Военные планы Кремля: зачем Путину новые объекты на границе с Украиной

Россия повышает обороноспособность на восточных границах

Россия намерена запустить в эксплуатацию участок прифронтовой железной дороги в обход Украины, которая позволит перебрасывать войска и технику из Центрального военного округа в Южный Фото: УНИАН

Россия намерена запустить в эксплуатацию участок прифронтовой железной дороги в обход Украины, которая позволит перебрасывать войска и технику из Центрального военного округа в Южный
Фото: УНИАН

Российские чиновники говорят о колоссальном объеме военного строительства. В прошлом году, как утверждают в Москве, на всей территории России построили более 2,5 тыс. зданий и сооружений. В этом году масштабы сохранятся примерно на том же уровне. Пожалуй, одним из главных проектов станет прифронтовая железная дорога в обход Украины, которую должны завершить в конце лета 2017 года — ветка Журавка-Милерово. С ее помощью Россия сможет перебрасывать войска из Центрального военного округа в Южный военный округ. И хотя для Украины строительство военных объектов и путей вблизи западных границ РФ является фактором риска, оно не может быть самостоятельным свидетельством планов Кремля расширить военные действия на украинских территориях.

От детских садов до «Искандеров-М»

В интервью российскому «Коммерсанту», которое вышло в понедельник 23 января, замминистра обороны РФ Тимур Иванов заявил о «колоссальном» объеме военного строительства, который можно сравнить по масштабам с послевоенным периодом. В частности, по словам Иванова, за 2016 год построили более 2,5 тыс. зданий и сооружений общей площадью 2,7 млн квадратных метров. На данный момент строится свыше 2 тыс. объектов специального и социального назначения.

Среди крупных Иванов назвал объекты причального фронта и береговой инженерной инфраструктуры в Вилючинске (Камчатский край) и причальный фронт для подлодок в Новороссийске (Краснодарский край). В Южном военном округе (со штабом в Ростове-на-Дону) также строят военный городки для двух ракетных бригад «Искандер-М». В Московской области ввели в эксплуатацию объекты инфраструктуры первых полков Ракетных войск стратегического назначения, которые оснащены стационарными и подвижными ракетными комплексами «Ярс».

Помимо этого, утверждает Иванов, строятся медицинские объекты, жилые дома, школы, детские сады и кадетские училища. По словам Тимура Иванова, в минобороны «синхронизировали графики поставок вооружения с графиком строительства, фактически сдвинув вправо те объекты, которые приоритетными не являются».

Он продолжил: «Чтобы вписаться в бюджет, который запланирован на 2017 год, а это 117 млрд руб., мы порядка 50% потратим на объекты застройки по многолетним контрактам, то есть для того, чтобы завершить объекты с высокой степенью готовности в этом году. А 50% мы предполагаем оставить в качестве резерва для обеспечения оперативных строительных нужд вооруженных сил».

На данный момент продолжается разработка государственной программы вооружения на 2018-2025 годы, которая, как утверждает замминистра, должна снять проблему дисбаланса в вопросе финансирования проблемы дисбаланса между поступлением вооружения и созданием инфраструктуры.

В 2015 году Россия потратила на военные цели на 3% (или 100,2 млрд руб.) меньше запланированного, если сравнивать с предыдущим годом. Тем не менее, цифра все равно оказалась больше на 28,3%, чем в 2014. Рост расходов в том году был самым большим в постсоветской истории. Как тогда писали «Ведомости», в 2016 расходы в номинальном выражении могут упасть на 6%. В 2017 году минфин предлагал министерству обороны урезать траты еще на 6%. Близкий к минобороны источник утверждал, что к концу десятилетия расходы на оборону будут сокращаться еще быстрее.

Официальные цифры и заявления не позволяют сделать однозначные выводы о реальных военных расходах РФ. Как заявлял в декабре Владимир Путин, по сравнению с 2016 годом, в 2017 падение трат составит 0,4% или около 320 млрд рублей. Тогда как замминистра обороны Татьяна Шевцова заявляла, что разница будет лишь 100 млрд.

Дорога железно-фронтовая

С вопросом, могут ли вышеизложенные факты свидетельствовать о военных планах России в отношении Украины (или их отсутствии), «Апостроф» обратился к военным экспертам.

