Статья 411 УК — орудие расправы

К такому выводу пришли участники неформальной встречи граждан, неравнодушных к судьбе их собратьев, которые подверглись репрессиям со стороны правоохранительных органов.

pastuhov-892x1024-1

Предметом особой обеспокоенности собравшихся 26 января в офисе БНФ стало безосновательное обвинение бывшего директора учреждения «Платформ инновейшн», лучшего правозащитника 2013 года Андрея Бондаренко по статье 411 УК («Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения…»). Они посчитали необходимым обратить внимание на данное обвинение Генерального прокурора А.В.Конюка и предложили взять его под личный контроль.

Прежде всего, по той причине, что в уголовном деле А.Бондаренко просматривается политическая составляющая. Кроме того, в принятом обращении обращается внимание на особую конструкцию статьи 411 УК. Согласно этой статье, наложение на осужденного нескольких дисциплинарных взысканий в течение года, позволяет ставить вопрос о привлечении его к уголовной ответственности. В то же время в законодательстве нет четких критериев признания неповиновения «злостным», что на практике нередко приводит к произволу в отношении неугодных осужденных.

В связи с изложенным, следует упомянуть ответ, полученный на запрос граждан в Палату представителей за подписью заместителя председателя Комиссии по законодательству М.В.Мисько от 13.01.2017 г.: «К ответственности по статье 411 Уголовного кодекса Республики Беларусь может быть привлечен только тот осужденный, который за нарушение режима отбывания наказания подвергался в течение года дисциплинарному наказанию в виде перевода в помещение камерного типа, специализированную палату, одиночную камеру или переводился в тюрьму».

На этом основании утверждается, что признаки двойной ответственности в данном случае отсутствуют, а речь идет о новом деянии, которое заключается в злостном неповиновении законным требованиям администрации исправительного учреждения.

В данной публикации не хотелось бы вступать в полемику с юристами Палаты представителей, но все-таки стоит указать на несколько слабых мест в их аргументации. Во-первых, остается спорным понятие «злостного неповиновения». Во-вторых, правильно утверждается, что для обвинения по ст.411 УК учитываются не все дисциплинарные взыскания, а лишь связанные с помещением в ПКТ, ШИЗО, переводом в тюрьму. Но кто  решает вопрос о применении вида взыскания к осужденному? Правильно: сама администрация. Она может объявить как выговор, так и помещение в ПКТ. В-третьих, говорится о новом деянии осужденного, но на самом деле – это «сумма» предыдущих взысканий с оценкой «злостное неповиновение».

Депутат М.В.Мисько пришел к выводу, что статья 411 УК «…призвана стимулировать законопослушное поведение осужденных, соблюдение ими правил внутреннего распорядка в исправительных учреждениях, противодействовать распространению девиантного стиля поведения осужденных, а также является необходимой гарантией устойчивой деятельности пенитенциарной системы Республики Беларусь».

Что-то не все понятно, особенно слово «дивиантный стиль поведения». Мы ведь – тоже юристы и знаем, как может применяться норма закона в условиях зависимости органов следствия, прокуроров и судей. Чаще всего, по принципу: «Чего изволите?». А если поступила команда «Засудить!», то доказательства найдутся и наполнят материалы уголовного дела. Конечно, адвокат и сам А.Бондаренко будут доказывать необоснованность обвинения, но прокурор будет упрямо ссылаться на факты нарушения режима и убеждать суд, что имело место самое злостное неповиновение требованиям администрации и надо засудить по всей строгости закона.

Граждане, подписавшие обращение Генеральному прокурору, считают, что статья 411УК является незаконной и негуманной. В современных условиях она стала орудием расправы над правозащитниками и общественными активистами. Поэтому она должна быть исключена из уголовного законодательства Республики Беларусь.

Михаил Пастухов,

доктор юридических наук, профессор,

специально для Беларускай праўды

 

Обращение

Генеральному прокурору Республики Беларусь

А.В.Конюку

220030, Г.Минск, ул. Интернациональная, 22

 

ОБРАЩЕНИЕ в связи с уголовным преследованием Андрея Бондаренко по статье 411 Уголовного кодекса

31 марта 2017 года истекает срок заключения бывшего директора культурно-просветительского учреждения «Платформ инновейшн» Андрея Бондаренко. Однако 11 января 2017 г. ему было предъявлено обвинение по части 2 статьи 411 УК Республики Беларусь («Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения…»). Скоро будет назначено судебное разбирательство. По данному обвинению А.Бондаренко грозит наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет.

