Алекс Григорьевс – латвийский журналист, доктор филологических наук, политический эксперт, 18 лет проработавший в Национальном демократическом институте США. Про “Запад-2017”, ситуацию в Украине и будущее России эксперт рассказал изданию “Украинский интерес”.

Алекс Григорьевс, Український інтерес/Антон Владиславський

 

– Расскажите о своей деятельности в NDI. В каких странах Вы были и чем там занимались?

– Я работал долгое время в России, Грузии, Украине, Молдове и последние три года в NDI (до 2013 года) в Азербайджане. NDI занимается помощью в развитии демократии в странах. И у меня, как эксперта по постсоветскому пространству, была задача как можно скорее войти в ситуацию в стране и определить точки оказания этой помощи, которые могут быть наиболее эффективными. Это была работа как с политическими партиями, так и с общественными организациями, с кем больше, с кем меньше – в каждой стране по-разному. В Молдове, например, мы работали практически только с политическими партиями, и уже потом возникла необходимость, которую я озвучил и которую мы начали воплощать в жизнь – идея о создании и поддержки организации, которая будет заниматься наблюдением за выборами. Там этого не было и возникали вопросы, насколько правильно проводятся выборы, правильно ли подсчитываются голоса, соответствуют ли результаты выборов волеизъявлению избирателей.

– А что Вы делаете в Украине?

– Я здесь работал долгое время, сохранил интерес к стране, даже общаюсь на украинском, правда немного с ошибками (улыбается – ред.) И теперь в Латвии я тоже специалист по Украине. У нас, то есть у Балтийско-Черноморского альянса, есть программы, в которых задействованы украинские журналисты, потому что в Латвии мы занимаемся больше всего их поддержкой и обучением. Созываем конференции, семинары для обсуждения каких-то проблем. Мы, наверное, первые на международном уровне подняли вопрос о российской информационной агрессии. Сейчас все об этом говорят, а раньше это было новое и нам не верили. Тогда только вышел доклад Питера Померанцева, британского журналиста, и американского журналиста Майкла Вайсса о российской информационной войне, мы работали с той же тематикой. И с Украиной у нас сейчас идея провести программу в Европарламенте – ознакомление региональных журналистов, а не центральных, которые и так все знают, с его работой.

– А на сколько в Латвии общество проинформировано про ситуацию в Украине?

– С одной стороны, нам очень легко понять, что происходит в Украине, потому что у нас это происходило в 90-х годах. Мы сейчас даже отмечаем Дни баррикад, я награжден медалью за баррикады. Там мы раздавали газету народного фронта Латвии “Атмода – Пробуждение”, я был ее главным редактором. Это был, можно сказать, такой боевой листок. Это одна сторона. Другая сторона то, что Латвия находится под огромным влиянием российских СМИ. Их смотрят не только русскоязычные, но и латыши, и так или иначе, влияние происходит. Особенно это было в начале. Сейчас люди начали больше понимать. Даже латышскоязычные СМИ видимо очень часто пользуются русскоязычными источниками, значит российскими. Например, слушаю я сообщение, что в Рижском аэропорту приземлился самый большой в мире самолет под названием “Мрія”. И тут я думаю скажут, что украинского производства, но ничего подобного. Рассказали длину, ширину, все, что угодно, но слова украинский или Украина не было. Это пару лет назад было. Если сравнить с Грузией, то там русскоязычных практически нет. Но влияние русского мира также ощущается, больше через церковь.

– Как прокомментируете обвинения в Вашу сторону, о том, что Вы организовали акции протестов в Молдове, Майдан в Украине и даже протесты против победы Дональда Трампа?

– Да, и конечно пытался организовать революцию в Азербайджане, и Саакашвили я привел к власти (улыбается- ред.). Знаете, мне это льстит с одной стороны, а с другой стороны смешно. Как один человек, даже с помощью двоих-троих сотрудников может все это сделать. И почему тогда за три года в России я ничего такого не организовал?! Наверное, не умел еще. Я думаю, это российские спецслужбы работают, потому что у них такое однообразное представление о том, что нужно делать. Они выгнали из России NDI, что бы этой помощи демократическим организациям не было. Большую часть различных международных общественных организаций также изгнали из России. Хотят, что б их не было, или что б они работали менее эффективно. Я думаю, что я работал эффективно, и поэтому надо, что б меня там не было. Вот так.

– Во время Майдана Вы были в Украине?

– Самое интересное, что я бывал во время Майдана, но как экскурсант. В самый драматический момент я вообще отдыхал в Египте с сестрой. Но за событиями следил по интернету.

– Какая Ваша оценка Майдану? Состоялась ли Украина как страна после этих событий?

– Я думаю, что Украина состоялась как нация. Нация, которая имеет право на свою страну. И мы видим два этапа становления: Помаранчевая революция и Евромайдан. Я думаю, что нация состоялась и нация меняется, а элиты за нею не поспевают. И задача гражданского общества – или избавится от этих элит и самим стать элитой, либо найти возможность их переделать. Потому что сейчас между ними какая-то пропасть, которую общество даже не ставит целью перейти и стать властью. Но это необходимо, старые элиты должны уйти. Общество должно идти во власть на всех уровнях. И свои задачи выполнять не путем требования у власти, а путем участия во власти, будучи основной силой в ней.

