Доктор филологических наук и профессор Татьяна Орлова, которую в августе неожиданно уволили с факультета журналистики, выступила с публичным обращением к своим ученикам. Текст обращения на своей странице в Фейсбуке опубликовала театральный критик Елена Мальчевская, бывшая студентка Татьяны Орловой.

Татьяна Орлова, bsu.by

 

Увольнение профессора уже называют дискриминацией по возрасту — легендарной преподавательнице 83 года. Заголовок текста набран большими буквами: “МЕНЯ УВОЛИЛИ ЗА ТО, ЧТО ДОЛГО ЖИВУ”. Еврорадио приводит некоторые выдержки из него.

“Адекватно оценивая свои силы, понимала, что надо уходить, когда тобой не тяготятся, а гордятся. Назло в последние годы я сделала много серьезных рывков и слышала исключительно комплименты. Только за этот год опубликовала около 40 статей (журналистских и научных), участвовала с докладами во множестве конференций, защитила в качестве официального оппонента одного доктора и двух кандидатов, посетила как театральный эксперт шесть международных фестивалей. Одновременно выполнила всю учебную нагрузку. Как ученый я востребована. Как педагог горжусь, что все лучшие журналисты страны — мои ученики”.

“В историю журфака я войду как первый выгнанный профессор, доктор наук и последний играющий тренер, умеющий на собственном опыте научить студента создавать журналистский материал. Я не занимаю чужого места. Мне никто не дышит в спину. Я просто педагог, только уж простите за хвастовство, обладающий высокой квалификацией”.

“Мое освободившееся место некому занять. Любой молодой кадр должен лет двадцать добиваться моих сегодняшних результатов. К этому времени любой ректор, подписавший приказ об увольнении, состарится, а сделанный вред останется. Мой статус — не очередь на повышение по службе. Это знак высокой квалификации педагога, чей опыт и знания способны обеспечить хорошую подготовку специалиста.
Всего в Беларуси таких как я докторов и профессоров около 600 человек. Цифра эта не растет, а стремительно уменьшается. Зарплаты и пенсии у нас смешные, никакого социального пакета. Мы не конкуренты чиновникам и силовикам. На нас не сэкономишь. В журналистике вообще с учеными степенями большая напряженка. По нашей специальности 10.01.10 в стране оставалось только трое. Без меня будет двое”.

“Журфак сегодня состоит из педагогов-теоретиков, практически это филиал филфака. Преподают в основном филологи, историки, лингвисты, социологи, экономисты. Талантливым журналистам в штате финансово невыгодно работать. Не осталось специалистов-педагогов, которые могли бы научить студента создавать журналистский аналитический текст для СМИ. Вместе с тем осуществление оптимизации избавляет факультет от опытных кадров. На журфаке нет дефицитных рабочих мест занятых пенсионерами. Но к сожалению, пяти заведующим кафедрами (Воробьеву, Булацкому, Дасаевой, Саенковой, Дроздову) предложили по истечению контракта освободить места для молодых. Замена опытных руководителей малой ячейки — кафедры — означает страх, полное послушание, зависимость от тех, кто тебя продвигает. Но в педагогике нужно не выслуживание, а творческая инициатива”.

“Я человек закаленный. Пережила Великую Отечественную войну, бомбежки, голод, болезни. Мы, дети войны, не имеем никаких льгот, даже права на работу. Все оплачиваю сама. Капитал не скопила. Всю жизнь работала исключительно в идеологически выдержанных государственных учреждениях. С 1972 года в БГУ. Мне трудно понять почему, говоря юридическим языком, заслужила «поражение в правах». Это за полвека службы, спасибо за честный труд?”

“Когда ректор издал приказ от 14 июня о моем увольнении, никто ничего не знал. Я читала лекции заочникам, принимала экзамены, заполняла индивидуальный план на новый учебный год, выслушивала комплименты от коллег о том, какой я ценный кадр и еще очень нужна журфаку. 29 июня ушла в отпуск. В конце июля узнала о назначении Самусевич деканом, поздравила ее. Она сказала, что особенно польщена моим поздравлением и встретимся на работе. 11 августа по почте получила уведомление об увольнении и необходимости забрать трудовую книжку”.

“29 августа на общем собрании факультета никто не озвучил никаких причин увольнения. Не задал вопросов. Не возмутился тем, как со мной поступили. Пыталась бороться одна Людмила Петровна Саенкова. Безуспешно. Звонила мне по несколько раз в день. Ни один преподаватель не вышел со мной на связь. Все, кто называл меня своим другом, стыдливо опускают глаза при упоминании моего имени и молчат. Мне стыдно за вас, мои бывшие коллеги. Журфак меня предал. Вот такая она, сегодняшняя журналистика”.

“Не понимаю, как расценить действия ректора Короля, уничтожившего Институт журналистики и взявшего курс на дискриминацию рядовых кадров по возрасту. Для меня больше не существует БГУ. У меня отняли преподавательскую работу, но журналистику у меня отнять невозможно. Я не подданная королей. Не собираюсь уходить на бессрочный отдых и вязать носочки, хотя умею это делать, как и многое другое”.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: