С чего вдруг иностранные инвесторы заинтересовались беларускими бондами и почему власти готовы платить втридорога, лишь бы сохранить «фамильное серебро», которое давно пора сдать в ломбард?

Ударными темпами выполняется годовой план по наращиванию валютного госдолга. Годовой объем заимствований на внутреннем рынке через валютные облигации (360 млн долларов) Минфин выполнил всего за четыре месяца, и на этом не остановился: уже в начале июня за несколько дней был распродан очередной выпуск бумаг еще на 50 млн долларов.

Параллельно ведомство готовилось к штурму внешних рынков: еще в конце прошлого года анонсировалось, что в 2017 году будут размещены евробонды на 800 млн долларов.

19 июня стартовало так называемое road show, в ходе которого беларуской стороне предстояло презентовать себя и свои облигации в максимально выгодном свете. А уже через несколько дней агентство Рейтер огорошило неожиданной новостью: бонды нашли своих покупателей, совокупный спрос на бумаги превысил 3,1 млрд долларов, а фактический объем размещения составил вовсе не 800 млн долларов, как планировалось, а 1,4 млрд долларов.

С чего вдруг иностранные инвесторы так заинтересовались беларускими бондами? А с того, что процентная ставка оказалась весьма привлекательной: 7,125% по пятилетним бумагам и 7,625% — по десятилетним. По нынешним временам доходность просто роскошная: развитые рынки сегодня редко предложат инвестору больше 1%, а порой ставки и вовсе являются отрицательными. Это означает, что держатель бумаг не только не получает никакой прибыли, но еще и сам приплачивает эмитенту за то, что тот на время примет на хранение его капитал.

А что в мире?

Ставки по евробондам, как и по любым другим инвестиционным инструментам, напрямую связаны с рисками, которые берет на себя инвестор. По состоянию на конец июня среди пятилетних бумаг самую высокую доходность предполагали бонды Венесуэлы – почти 35% годовых. Это баснословная доходность для такого консервативного инструмента, как государственные облигации, но и Венесуэла ведь – страна особенная. 10,6% – то есть больше, чем в Беларуси – предлагалось по бразильским облигациям: политический кризис в стране и неопределенность на рынке нефти совсем не способствуют высокому доверию со стороны инвесторов. Такие страны, как Индия и Вьетнам могут фондироваться дешевле, чем Беларусь – по 6,7% и 4,9% соответственно. Европейским государствам достаточно предложить инвесторам лишь несколько десятых процента.

Чытайце па тэме:  Евробонды: Минск совершает новые манипуляции по выманиванию денег

В сегменте десятилетних бумаг ставки чуть выше, но картина в целом похожая: инвесторы охотно отдают деньги на хранение развитым странам практически задарма, а вот Египту, Уганде и другим державам с невнятными перспективами финансирование обходится значительно дороже.

Евробонды нередко перепродаются на вторичном рынке, и доходность по ним постоянно плавает в зависимости от того, как меняются рыночные условия, и какой дисконт от номинала установит продавец. Белорусские 7,125% со временем тоже могут трансформироваться хоть в 15%, если риски дефолта возрастут, хоть в 5%, если где-то под Житковичами все же обнаружат серьезные залежи нефти или, на худой конец, алмазов. Однако это все спекулятивные игры инвесторов, а правительству, разместившему бумаги, придется на протяжении всего срока обслуживать их по изначально заявленной процентной ставке.

Займы в лучших беларуских традициях

Давайте посчитаем, во что обойдутся беларусам 1,4 млрд долларов, привлеченные несколько дней назад. По данным Рейтер, деньги пришли двумя траншами: 800 млн долларов на 5 лет под 7,125% годовых и 600 млн долларов на 10 лет под 7,625% годовых. Итого обслуживание пятилетних бондов выльется в 57 млн долларов в год или 285 млн долларов за весь срок. По десятилетним бумагам получится 45,75 млн долларов в год или 457,5 млн долларов за весь срок. Итого 742,5 млн долларов – больше половины от изначально привлеченной суммы.

