До недавнего времени я, как гражданин страны, считала, что у нас, в Республике Беларусь, можно рассмотреть любой вопрос с точки зрения права. Однако я очень ошиблась, но теперь точно знаю: в Беларуси беззаконие есть!

godun

В этой  истории все поставлено с ног на голову. Умер мой родственник – тетя, родная сестра моего отца. Муж ее умер раньше, детей нет. Значит, открывается наследство для других родственников. С заявлениями о принятии наследства обратился мой отец и племянница.  Это произошло летом 2009 года. Но так как племянница понимала, что шансов принять наследство при живом брате покойной у нее нет, то появляется ниоткуда завещание, свидетелем по которому выступила ее мать. Конечно, такой появившийся в нотариате листок бумаги (документом его назвать нельзя, поскольку во время судебного заседания представителя нотариальной конторы не было,  второй экземпляр завещания в суде представлен не был,  сама же племянница толком не знает, какая нотариальная контора его регистрировала) был признан недействительным. Судом установлено, что отец брат покойной, так как имелись неточности в метрической записи.

Таким образом, для отца открылось наследство по закону, а племянница после признания завещания недействительным ни на что не имела права. Это случилось в июле 2010 года. Судебное заседание должно было проходить в декабре 2009 года, но в связи со смертью отца было отложено на полгода.  Наверное, если бы мой отец не умер, то и всей этой истории наверняка бы не было. Получил бы он в ГНК № 2 Октябрьского района Минска свидетельство о праве на наследство, и все было бы замечательно.

Но смерть вносит свои коррективы  в жизнь – отцу было  80 лет.  Смириться с тем, что наследство принял  ее дядя, племянница не смогла. Охота пуще неволи. «Подключу  такие силы, что тебе и не снились, и буду иметь хотя бы половину»,- было мне сказано. Подключала она  какие – либо потусторонние силы или нет, но то, что произошло дальше, выходит за рамки разумного и законного.

Несмотря на то, что наследство принято братом юридически, подтверждено решением суда, которое не оспаривала племянница и которое вступило в законную силу в августе 2010 года, суд Октябрьского района Минска 1 декабря 2010 года, то  есть  через 1,5 года после смерти тети или более чем через год после закрытия наследственного дела тети,  рассматривает ее иск; в качестве ответчика она привлекает меня, несмотря на то, что я не являюсь наследником тети ни по закону, ни по завещанию. Невзирая на такие мелочи, суд выносит решение:  признать  Кунцевич В.А. племянницей  тети, признать за ней ½ доли в имуществе тети, состоящем из квартиры в Минске. При этом суд не разъясняет причину, по которой нужно выделять судом долю в имуществе, минуя нотариат. Все, что связано с наследством, находится в ведении нотариата. Именно  поэтому решение суда от 1 декабря 2010 года исполнению в нотариате не подлежало. Наследнику долю судом не выделяют.

Зато, согласно решению суда, произошло оформление ½ доли собственности после умершей тети  без получения  свидетельства о праве на наследство по закону . Чтобы ситуация не выглядела  абсурдной, суд кассационной инстанции  Минского  городского суда 31 января 2011 года прописал, что суд первой инстанции  пришел к правильному выводу: племянница наследует имущество тети по праву представления, а за мной, дочерью принявшего наследство – трансмиссия, при этом ошарашив меня новым фактом: ваш отец не успел принять наследство. Свидетельство у родственницы от этого признания не появилось, да и кадастровому агентству при оформлении имущества  оно почему-то было не нужно. А ведь это регистрации собственности после умершего. Вот дела так дела! Наследство отец принял, зарегистрировать в связи со смертью не успел, это правда, но  принятое им  наследство включили в состав наследства, открывшегося после его смерти.  Согласно закону, принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства  независимо от момента государственной регистрации права наследника на это имущество.

1 июня 2010 года в нотариальной конторе Клецка я получала свидетельство на имущество отца. Заведующий нотариальной конторой Клецка Тимошко А.Н. выполнила  все по инструкции: приняла от меня заявление, сделала запрос в ГНК №2 о подтверждении принятия наследства отцом после смерти сестры, получила ксерокопию наследственного дела, то есть, все факты подтвердились. А дальше,  вопреки нотариальной практике, наотрез отказалась выдать мне свидетельство о праве на наследство по закону, дополнительное к полученному ранее. Никакие увещевания не помогли.  Нотариус констатировала: вам предстоит суд, суд неизбежен.