«Может свидетельствовать и свидетельствует, — уверен экс-начальник Генштаба ВСУ Анатолий Лопата. — Проблема в том, что РФ в военном отношении не имеет оборудованной инфраструктуры. Граница между Россией и Украиной осталась без соответствующего оборудования, как военных городков, так и средств технического наблюдения. Раньше они пользовались, конечно, нашей информацией, которая передавалась российским военным частям по договоренности между Украиной и Россией. Сейчас Россия, конечно, делает все необходимое, чтобы усилить военные силы. А претензии к Украине как государству остаются — они воевали и будут воевать за Украину в целом… Даже не допускайте мысль, что Россия может ослабить финансирование своих Вооруженных сил — это не случится».

В то же время, бывший военный сомневается, что в ближайшее время стоит ожидать российского военного наступления.

Как и Лопата, военный эксперт, сотрудник оперативного управления Генштаба с 2003 по 2006 год Олег Жданов не думает, что строительство Россией военных объектов может свидетельствовать о возможном наступлении РФ: «Это повышение обороноспособности и системы безопасности. Чтобы вести речь о каком-либо наступлении, надо разворачивать войска, увеличивать их численность и накапливать материально-технические ресурсы, чтобы обеспечивать наступление. Ничего этого мы не наблюдаем».

Военные планы Кремля, считает Жданов, не изменились, — Россия наращивает обороноспособность страны, укрепляя западную границу. Поскольку после начала российской агрессии в Украине НАТО «подходит к своим восточным границам».

«Агрессия против Украины послужила катализатором к тому, что центр тяжести обороноспособности переносится на западные границы РФ», — объяснил он свою мысль.

Отмечая строительство двух военных баз в Белгородской области и планы по размещению в Беларуси третьей российской базы, эксперт обращает внимание на то, что Украина становится фактически «буферной зоной между блоком НАТО и РФ».

«И тут нужно определиться, что бы делаем дальше: либо мы становимся самостоятельным игроком, начинаем реформирование армии и ее перевооружение и строим систему безопасности на собственных вооруженных силах, либо мы ищем партнеров и организовываем коллективную безопасность в данном регионе вокруг себя», — добавил Жданов. И хотя повышение Россией обороноспособности не может быть доказательством готовящегося расширения военных действий на украинских территориях, оно является фактором риска для Украины, на который Киев должен отвечать адекватными мерами.

«Что реально и определенно указывает (на возможное наступление), это строительство железнодорожной ветки из Журавки до Миллерова (в Ростовской области), — считает российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. — Это действительно имеет прямое отношение, поскольку железная дорога идет в обход Украины. Вся мобильность российских сухопутных войск основана на железной дороге. Вся бронетехника железной дорогой передвигается. Сейчас нет возможности напрямую перебрасывать силы вдоль фронта из Центрального военного округа в Южный».

В ноябре 2016-го замминистра обороны РФ Дмитрий Булгаков заявил, что эта двухпутная электрифицированная железная дорога в обход Украины, параллельная линии фронта, заработает на год раньше запланированного срока — в августе 2017 года.

Олег Жданов считает «абсолютно нормальным», что россияне строят прифронтовые дороги, потому что раньше они пользовались железнодорожной веткой, которая пересекает и украинскую территорию. Поэтому, строя новые пути, Россия действует на перспективу, понимая, что рано или поздно кризис на Донбассе будет разрешен, и скорее всего, как предположил Жданов, не в пользу РФ.

«Если строится такая магистральная ветка железнодорожного направления, это соответствует как требованиям обороноспособности, так и требованиям развития инфраструктуры», — уверен Жданов. Потенциально она действительно может использовать как «артерия» для пополнения сил Южного военного округа.

Если же говорить о военном бюджете, то сокращение в 2017 году, если оно произойдет, будет свидетельствовать, что Москва из-за антироссийских санкций дошла до святая святых. На значительное увеличение бюджета НАТО (такое решение приняли на последнем саммите НАТО в Варшаве) Россия, по мнению Жданова, сейчас не может ответить адекватно. В ближайшее время именно судьба военного бюджета будет лакмусовой бумажкой для определения общего состояния финансово-экономической ситуации в РФ.

Владислав Кудрик, Апостроф

Система Orphus