапиро, который выразил давно распространенное мнение о том, что новые хозяева колхозов и совхозов, получив по дешевке колхозную собственность, не сумели наладить прибыльное производство, хотя получали они производственные фонды именно для этой цели. Скажу сразу, что цель эта могла приниматься всерьез только такими экономистами-романтиками, как Александр Лукашенко, который назначил на роль новых красных помещиков – директоров разных организаций. Они, получив за бесплатно фермы и машинные дворы, должны были сохранить в целости колхозы и обеспечить на них прибыльное производство. Кроме того, сохранить и трудовые коллективы, и сельские поселения. Ожидалось, что реформированные хозяйства, получив в свое распоряжение капитал (неделимые фонды) фактически бесплатно, станут процветать, но они фактически обанкротились. Многие из них сейчас пробуют продать свои обретенные по желанию власти поместья тому, кто их может купить.

Оказалось, что таких желающих немного. Главная причина в том, что сельская экономика Беларуси не ориентирована на обеспечения прибыльности любому собственники, будь это фермер или крупный агрокомплекс. Ни тот, ни другой не могут считаться инвесторами, поскольку они в лучшем случае ведут свой бизнес не для производства прибыли, а для других целях. Например, ЗАО «Выставочный центр «Аквабел» получил в свое время в собственность хозяйство «Боровляны», вложил в проект около 1,5 млн. долларов, по словам председателя собрания акционеров Петра Сенкевича, не для получения прибыли, а для поддержки хозяйства и его работников. Своеобразная социальная поддержка сельчан состоятельным спонсором, который не заинтересован в производстве прибыли. Вероятнее всего, эта его спонсорская услуга была в свое время навязана ЗАО самими властями. Ведь 13 лет назад Лукашенко искал самые разнообразные способы избавиться от колхозов.

Было и такое, что хозяйства навязывались даже фермерам. Бесплатно. Достаточно было согласиться, и ему могли отдать несколько деревень со всем колхозным имуществом и приписанным к хозяйству населением.

К сожалению, большинство фермеров не захотели переквалифицироваться в «красные помещики» и остались при своих классовых «кулацких интересах». А в организованном сельском хозяйстве за прошедшее десятилетие обострились старые и возникли новые проблемы. Одна из них – нехватка жилья и рабочей силы. Понятно, что новому частному инвестору понадобились льготные кредиты для строительства жилья, но деньги требовались и производству. В результате возникла и быстро увеличилась задолженность по зарплате. Возникли сложности с привлечением рабочей силы, поскольку местное население редко трудоустраивается на работу в бывших колхозах.

И по всему получалось, что новых хозяев поторопились называть эффективными собственниками, совершенно напрасно стали величать «частными инвесторами», поскольку после завершения периода действия государственных преференций и возникла необходимость вложения собственных средств, они стали отказываться от непрофильных активов. Понятно, что найти покупателей на такое имущество было сложно и прежде, а сейчас фактически невозможно. Можно только сказать, что и эта попытка внедрить «народный капитализм» в беларуской деревне проваливается.

В такой ситуации Александр Лукашенко подписывает указ «О создании и деятельности открытого акционерного общества «Агентство по управлению активами». Обычное, на первый взгляд, сообщение об очередном указе президента, с помощью которых он пробует управлять экономикой. Для стратегических решений принимаются директивы, в тактических целях – указы.

Упомянутый выше указ интересен тем, что речь идет о проблемной кредиторской задолженности банкам устойчиво неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, которые не имеют возможности ее погасить. Эта задолженность передается Агентству для реструктуризации. Эта мера применяется в отношении заемщиков, которые находятся в состоянии дефолта и не могут ответить по своим обязательствам перед кредиторами ни одним из имеющихся у должников ресурсов, используемых в обычной практике. В этой ситуации Агентство наделяется правом изменения сроков и размеров платежа, обмена долга на долю в собственности, списание части долга для того, чтобы освободить заемщика от текущей выплаты просроченных платежей и сохранить за ним возможность получать кредиты, требуемые для пополнения оборотных средств.

Иными словами, для продолжения производственной деятельности. Взамен Агентство приобретает право контроля над производственной и хозяйственной деятельностью должника, управления его финансами и распоряжением его собственности. При этом Агентство принимает на себя задолженность должника перед банками. В общем, Агентство действует в условиях чрезвычайных и пользуется любыми законными способами для приемлемого разрешения ситуации в интересах всех участников – банков, заемщиков и Агентством.

Например, банки, в крайнем случае, могут согласиться на частичное погашение кредитов ценными бумагами «проблемной компании», заемщик останется доволен, если его не доведут до банкротства, Агентство докажет свою успешность на рынке торговли проблемными активами.

Так это обычно происходит в рыночных экономиках. Не даром ведь эксперты и функционеры МВФ, работающие с правительством Беларуси, настаивали на создание именно такого органа — «финансовой полиции» для убыточных сельскохозяйственных организаций. Но МВФ, очевидно, ошибается в масштабах. Финансовая полиция может изменить ситуацию в лучшую сторону, когда речь идет о нескольких фактических банкротах. У нас ситуация иная. Фактически давно обанкротилось большинство сельскохозяйственных организаций и отрасль в целом.

По данным Белстата, в январе-апреле текущего года количество убыточных организаций (без учета государственной поддержки) увеличилось до 1054 (на 14,7% по сравнению с соответствующим периодом 2015), их доля составила 73,7% от общей численности сельскохозяйственных организаций. При этом темп роста себестоимости производства превысил темп роста выручки от реализованной продукции, чистая прибыль организаций составила 46,6% от четырех месяцев прошлого года, а сумма чистого убытка на одну убыточную организацию превысила 2 млрд. рублей. Выросла на 32,4%.

При этом чистая прибыль сельскохозяйственных организаций составила 0,775 трлн. рублей*, суммарная задолженность достигла 118 трлн. рублей, кредиторская задолженность 62 трлн. рублей из нее просроченная – 20 трлн. рублей, просроченная задолженность по кредитам и займам – 5 трлн. рублей.

Таким образом, для оплаты только части просроченной задолженности (банкам) организациям понадобиться не менее пяти лет, если на эти цели они используют всю свою прибыль. Это невозможно, как невозможно разрешить проблему выплаты суммарных обязательств отрасли перед своими кредиторами и гарантами.

Единственное средство для этой цели – это переход к рыночной экономике в сельском хозяйстве, в народном хозяйстве вообще. Отказ от избранной Лукашенко «модели», несомненно вызовет серьезные потрясения в обществе. Но только он обещает успех экономике, которая получит, наконец, возможность развиваться по своим законам.

Константин Скуратович, belrynok.by


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.