«Сохранение статус-кво в Карабахе не столько выгодно Армении, сколько России»

Интервью Azeri.Today cо старшим научным сотрудником Международного института исследований проблем мира в Осло, профессором, норвежским политологом российского происхождения Павлом Баевым.

baev

— Вы часто пишете статьи на тему российско-украинских отношений. И первый вопрос позвольте задать вам как раз про Украину. Многие в Киеве ожидали и были уверены, что новым президентом США станет Хиллари Клинтон, но неожиданная победа Дональда Трампа ввергла политический истеблишмент страны в шок. На ваш взгляд, продолжит ли Трамп курс Обамы или все же будет выработана новая линия стратегия по Украине?

— Для Трампа принципиально важно не продолжать курс Обамы ни на одном направлении, и Украина может оказаться местом, где новая администрация обозначит новый курс. При этом стремление продемонстрировать разницу может трансформироваться как в готовность «списать» Украину, так и в готовность оказать ей помощь поставками оружия.

— Ситуация на административной границе с Крымом и на линии разграничения на востоке Украины остается напряженной, более того, напряжение нарастает. Как долго будет продолжаться эта ситуация? И каким вам видится решение данной проблемы?

— Крым и Донбасс все более становятся двумя разными проблемами, и траектории их развития, скорее всего, будут расходящимися. Возможно, уже в первой половине 2017 года Москва обозначит готовность решить проблему Донбасса при условии снятия основных санкций. Этот нескладный кусок Восточной Украины является для России чистым негативом и немалым бременем, избавление от него – дело дипломатической техники.

— Западу удалось настроить Украину против России. На ваш взгляд, возможно ли повторение украинских событий в регионе Центральной Азии?

— Украина стала стратегическим противником России не из-за козней Запада, а главным образом из-за политических просчетов в Москве. Повторение этой ситуации в Центральной Азии невозможно в силу того, что авторитарные режимы там сталкиваются не с протестами демократического толка, а с вызовами клановой борьбы и исламского экстремизма. Дестабилизация является сценарием с нарастающей вероятностью, а готовность России выступать гарантом стабильности быстро сокращается.

— После развала СССР НАТО начало экспансию на Восток. Вступление Черногории, Украины и Грузии в военную организацию НАТО – это вопрос времени?

— Термин «экспансия» к расширению НАТО сугубо неприменим, стремление стран Восточной Европы вступить в альянс намного превосходило интерес Германии, Франции, да и США принять на себя гарантии обеспечения их безопасности. Вступление Черногории (особенно после недавнего кризиса) – вопрос самого ближайшего будущего, и главным инициатором будет, конечно же, руководство этой страны. Перспектива принятия Грузии и Украины – крайне неопределенна, вопрос не во времени – а в характере и скорости разрешения их конфликтов с Россией, а здесь возможны спазмы кризисов.

— Российская сторона не раз заявляла о том, что расширение НАТО на Восток не останется без ответа со стороны России. Как может Москва помешать планам Североатлантического альянса?

— Такого рода заявления не имеют никакого реального политического содержания. Для Москвы вступление трех прибалтийских государств в НАТО было категорически неприемлемым, а потом – перестало быть проблемой вообще. Кризис в отношениях с Украиной – центральная стратегическая проблема для России, и вопрос здесь не в НАТО, а в труднопреодолимой конфронтации двух неразрывно связанных государств.

— Позвольте вас спросить и о Карабахском конфликте. Как вы знаете, Армения оккупировала Нагорный Карабах и 7 прилегающих к нему районов. Есть резолюции Совбеза ООН, но Армения все еще их не выполнила. Как вы думаете, почему резолюции ООН в отношении других стран действуют, а в отношении Армении находятся в подвешенном состоянии?

— Резолюции ООН реально действуют в отношении очень немногих конфликтов, так что Карабахский конфликт – отнюдь не исключение. Решение любого конфликта всегда является ответственностью сторон в него вовлеченных, и международные организации могут только способствовать реализации этой ответственности. Неразрешимых конфликтов не существует в принципе, но ни один конфликт не является зафиксированной данностью – это всегда процесс, и замораживание этого не меняет. Решение конфликта вокруг Карабаха – это вопрос внутренней трансформации двух стран, которая идет, как Вы знаете, очень быстро.

— На ваш взгляд, кому, за исключением Армении, выгодно сохранение статус-кво в Карабахе?

— Сохранение статус-кво в Карабахе не столько выгодно Армении, сколько России, которая решительно пресекала все попытки продвижения в решении, и не имеет никаких оснований менять эту позицию.

Система Orphus