Выходит, что евробонды в нашем случае – очень дорогое удовольствие. Для сравнения, с МВФ сейчас идут переговоры о кредите в 3,5 млрд долларов на 10 лет под 2,28% годовых (именно такая процентная ставка озвучивалась премьером Кобяковым еще в конце 2015 года). Как видим, ставка ниже почти в три раза, но итоговая плата за обслуживание будет еще меньше, так как проценты по кредитам начисляются на остаток долга, и с погашением задолженности ежемесячная плата по процентам будет снижаться. Если предположить, что Беларусь все же получит этот кредит и начнет гасить его со следующего же месяца, итоговая переплата за 10 лет составит порядка 400 млн долларов. Это при том, что сумма займа в 2,5 раза больше! На практике обслуживание займа обойдется несколько дороже: погашение вряд ли начнется сразу со следующего месяца, да и периодичность выплат будет реже, чем раз в месяц. Но в любом случае такое кредитование в разы дешевле бондов.

Чытайце па тэме:  Беларусь предложила катарцам купить свои евробонды

Так зачем же нужны такие дорогие деньги? А затем, что в случае евробондов единственное требование кредиторов к Беларуси – этот вовремя и в полном объеме погашать задолженность. Они покупали облигации исключительно для того, чтобы подзаработать. МВФ в таких заработках не заинтересован – озвученная процентная ставка в 2,28% едва покрывает инфляцию доллара. Целью фонда в Беларуси является реформирование экономики, а одним из самых острых вопросов является реформа госсектора. Длинные и дешевые деньги от МВФ, конечно, очень нужны, но, как видим, власти предпочитают платить втридорога, и при этом сохранить «фамильное серебро» в существующем виде. Хотя, откровенно говоря, давно пора бы сдать его в ломбард.

Навечно на паперти

Еще один интересный вопрос – а зачем правительство аж на 600 млн долларов превысило план по заимствованиям через евробонды? Изначально ведь речь шла о 800 млн долларов, и эксперты сходились во мнении, что средства будут направлены на погашение старого выпуска евробондов, размещенного в 2011 году. Там как раз и потребуется ровно 800 млн долларов.

Скорее всего, четкого назначения у «дополнительных» 600 млн долларов нет – взяли просто, чтобы было. Государство остро нуждается в валюте, поэтому лишними эти деньги не будут. Ежегодно на обслуживание и погашение валютного госдолга приходится тратить несколько миллиардов долларов. Например, в пояснительной записке к проекту республиканского бюджета на 2017 год говорится, что в этом году на погашение и обслуживание валютного госдолга потребуется порядка 3,1 млрд долларов, и это без учета средств, необходимых для выплаты процентов по валютным облигациям Минфина, размещенным на внутреннем рынке.

Чытайце па тэме:  Минск хочет занять 1-1,5 млрд долларов через еврооблигации

Этих миллиардов у Беларуси нет. Вернее, кое-какие запасы имеются: в золотовалютных резервах по состоянию на 1 июня лежало примерно 5,2 млрд долларов. В крайнем случае можно использовать эти деньги, но это нежелательно: объем ЗВР и без того критично низкий.

Вот и приходится брать в долг у всех, кто дает. Только в этом году Минфин уже взял в долг через облигации на внутреннем рынке больше 400 млн долларов, на внешнем – 1,4 млрд долларов, а еще 300 млн долларов предоставил ЕФСР. Впереди – новые транши кредита ЕФСР (общий план по итогам года – 700 млн долларов), а также 700 млн долларов персонально от России по итогам апрельской встречи Лукашенко и Путина. Скорее всего, объем внешнего госдолга к концу года приблизится к отметке 16 млрд долларов. Тенденция к росту внешнего госдолга наблюдается уже много лет, а вот динамика ЗВР неоднозначная.

Экономика при этом чувствует себя все хуже, а платежеспособность отнюдь не демонстрирует такого бодрого роста, как валютный госдолг. Из долговой ямы, в которую мы попали, не выбраться еще много лет, да и дно ее, судя по всему, пока не достигнуто. Чтобы хоть как-то рассчитываться с кредиторами, нам всем придется долго и упорно работать. Ведь в конечном итоге бремя госдолга ложится на наши с вами плечи.

Ольга Евсеева, Кошт урада, для Завтра твоей страны


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.