Предсказания заведующего нотариальной конторы Тимошко А.Н., жены судьи Клецкого района, сбылись 1 декабря 2010 года. С тех пор моя жизнь проходит под девизом:  не проскочишь, не пройдешь!!! За то, что она не выдала законному наследнику свидетельство, ее лишили премии. Ее начальство, а я думаю, это начальник управления юстиции  Миноблисполкома  А.А. Бачило., разводит руками при обращении и объясняет мне, что он  над ней не властен, она независима. Так это или нет, судить не мне. И чему подчиняется государственный нотариус, пока не установлено. Невыдача свидетельства законному наследнику, видимо, и привела к той катастрофической ошибке, допущенной  решением суда  от 1 декабря 2010 года Октябрьского района Минска.

А далее – обращения в суды и подача жалоб в порядке судебного надзора, которые к торжеству закона не привели. Законной оставалась только оплата государственной  пошлины. Верховный суд, как и суд кассационной инстанции, прописывает: не успел принять наследство. Материалы проверок наследственного дела  отца от 8 декабря 2010 года, от 23 февраля 2012 года заключают: наследство принял ваш отец после смерти сестры. Сами нотариусы Клецка Тимошко А.Н. и Климович И.А. в постановлениях об отказе  в совершении нотариального действия за своей подписью и гербовой печатью Республики Беларусь  констатируют: наследство принял ваш отец. Вот оно, первое противоречие, не интересующее высоких чиновников от закона.

Дошло до удивительного состояния – суд указывает способ принятия наследства гражданину. Это уникальный случай  судебной практики. Суд не разъясняет при этом причину, почему он это делает за нас. Что так привлекло суд в наследстве  тети и отца? Ведь каждая из нас может реализовать свои права в нотариате, если таковые имеются. А вот и второе противоречие. Можете расшибить лоб доказывая, что ни я, ни племянница наследниками тети не  являемся, наследник тети ее родной брат – бесполезно. В высоких судебных инстанциях лучше знают, что, кому, и сколько положено. Племянница, работает  портной при Управделами президента, захотела иметь ½ долю в имуществе, состоящем из квартиры, для ее, видимо не важно каким способом и имеет.  Сначала отец, а потом я, по образованию  учитель, оспаривая решение суда от 01.12.2010 г. хотела научить ее жить по закону, законы охраняются государством, но у меня не получилось.

Оказалось, что не все то золото, что блестит. Законы есть, прописано все до мельчайших деталей, а пресловутый человеческий фактор оказался важнее. В апреле 2014 г. обратилась во время приема граждан в г. Клецке к помощнику Президента по Минской  области Н.Н. Корбуту  о рассмотрении моего вопроса  относительно действующего законодательства. Ответ пришел на бумажке без опознавательных знаков, с росписью Н.Н. Корбута  « По информации Председателя Верховного Суда Республики Беларусь право  собственности на квартиру  суд  признал в равных долях за вами и  В.А. Кунцевич, племянницей умершей. Судом справедливо, обоснованно и в соответствии с требованиями законодательства распределено  наследственное имущество поровну  между племянницами умершей».  Но ведь после умершей имеется законный наследник – брат. Куда подевался он? Председатель Верховного Суда Республики Беларусь это не  разъясняет. Ответ из ГНК№2 Октябрьского района г. Минска от 14. 03.2013 г. гласит : « вы (т. е. Годун Л.С.)  после умершей  Дроздовой В.С. наследницей ни по закону, ни по завещанию не являлись».  Да иначе и быть не может, с соответствующим заявлением к ним   не обращалась.  Кунцевич В.А. свидетельство о праве на наследство в ГНК № 2 Октябрьского района г. Минска не получала, отвечает заведующий этой конторы. Вот вам и право представления, которое прописал суд. Суд первой инстанции за мной, Годун Л.С. не признавал право на ½ долю  в наследстве тети. За долей обратилась только  Кунцевич В.А , да и то ей еще пришлось в суде доказывать , что она племянница. Остается полной тайной Верховного Суда  на основании чего суд справедливо, обоснованно и в соответствии с требованием законодательства выделил мне ½ долю. Вот мы и в тупике.

Наследство принято братом Шимколовичем С.М. после смерти своей сестры  Дроздовой В.С., оно ему принадлежит независимо от  момента государственной регистрации права  на это  имущество, а  Верховный Суд  говорит о тете и племянницах не  учитывая обстановку в нотариате.

