«За отмену «декрета о тунеядстве» готовы подписываться даже милиционеры». Как в Бобруйске задерживали сборщицу подписей

Активистке Беларуского профсоюза РЭП Галине Смирновой вернули изъятую тысячу подписей, собранных в Бобруйске за отмену «декрета о тунеядстве».

pod

Проблемы у Галины Смирновой возникли после визита к депутату Палаты представителей Виталию Власевичу, который баллотировался по Бобруйскому-Первомайскому округу № 79. Вместе с  бывшим кандидатом в депутаты по тому же округу Олегом Желновым она сформулировала целый ряд вопросов к депутаты, один из которых — отношение к «декрету о тунеядстве». С ними Галина Скороход и Олег Желнов направились на прием к депутату.

А вот дальнейшие события развивались не по сценарию.

Вот что Галина Смирнова рассказала Беларускай праўдзе:

— В субботу мы с Олегом Желновым записались на прием к депутату по Бобруйскому-Первомайскому округу № 79 Виталию Власевичу. Мы сформулировали ряд предложений к депутату, в том числе попытались выяснить его отношение к «декрету о тунеядстве». На вопрос о количестве собранных подписей я ответила: собрали столько, сколько вам необходимо для участия в избирательной кампании (для регистрации кандидатом в депутаты нужно собрать не менее тысячи подписей избирателей. — БП). Думаю, такой ответ ему не понравился. «Где вы планируете стоять?» — в вопросе депутата угадывался скрытый подтекст о местонахождении нашего пикета. Похоже, именно он и вызвал милицию.

Мы собираем подписи за отмену декрета №3 давно, милиция никогда не предъявляла нам претензий, а некоторые милиционеры готовы были подписываться за отмену декрета. Мой ответ (я сказала, что мы будем собирать подписи в районе рынка и пригласила его встретится с людьми, поговорить с ними и выслушать, если считает, что декрет о тунеядстве сегодня не проблема) он расценил как приглашение на митинг, как я понимаю. Но если люди выстраиваются в очередь, чтобы подписаться за отмену декрета о тунеядстве, это не значит, что я организовала несанкционированный митинг.

Меня задержали, доставили в Ленинский районный отдел милиции Бобруйска, составили на меня протокол по статье 23.34 — проведение несанкционированного массового мероприятия. Я заявила, что не буду отвечать ни на один вопрос до тех пор, пока мне не предоставят защитника. Поэтому всю процедуру перенесли на 30 января на 17.00, выписали повестку.

Я долго не могла понять, почему меня столько времени держат в райотделе милиции. Как оказалось, никто из прохожих не соглашался выступать в качестве понятых, готовых присутствовать при обыске моей сумки. Эту процедуру они назвали не обыском, а осмотром. Я не давала сумку, однако ее рвали из моих рук два мужика; в конце концов в неравной борьбе, хотя я пищала и визжала, пришлось отдать.Все подписи, которые находились у меня, изъяли; хотя протокол и был составлен, не составлена опись изъятых вещей и подписей. Я просто не знаю, сколько подписей находилось у меня на руках.

Сегодня стало известно, что по изъятым у меня спискам обзванивают людей; подписантам звонят, представляются сотрудниками милиции, объявляют, что ведется розыскная работа по преступлениям. На людей снова давят, причем тоглда, когда начинают прозревать потихоньку (они еще не проснулись, немножечко прозрели), а на них снова нагоняют страх. А какое право милиция имеет вообще проверять подписи, которые предназначены для администрации президента?

Сегодня стало известно, что мне надо явиться уже не в Ленинский РОВД, а в городской отдел милиции Бобруйска — и забрать подписи; якобы они проверены, никаких нарушений не выявлено.

Подписи отдали. Мне сказали, что была проведена проверка их подлинности и подписанты подтвердили, что подписывались против декрета. Вместе с тем милиционер возмущался тем, что СМИ якобы подали недостоверную информацию: якобы протокол в отношении меня не составлялся.

Беларуская праўда 

Система Orphus