– Один из наших гостей высказал мысль, что Майдан – дело рук России, но в какой-то момент она потеряла контроль над происходящим. Вы согласны с этим?

– Я думаю, это ошибочное мнение. В Майдане все-таки, я считаю, и в первом, и во втором, основное было – это спонтанное движение народа. Янукович в качестве президента для Киева был плевок в лицо, это не мое выражение, это то, что я здесь слышал. И слышал это и во времена Помаранчевой революции, и позже, когда он стал президентом. Сближение с Россией, на которое пошел Янукович в конце 2013 года, показывало, что он может быть при власти всерьез и надолго, как Путин в России. Просто народ этого не выдержал. И началось спонтанное движение. Позже были попытки использовать это движение различными политическими силами, как бы оседлать Майдан и въехать во власть. Кому-то это удалось, например, Петру Порошенку. Есть такая советская поговорка: “От Ильича до Ильича, без инфаркта и паралича”. В какой-то степени Порошенко обладает такой же выживаемостью политической, он каким-то образом умудряется везде присутствовать, иногда это не так уж плохо. Но сейчас он больше тормозит какие-то процессы, чем способствует им, к сожалению. Россия наоборот – испугалась, и реагировала истерично, вопреки собственным интересам, вопреки даже интересам элит – друзей Путина, которые живут по всему миру. Россия воспользовалась Майданом, но большой пользы от этого не получила.

– Какие Ваши прогнозы дальнейшей судьбы России?

– Ничего хорошего ее не ждет. В далеком будущем – это огромная страна, с огромными запасами различных полезных ископаемых, с достаточно образованными людьми и все у нее хорошо. Ну это лет через 100. Но что бы к этому прийти, придётся преодолеть очень болезненный период – очищения от имперской идеологии, которая сейчас присутствует под названием “Русский мир”. Она напоминает немецкий мир 30-тых годов. И каким-то образом нации придется это изжить, и это будет болезненно.

– А что скажите о том, что Россия окружает себя народными псевдореспубликами? Зачем ей это и какое их будущее?

– Это все глупости. Они дают какое-то преимущество, если будет какая-то война. Например, если надо будет захватить Грузию, то на Тбилиси очень удобно напасть через Южную Осетию. А на самом деле – это бочки бездонные, куда закачиваются разворованные деньги, а денег все меньше становится, и эти люди в этих республиках начинают сами бунтовать. Я это знаю по Приднестровью и наблюдаю за этим. Приднестровье опасное для Украины и там вполне возможно обострение событий. Что касается России – то ей предстоят трудные времена.

– А что будет с Крымом?

– Он вернётся в Украину. Это случится, когда начнутся с Россией разные проблемы. Я из Латвии, которая была оккупирована советским союзом в течении 50 лет. И в те времена никто не верил, что может что-то изменится. Даже была шутка по этому поводу. Когда друг одалживал деньги, я спрашивал, когда вернет, а он говорит: “Когда Советский Союз распадётся”. И мы оба смеялись. А потом он развалился. То же самое будет с Россией. Линии разлома совершенно очевидны сейчас. Кавказ уйдет весь, дальше, думаю, Татарстан с Башкортостаном, Якутия. Понятно, что все будет непросто. Вы ж видите, с каким трудом от имперского синдрома избавлялась Германия.

– А что дальше будет происходить с Украиной?

– Это зависит от России. Там все произойдет взрывным образом, и может произойти в любой момент. Я долгое время говорил, что там может произойти вариант императора Павла, который был задушен своими же царедворцами. Путин это знает, он себя окружил различными гвардиями, охранниками, он боится. А те, кто его окружает, что-то планируют. Плохая судьба ждет Путина. Что касается Украины, она очень часто делает шаг вперед, потом два шага назад, потом опять вперед, и я думаю, что возможны всякие откаты, но кратковременные. Мне кажется, что эти элиты нынешние будут сметены полностью.

– Стоит ли бояться Украине военных учений российской армии в Беларуси, который пройдут уже осенью?

– Россия заявила, что там будет 13 тысяч военнослужащих, одновременно заказала какое-то невероятное количество вагонов для перевозки. Было подсчитано, что если она их использует, то будет приблизительно 250 тысяч военнослужащих. Это количество необходимо для оккупации Беларуси. Фактически, это то, чего боится и беларуская власть, и все вокруг. Другой вариант развития событий – они будут отрабатывать там нападение на Балтийские страны. Ну и третий вариант, что это махина двинет на юг, на Украину. Тоже к этому надо быть готовым. Интересно, что Лукашенко был первым, кто пригласил наблюдателей из стран НАТО на эти учения, еще, так сказать, Россия об этом и не заикалась. Есть усиленная группировка натовских войск и в Польше, и в Балтийских странах. Она недостаточно, на мой взгляд, большая, но она есть, и она не даст Путину напасть на Балтийские страны. Я надеюсь, что Украина готова к различному развитию событий. Возможно это охладит эти истеричные умы в России, а их там много.

– В чем Вы видите сегодня интерес Украины?

– Во-первых, чтобы произошла смена элиты, о которой я говорил. Я думаю, это самое важное. Потому что все остальное – это следствие – демократизация, борьба с коррупцией, снижение ее до приемлемого уровня, дальнейшее включение в евроатлантические структуры, в ЕС, НАТО и развитие Украины по пути, которого она достойна. Как большая сильная европейская страна.

Ирина Савчук, “Український інтерес”

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...