04.06.2014г. попыталась попасть на прием к Председателю Верховного Суда В.О. Сукало.  В канцелярии ясно  сказал работник  данного учреждения, что мне здесь делать нечего, три года истекло и со мной председатель беседовать не будет. Работник оказался безумно смелым человеком, раз не допустил гражданина  в день приема  на прием  к своему руководителю.  А как же закон? Как же наследство? Как устранить противоречие суда и нотариата? Разъяснений нет. Собственность не их. Ошибки только их.  Но разве они их признают? Убедилась – никогда! А если это не ошибки, тогда что?

Ранее я  обращалась  к руководителю правозащитного  центра « Правовая помощь населению» Олегу Волчеку. В рубрике «Правовая экспертиза» 04.12.2013г. была  детально рассмотрена моя история .на страницах  «Народная воля» в заключении,  которой он констатировал: справедливость должна быть восстановлена и Годун Л.С. должна получить  свидетельство о праве на наследство своего отца в полном объеме. Заключив при этом: таков закон! Но это глас вопиющего в пустыне. В моем случае беспрецедентным образом попраны статьи  Гражданского Кодекса Республики Беларусь о наследовании: ст.219 (приобретение права собственности), ч.1. ст.1070, ч.2. ст.1069, ч.4. ст.1069, ч.3.ст.1084 (приобретение наследства), ч.2.ст.1031 (право наследования гарантируется), а также ч. 2. п. 178 Инструкции по нотариату, статьи 7, 44, 60 Конституции Республики Беларусь  (принцип верховенства права),   права собственности), ( защита прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом).

Что же это за страна такая  Беларусь? Что же в ней за высокие чиновники, если за три года они так и не решились признать свою ошибку и отменить решение суда от 01.12.2010г., не изучившего положение дел в нотариате. Для какой цели в государстве суды, прокуратуры, следственный комитет, управление юстиции,  различные другие высокие инстанции, куда обращалась я, если до них не достучаться, если это не в их компетенции рассмотреть вопрос с точки зрения права. И все они  в устной форме отвечают  приблизительно так: что вы хотите то нас – так решил Верховный, против него мы не пойдем. Что же это за инстанция такая  Верховный Суд страны, которому подвластно не рассматривать мой вопрос ( последняя жалоба находилась на рассмотрении 2 месяца) с точки зрения права Гражданского кодекса Республики Беларусь? Никто так и не пояснил мне из высоких чиновников от  юриспруденции, почему меня лишили законно унаследованного мной  после смерти моего отца, а отцом после смерти своей сестры имущества, состоящего из квартиры в городе Минске. Вот и получается роковое наследство. Имеешь, но не возьмешь.

Очень бы хотелось понять внутренний мир судей, прокуроров и ту моральную составляющую, которая живет в них, как в вершителях  судеб людей. Чтобы хоть как-то продвинуться в вопросе связанном  с получением свидетельства о праве на наследство обратилась  в суд  Клецкого района с жалобами  на отказ нотариуса в совершении нотариального действия и на действия должностных лиц, ущемляющих права граждан (заведующий НК г. Клецка Тимошко А.Н. и нотариус Климович И.А.) Но и тут с законом встретиться не смогла. Определением  от 05.12.2013г. прописали: в суд с иском о признании права собственности на общих основаниях. Решение в соответствии с Гражданским-процессуальным кодексом не вынесли. Чтобы законному наследнику за законно унаследованным имуществом нужно было идти в суд с иском – наверное, такого новаторства еще не было ни в нотариальной, ни в судебной практике Республики Беларусь. Право приобретения собственности после умершего исключительно в поле зрения нотариата, повторюсь статья 219 ГК РБ. Служители фемиды сами загнали себя в угол. Определением  кассационной инстанции Минского областного суда  от 16.01.2014г. мне наглядно продемонстрировали мою ничтожность рядом с ними. Ни председательствующий, ни судьи кассационной инстанции при  рассмотрении моей  жалобы по нотариату, даже не удостоили определение своей подписью. Нет печати Миноблсуда, нет штампа, что копия верна. Зато есть роспись судьи Клецкого района и приписка  ксерокопия верна.

Вот и попробуй встретиться с законом, если так тоже не получилось. Принял наследство и хватит, а дальше разберемся, что с ним делать, мы – нотариат и с нами Высокий Суд Республики Беларусь. С некоторых пор я стала мысленно считать себя  потерпевшей от государственных структур, а себе в утешение иногда говорю: через десятилетия реабилитируют. Может, хоть детям отдадут то, что унаследовал их дед в соответствии с ЗАКОНАМИ  РЕСПУБЛИКИ  БЕЛАРУСЬ.

Лариса Годун, Клецк, для Беларускай праўды


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.