Мы, представители гражданского общества, возмущены тем, что в отношении правозащитника Бондаренко А.В. фабрикуется новое уголовное дело. Мы шокированы несправедливостью обвинения в рамках этой статьи и просим Вас обратить пристальное внимание на законность и обоснованность предъявленного обвинения и принять соответствующие меры прокурорского реагирования.

Доводим до Вашего сведения известные нам нарушения режима, которые послужили основанием для начала уголовного преследования А.Бондаренко по ст.411 УК:

— при осмотре камеры во время пребывания Бондаренко в колонии №17 (г.Шклов) контролеры нашли пыль на пристенном ребре нар;

—  в качестве нарушения режима признали опоздание на обед после посещения местной церкви. Характерно, что опоздание было массовым, а наказали только Бондаренко;

—  одно взыскание было объявлено за то, что в дневное время Бондаренко лежал на постели (нарах) и читал книгу. До этого (пять месяцев) никто не высказывал по этому поводу замечаний;

—  в мае 2015 г. Бондаренко был помещен на пять суток в ШИЗО (штрафной изолятор) за то, что «пообщался» с одним из осужденных при возвращении с прогулки. Перед камерой его спросили: «Какая камера?». Полагая, что спрашивает кто-то из конвоиров, он ответил: «Восьмидесятая». Потом оказалось, что конвоиры его ни о чем не спрашивали;

— многоходовую комбинацию в отношении  Бондаренко «разыграли» в период нахождения в Могилевской тюрьме 30 сентября 2016 г. Вечером, перед сдачей продукции, в камеру вошел инженер по тыловому обеспечению. Андрей его не знал и поэтому не сразу сделал полагающийся отчет. Это стало первым нарушением режима. Потом в камеру вошли контролеры и стали проверять качество склейки конвертов. Некоторые из них они расценили как брак, хотя раньше принимали без проблем;

— обнаружение булавки на полу камеры после мелкого ремонта. Этот факт был квалифицирован как укрывательство запрещенного для хранения предмета, хотя А.Бондаренко ранее этой булавки не видел.

В юридической терминологии подобных дисциплинарных нарушений называются малозначительными нарушениями.  Под ними понимаются неосторожные и иные проступки, представляющие собой мелкие нарушения режима со­держания, не несущие какой-либо опасности и не оказывающие какого-либо влияния на обстановку в целом в вопросах обеспечения и поддержа­ния должного правопорядка в исправительном учреждении (например, нарушение распорядка дня, курение в не отведенном для этого месте, пе­редвижение по территории колонии вне строя, нарушение установленной формы одежды; сон в дневное время).

Для того, чтобы признать нарушение режима преступным, неповиновение должно быть открытым, неоднократным, вы­раженным в дерзкой форме, а также в случаях, когда, несмот­ря на неоднократное повторение требований, виновный их иг­норировал.

Необходимо отметить, что судам рекомендовано   отличать от злостного неповиновения случаи совершения других малозначительных нарушений режима отбывания. Лицо не может быть признано виновным в преступлении, предусмотренном ст. 411 УК, при совершении таких нарушений требований режима отбывания наказания, которые не представляют собой злостного неповиновения требованиям администрации.

К  сожалению, действующее уголовное законодательство не дает точного определения, понятия «злостного неповиновения» применительно к составу преступления, предусмотренного  ст.411 УК. Это позволяет администрации тюрем и колоний использовать данную статью в качестве мести осужденному за отстаивание своих прав. Такая практика была использована против Дмитрия Дащкевича, Николая Дедка и др.

Мы требуем объективно проверить все дисциплинарные  взыскания, наложенные на Андрея Бондаренко за период отбывания имнаказания, и прекратить в отношении его уголовное дело по ст.411 УК. Кроме того, просим Вас содействовать исключению этого состава преступления из уголовного законодательства Республики Беларусь.

Принято на Форуме «Свабоду палітвязням Республікі Беларусь”, 25 января 2017 года

Автухович Николай,

Шапутько Анна,

Пастухов Михаил,

Статкевич Николай,

Коваленко Светлана,

Терентьтева Галина,

Николайчик Ольга,

Мельников Виктор,

Дедок Николай,

Садовская Екатерина,

Поспих Людмила,

Майорова Ольга,

Гончаров Роман,

Завадский Василий.

В телефонном разговоре присоединился к подписантам отец Андрея Бондаренко –

Валерий Григорьевич Бондаренко.

Система Orphus