Mash Romanovskaya, или Маша Романовская по паспорту, оказалась в объективе Беларускай праўды случайно. В Минске работала выставка портретов беларуских знаменитостей, которые с помощью искусственного интеллекта перевели в нотный стан. Однако создатели громкой выставки – фотограф Mash Romanovskaya и музыкант Роман Волознев – даже не догадывались о некоторых свойствах своего творчества.

Mash Romanovskaya, фото Влада Алексеенко

 

Гость Беларускай праўдыMash Romanovskaya.

 

Портреты, которые не только говорят…

– Мой друг Рома в инстаграме опубликовал фотографию экрана, когда работал в одной из музыкальных программ. Я подумала: а почему бы нотами изобразить не просто «музыку», а что-то еще? Например, портрет. И за полгода мы с Ромой Волозневым придумали, как воплотить в жизнь идею выставки «Портреты, которые звучат».

-Но портреты, оказывается, не только можно увидеть, посмотреть, но и пощупать?

-Можно и даже нужно!  На выставку приходила группа незрячих ребят; я предполагала, что такое возможно, но не думала, что воочию убежусь – портреты можно трогать и получать тактильный образ. А можно воспринимать на слух.

-Вы предполагали, что ваши портреты можно «увидеть» пальцами?

-На задворках сознания такая вероятность присутствовала, однако когда увидела своими глазами, была, честно сказать, удивлена. Мы изначально рассматривали возможность совместить искусство с инклюзией: озвучить портреты ребят, связанных с миром искусства, но имеющих некоторые физические ограничениями, (как Бетховен, который не видел). В прошлом году Шведский институт совместно с Национальным художественным музеем реализовал проект по формуле «инклюзия плюс искусство».  Возможно, участвуя в этом проекте, я и вдохновилась. Поэтому, я рассматривала возможность изобразить людей с физическими ограничениями, но в итоге все-таки решили использовать такую концепцию выставки «Портреты, которые звучат»:  звучат и физически, и у всех на слуху.

-Кто принимал окончательное решение?

– Я и компания hoster.by, которая помогла реализовать, организовать проект.

-Как вы подбирали героев, которые должны заговорить в портретах?

-Сложно, долго, с большим трудом – хочется изобразить многих, но это нереально. Перед нами стояла задача – от каждого вида искусства (певцы, дизайнеры, литераторы) выбрать по одному представителю. Ярмоленко знают все, он прорубал лед беларуской эстрады много лет назад, он был бы узнаваем. Но решили, что гораздо логичнее взять людей, которых знают еще не все, но которые уже на слуху у многих: Тиму Белорусских знает молодежь, но люди в возрасте 40+ вряд ли знакомы с его творчеством, а господина Елизарьева вряд ли знает аудитория Тимы, в то время как люди за 40 как раз очень хорошо знают руководителя Большого театра оперы и балета.

-Насколько простыми или сложными оказались переговоры с героями выставки?

-Достаточно просто в подавляющем большинстве: со многими я оказалась знакома, некоторых приходилось снимать. Были трудности с людьми, которых я не снимала до того: нужно было найти сначала портрет человека. С Виктором Мартиновичем мы не были знакомы; соответственно, мне нужно было либо сфотографировать его, либо найти его потрет. Но Виктор находился в Литве, у него не было возможности приехать в Минск, мне пришлось искать фотографию, согласовывать ее и с автором, и героем снимка.

Фото Mash Romanovskaya

 

«Сотрудничество уходит даже в Ромино детство»

-Как вы познакомились с соавтором выставки – музыкантом Романом Волозневым?

-Это было очень давно, Роме было лет 13. Тогда еще телеканал БТ брал у Ромы интервью как у молодого перспективного певца, маленького мальчика, который участвовал в детских конкурсах  «Евровидение», «Новая Волна». Я во время того интервью оказалась перед телевизором и решила почитать о нем немного, нашла его в ВКонтакте и написала: «Рома, привет, ты очень талантливый парень, но фотографии у тебя ужасные. Давай поменяем». Так мы и познакомились. С тех пор мы делаем музыкальные клипы на его песни, сотрудничаем в сценическом плане. Я, помимо фотографии, увлекаюсь режиссурой клипов для белорусской эстрады: время идет, фотография потихоньку вытесняется видео. И когда появилась идея выставки, первый музыкант, с которым я проконсультировалась, – конечно, Рома.

-То есть, ваше творческое сотрудничество уже приобрело долгосрочный характер?

-Я бы сказала, уходит даже в Ромино детство.

Фото Mash Romanovskaya

 

 

«У многих такая история: есть увлечение, но не у всех хватает духа пустить его в профессиональное русло»

-Как вы вообще пришли в фотографию?

