«Я сажаю алюминиевые огурцы,
на брезентовом поле…»
В. Цой

"Марш нетунеядцев" в Орше 12 марта, Вадим Доморад

“Марш нетунеядцев” в Орше 12 марта, Вадим Доморад

И все-таки, беларусы – индивидуалисты. Несмотря на органично и исторически сложившиеся традиции всевозможных згонаў, толок и их объективную продуктивность, «шляхетского» анархо-индивидуализма нам не занимать. Именно эта черта, ведущая свое начало от общеизвестного liberum veto и нашедшая свое выражение в нарицательности целой плеяды Радомской, Барской или Тарговицкой конфедераций шляхты ВКЛ, в современных условиях почему-то неизбежно оборачивается неким подобием «посполитого рушання» 1537 года, больше известного под именованием «куриной войны». Но к чему это я?

А к тому, что просмотр новостей относительно событий в РБ лично у меня вызывает стойкое ощущение дежавю. И, даже не столько в исторических аналогиях, сколько…

Вспоминаю хронологию событий начала этого года: массовая рассылка «писем счастья», нервная реакция общественности и СМИ, политики пафосно угрожают властям всеми «египетскими казнями», но… лишь только к середине февраля у них начала «вытанцовываться» более-менее понятная последовательность действий. Причем у каждого из оппозиционных блоков – своя.

А память при этом с ухмылкой скрипит шестеренками воспоминаний о многочисленных акциях – будь то протеста, поддержки или солидарности, проводимые беларуской оппозицией в последние годы. И ведь не важно, против чего или за кого. Важно, что все эти «Я – ИП» или «За честные выборы, против фальсификаций» имели предсказуемый результат. А именно – нулевой. Но, судя по всему, для беларуской оппозиции оное не столь и важно, ибо нулевой результат – формально ведь тоже «результат»…

«Использовать» или «воспользоваться»?

Понимая возможности массового протестного потенциала в связи с вступлением в силу Декрета №3, беларуская оппозиция предсказуемо поставила себе цель «собрать и возглавить» максимально возможное количество «нетунеядцев», предвкушая возможность трансформации социальных требований, в политические. Однако, о недоговороспособности отечественной оппозиции, на мой взгляд, впору слагать анекдоты.

Тем не менее, прежде чем что-либо утверждать, давайте обратимся к некоторым открывшимся обстоятельствам, неизменно сопутствующим всем потугам беларуской оппозиции, и, в частности, нынешним поползновениям «собрать и возглавить» протестные выступления.

Первое, что бросается в глаза – некая тактическая несуразность даты 15 марта, приходящаяся на рабочий день. Особенно с учетом того факта, что ранее организаторы как-то не очень акцентировали внимание на Дне Конституции РБ и символично не связывали с ним какие-либо массовые мероприятия. Второе – довольно странная позиция и изначальная риторика Н. Статкевича насчет возможности проведения региональных акций протеста.

В первом случае далеко ходить не пришлось, ибо достаточно было лишь «погуглить» анонсирование официальных мероприятий, приходящихся на 15 марта, дабы понять столь бескомпромиссную прыть организаторов маршей протеста в День Конституции РБ. По данным БелаПАН, с 15 по 17 марта, в Минск с визитом прибудет президент Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Кристин Муттонен. В комментариях тому же источнику, зам. председателя ППНС Болеслав Пирштук сообщил, что основной целью данного визита является подписание соглашения о проведении 26-й летней сессии ПА ОБСЕ в Минске.

Представляете сюжет, когда прямо под окнами гипотетического зала переговоров, «на лабутенах и в офигительных штанах» народного доверия, дефилируют лидеры оппозиции,… ну, вы понимаете, да? Причем, совершенно неважно, с какими требованиями и лозунгами, ибо здесь уже, по логике организаторов, будет играть свою роль не столько их содержание, сколько форма и массовость, обеспечивающая определенную «картинку» на фоне предстоящего подписания вышеуказанных соглашений.

Чытайце па тэме:  Левковича предлагают на роль объединителя

Кстати, помимо этого, представителям «правоцентристской коалиции» и иже с ними тактически весьма выгодно «засветиться» и в регионах. Так как в этом случае они смогут весьма искусно сочетать в себе роли и «народных лидеров», и «жертв режима» в случае задержаний последних.

Однако попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны.

Николай Статкевич, отвечая на вопросы «Радыё Свабода» 20 февраля этого года, довольно дипломатично, однако четко обозначил свое отношение к акциям протеста в регионах словами «я поддерживаю активность в регионах, но все решается в столице». Что, в свою очередь, можно напрямую связать с тем фактом, что на региональных акциях никто из лидеров Беларуского национального конгресса так и не появился. Кроме того, политик заявил, что не собирается поддерживать «Марш нетунеядцев» 15 марта.

На мой взгляд, если сопоставить заявления Статкевича и озвученные ранее факты, предположительно мы получим весьма очевидный конфликт интересов, где каждый «тянет одеяло на себя». И это, вскрывая фактор личных амбиций политиков, предвосхищает логически острый вопрос: а где в этой «повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» интересы простого, политически не ангажированного народа? Ибо даже имея некий внутренний конфликт, понимая важность консолидации протестных масс, ничто ведь не мешало персоне «Ивана Ивановича» публично пригласить к себе на мероприятие персону «Ивана Никифоровича» со своими сторонниками, и наоборот.

Суммируя вышесказанное, грех ведь не задуматься о разности понятий и смысловой нагрузке таких глаголов, как «использовать» кого-либо и «воспользоваться» чем-либо, в контексте одушевленных объектов и пространства-времени Республики Беларусь.

Достижение или поражение?

Если отбросить оппозиционные хитросплетения и попытки искусственно разделить протестующих на сторонников «остроконечников» и «тупоконечников», нельзя не признать и, на мой взгляд, совершенно очевидный факт – абсолютное большинство вышедших на площади своих городов не противопоставляют даты 15 и 25 марта. И, скорее, воспринимают их как звенья одной протестной цепи.

Также невозможно не признать, что оппозиционным лидерам в некоторой мере удалось трансформировать стихийное социальное возмущение в организованный политический протест, даже несмотря на то, что власть якобы «сдала», пошла на «уступки» в виде годового моратория на применение декрета №3. Однако, сумеют ли они воспользоваться моментом в долгосрочной перспективе, или же,… так и будут использовать общественное недовольство в своих тактических целях?

Ведь, согласитесь, логика власти проста – не допустить «дестабилизации обстановки» применив временные послабления, а дальше, в надежде на наше фатальное «авось», — будет видно. Так было, к примеру, с печально известным указом №222 от 16 мая 2014 года, крайне осложнившим работу беларуских ИП и вызвавшим волну протестов индивидуальных предпринимателей. Применение оного на практике также несколько раз откладывалось, однако власть смогла воспользоваться существенным снижением «градуса» протестных «бурлений» и забастовок, и обозначенный указ окончательно вступил в силу 1 января 2016 года.

Чытайце па тэме:  “Чарнобыльскі шлях-2015” обойдется организаторам в 14 миллионов рублей (документ)

В описанных условиях оппозиция рискует весьма быстро потерять инициативу и обернуть все тактические преимущества и достижения в не менее стремительное поражение. Но на этот раз уже даже не собственное поражение, а поражение всего народа. И в этой связи, на мой взгляд, весьма точно выразился политолог Павел Усов в своей публикации «Злость народа и что с ней делать»:

«Для успеха и победы недостаточно, чтобы на улицы вышел ЗЛОЙ НАРОД, нужно чтобы там была ЕДИНАЯ и ЗЛАЯ ОППОЗИЦИЯ”.

А пока отдельные части оппозиции делают то, что сегодня сделать в состоянии: время от времени выводить людей на прогулки протеста, водить их по улицам без цели и без результата и мечтать о «круглом столе». А это значит, что протесты «дармоедов» ждет тоже, что и протесты обманутых избирателей, недовольных автолюбителей и предпринимателей – их злость будет валяться на улицах, и не будет той силы, которая в состоянии будет сделать из нее орудие для политических перемен».

Что дальше?

В момент написания этих строк СМИ опубликовали информацию об административном аресте лидеров «правоцентристской коалиции» А. Лебедько, В. Рымашевского, Ю. Губаревича сроком на 15 суток по обвинению «в нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий» в связи с проходившим 10 марта протестом в г. Молодечно. Немногим позднее появилась информация о задержании Павла Северинца. Таким образом, указанные лидеры не смогут ни возглавить «Марш нетунеядцев» 15 числа, ни даже поучаствовать в акциях протеста 25 марта. Но это даже не столько свидетельствует о косвенной правоте автора относительно ролей «жертв режима страдающих за народ», сколько говорит об элементарной некомпетентности данных лидеров в ситуационном прогнозировании, а также, неверной расстановки приоритетов исходя из политической целесообразности. Хотя, возможно я ошибаюсь, и «все именно так и было задумано»?

Тем не менее, если рассматривать ситуацию в целом, на мой взгляд, у многих возникает вполне закономерный вопрос: что дальше? Что и как будет происходить после 25-26-го марта? Каким образом мы будем «давить» на власть и добиваться отмены декрета №3?