-На самом деле у меня были все предпосылки: отец – художник, бабушка – архитектор, дедушка – оператор, мама – физик (смеется) – то на то и вышло. У многих такая история: есть увлечение, но не у всех хватает духа пустить его в профессиональное русло. Я поступила в Минский лингвистический университет: мое увлечение фотографией пришлось на то время, когда мне нужно было куда-то поступать. Тогда я и не думала всерьёз о поступлении, например, в Академию искусств, а когда настал этот момент – мне оставалось доучиться в университете пару лет; бросать на полпути было бы глупо. Поэтому я предпочла закончить учебу, получить диплом и уже потом учиться дальше, но уже языку искусства.

Я закончила университет по специальности компьютерная лингвистика. Из иняза выходят либо учителем, либо переводчиком, либо туроператором, либо компьютерным лингвистом; ни учителем, ни туроператором мне быть не хотелось, пришлось выбирать меньшее из зол. Надо сказать, ни сколько не жалею о своем выборе.

Фото Mash Romanovskaya

 

«Либо ты художник, либо ты продажник»

-Я больше себя позиционирую себя как художник-фотограф. В первую очередь – фотограф (занимаюсь дольше). А осознание того, что я художник, пришло чуть позже – когда начала работать с портретами. Есть небольшое различие в слове «художник» в русском и английском языке, второй вариант является более объемным понятием (по сути это любой представитель творческой профессии) и такой подход лично мне ближе. Я художник от слова «худо», наверное (смеется). У меня был небольшой бэкграунд: я все-таки ходила в художественную школу. Поэтому можно сказать, что я изучала фотографию по живописи: по портретам,  натюрмортам, пейзажам.

-Очень неожиданно…

-Почему нельзя изучать фотографию по живописи? Картина подчиняется тем же самым законам: картинка, цветоведение, световедение, я бы даже назвала его более качественным подходом. Современные курсы фотографии в Минске учат, как правильно держать фотоаппарат, как настраивать его, как работать с моделью. Но классику никто не изучает – большинству наплевать. На самом деле классическая школа живописи в фотографии полезна как нигде. Классика есть классика: без правил ПДД не выжить на дорогах, как бы ты искусно ни ездил.

-Для вас фотография – чистое искусство или плюс бизнес?

-Я ужасно себя продаю, честно скажу – не умею себя продавать, поэтому мое занятие «бизнесом» никак нельзя назвать. Да, у меня бывают заказы, меня нанимают по договору подряда для съемок (для журналов, для рекламных кампаний). Если ты хочешь целиком посвящать себя любимому делу, но при этом не хочешь работать на левого дядю, разумеется, ты должен заботиться о себе, должен себя содержать – так что доля бизнеса в жизни появляется. Но при этом меня очень расстраивает, когда эта часть перевешивает: либо ты художник, либо ты «продажник». Когда ты выполняешь заказ, как правило, ты себе не принадлежишь. Когда ты делаешь свой проект – тебе есть что сказать обществу и ты самовыражаешься через свое творчество.

Фото Mash Romanovskaya

 

 

«Съемки на крыше, в подвале и даже в воде»

-Как организован ваш творческий процесс?

– Совершенно непредсказуемо, потому что ты всегда задаешься вопросом: где? Если есть собственная студия, значит, выбор небольшой: конкретное помещение в конкретном стиле с конкретными инструментами. Студии имеют свою специализацию: некоторые ориентируются на беременных женщин, на молодые семьи, love-стори; есть студии, которые имеют систему фонов, подсветок, в которых кроме голой стены, ничего нет; и есть еще масса других специализаций. Но в зависимости от идеи съемки ты выбираешь необходимую себе локацию – для меня это гораздо удобнее, чем иметь одно помещение. Аренда студии – совсем другой бизнес. Студия – один из инструментов фотографа.

Я могу снимать и на улице – почему бы и нет? Можно на крыше, в подвале, можно выехать за город, или устроить съемки в воде.

-И вы все уже перепробовали?

-Конечно, и дальше – больше.

Mash Romanovskaya

 

 

Откуда взялась Mash Romanovskaya?

– Это средство идентификации. Если искать русскоязычное «Мария Романовская»  – интернет выдаст тысячи Марий из Новосибирска, Могилева и с других концов света. А Mash Romanovskaya – вариантов не так много. И в принципе, обращение очень удобное, потому что люди, как правило, сокращают имя до «Маш». Учитывая мое достаточно частое сотрудничество с людьми из разных стран, написание на английском было предсказуемо. Эти факторы: узнаваемость и удобство произношения срослись, и я стала Mash Romanovskaya.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...