Внятных ответов пока нет. Косвенно позиция Н. Статкевича в конце февраля была озвучена в социальной сети «фейсбук», однако, сводилась она к тому, что именно 25 марта протестующие и решат, как действовать дальше. При этом он не исключает и возможности долгосрочной акции протеста, призывая своих сторонников собираться 26 числа в регионах, для того чтоб «не дазволіць уладзе манеўраваць сіламі».

В свою очередь, лидеры компании «Мы не тунеядцы», организующие марш 15 марта, озвучат свои планы лишь на пресс-конференции 13 марта.

Безусловно, принимая во внимание сложившуюся ситуацию, их можно понять, политикам свойственна хитрость и недомолвки в конспиративных целях. Но все же, давайте попытаемся гипотетически предположить дальнейшее развитие событий.

Диалог или «Майдан»?

Говорить о неких стратегических целях оппозиции в сложившейся ситуации, на мой взгляд, пока еще рано. И связано это, в первую очередь, даже не столько с её разобщенностью, сколько, с некой растерянностью и даже испугом, т.к. даже оппозиция не ожидала столь массового отклика не её призывы. Ведь, одно дело, рассчитывать, максимум, на несколько сотен протестующих в конкретное время и в конкретном месте, и совершенно другое, – на десяток тысяч по всей стране. Отсюда, отсутствие четкой координации действий и весьма невнятные попытки наспех сформулировать некие политически реальные, а не популистские требования, помимо отмены Декрета №3.
Как мне кажется, в стремительно обостряющейся социально-политической обстановке, существующая власть, равно как и оппозиция должны быть готовы к различным вариантам развития событий. И вот наиболее вероятные из них.

Чытайце па тэме:  Някляеў прыйшоў па павестцы ў міліцыю і сышоў

Во-первых, это эффектный, массовый, яркий, но, увы, нежизнеспособный в долгосрочной перспективе протест, гипотетически способный испугать власть возможностью повторения украинской «Революции Достоинства» и в результате, вынудить её пойти на переговоры.

Второе – частичное выполнение требований протестующих (как то полная отмена Декрета № 3) после уличных протестов, при условии их массовости. И дальнейшее проведение неких длительных, декоративных мероприятий вроде «круглых столов» с оппозицией, в результате которых, протестный «пар» выйдет в «свисток» времени.

Третье – брутальный разгон и уголовные дела для лидеров протеста, в результате чего, существует определенная возможность повторения событий на киевском «ЕвроМайдане» (хоть и с малой долей вероятности).

Четвертое – превентивные аресты и задержания всех более-менее значимых лидеров, что, в свою очередь, спровоцирует массы протестующих на непредсказуемые действия.

Пятое – максимально возможное игнорирование властью событий, в расчете на то что «оно само по себе как-нибудь рассосется».

Учитывая геополитическую обстановку, а также, «характер» власти, наиболее вероятными из них являются второй и четвертый варианты с определенными компиляциями и вариациями. Тем не менее, каким бы образом не обернулась ситуация, уже сейчас можно с уверенностью утверждать, что и оппозиция и власть весьма озадачены возможными последствиями грядущих протестов. И уже сам этот факт позволяет надеяться что «лед тронулся, господа присяжные-заседатели». Вне зависимости от того, кто «будет командовать парадом» неизбежно переходящим в диалог власти и общества.

Из всего вышесказанного, на данный момент можно заключить лишь следующее: ни власть, ни оппозиция оказались не готовыми к столь широкому общественному протесту и сейчас лихорадочно пытаются выйти из ситуации «сухими» и, по возможности, с «сохраненным лицом».

Вместо заключения

В эпиграфе к данной публикации я не случайно использовал строки из известной песни В. Цоя, в которой, казалось бы, бессмысленные, хаотичные действия, не направленные на получение декларируемого результата, в нашей ситуации парадоксальным образом могут принести совершенно неожиданные и никем не неожидаемые «плоды». Или же, в крайнем случае, дать определенные «семена» надежды. Имею ввиду, что, если даже наши лидеры, как и раньше, идут проторенной дорогой «старых граблей», есть надежда, что идущие следом сделают соответствующие выводы. И протест-2017, вопреки ожиданиям, в новейшей истории РБ, не станет нарицательным подобно «куриной войне» 1537 года, на которую я иронично намекал в лиде.

Во всяком случае, хотелось бы в это верить, но… как говорят ворчливые старики: «пока не увижу, чем все ЭТО закончится – не умру!».

Александр Ахмач, для Беларускай праўды


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.