Истребители МиГ-29 уже прошли в Беларуси по три капитальных ремонта – это достижение можно вносить в книгу рекордов Гиннеса.

Sputnik

 

Вооруженные силы Беларуси переживают четвертую модернизацию, главная цель которой – построение сил специальных операций и обеспечение их собственных вооружениями. Об этом 5 октября заявил Лукашенко на полигоне в Ивацевичском районе в ходе осмотра современных образцов такого оружия и техники.

Как сегодня Вооруженные силы выполняют поставленную задачу? Об этом разговор «Белорусского партизана» с военным обозревателем Александром Алесиным.

– Лукашенко в Ивацевичах сегодня говорит про четвертую модернизацию вооруженных сил Беларуси, главная задача которых – создание сил специального назначение и обеспечение их собственными вооружениями. Насколько успешно выполняется эта задача?

– Пока здесь больше желаемого, нежели реального. Давайте посмотрим, какое оружие имеется на вооружении сил специальных операций. Модернизированные беларуские бронетранспортеры БТР-70 по защищенности от мелкокалиберных зарядов лучше, конечно, чем машины 70-ых годов, но странам НАТО мы противостоять не можем.

Если взять артиллерийские системы, то буксируемая гаубица Д-30 является своеобразным анахронизмом, потому что буксируемая артиллерия не может развивать высокую скорость на марше, думаю, максимальная скорость – 45-50 километров. Буксирует беларуский МАЗ-5317, и то достижение.

Но силы специальных операций являются мобильными, которым следовало бы иметь самоходные артиллерийские установки: во всем мире сейчас на вооружении быстроходные мобильные на колесном ходу. Двуствольная артиллерийская зенитная установка ЗУ-23 тоже советской эпохи, расположенная на базе Урала.

К сожалению, я не могу назвать чисто беларуских систем, состоящих на вооружении сил спецопераций. Разве что средства радиоэлектронной разведки и средства радиоэлектронной борьбы: думаю, мы в силах на 100% обеспечить нашу армию.

Думаю, мы можем обеспечить силы спецопераций беспилотными летательными аппаратами (БПЛА). Силы авиационной поддержки – российского производства: учебно-боевые истребители Як-130, военно-транспортные вертолеты (ВТШ).

Что касается средств огневого поражения, то здесь силы спецопераций пока вооружены системами небеларуского производства – это либо автоматы Калашникова, либо винтовки Драгунова или более новые российские винтовки. На вооружении особых специальных войск находятся австрийские, американские и немецкие системы вооружения, предназначенные для разведывательно-диверсионной деятельности.

Возможно, противотанковые ракетные комплексы «Шершень» солидно усилят потенциал сил спецопераций. Но нужно достаточное количество бронированных машин-носителей, на которых устанавливаются системы.

Я думаю, сегодня Александр Лукашенко ставил задачи. Пока мы можем только надеяться на индивидуальное высокое мастерство наших военных. Мне кажется, наши силы спецопераций одни из лучших в Европе.

– Но Лукашенко заявил, что «даже на Россию мы не можем на 100 процентов положиться». В связи с чем брошен камень в российский огород?

– Это не камень – такова специфика белорусско-российских соглашений: Россия оказывает поддержку в случае агрессии со стороны третьих государств. Но ведь военные действия могут носить и гибридный характер, операции могут принять характер оранжевой революции, переходящей в гражданскую войну.

В случае гражданской войны, военных столкновений внутри страны, оппозицией, экстремистами или сепаратистами, можно рассчитывать только на свои силы. С точки зрения международного права Россию могут обвинить во вмешательстве во внутренние дела Беларуси.

– Лукашенко заикнулся о возможном пересмотре количественного состава Вооруженных сил…

– Высокопоставленные военные, которые сейчас уже в отставке или в запасе, и раньше неоднократно говорили, что, учитывая характер современной войны, государство может содержать армию численностью 35-40 тысяч человек (содержать и обеспечивать военным имуществом, вещевым, денежным довольствием). Зато это была бы боеспособная армия.

К сожалению, мы тратим на армию только 1% ВВП, а в зависимости от курса доллара – иногда и меньше, размазываем кашу по тарелке – и в результате все недополучают. Истекают ресурсы советских вооружений, даже замечательная советская техника имеет предел выносливости. Особенно это касается авиационной техники, которая вообще снимается с вооружения.

МиГ-29 прошли по три капитальных ремонта – можно вносить это достижение в книгу рекордов Гиннеса. А МиГ-29 – наш основной истребитель (и фронтовой, и перехватчик), потому что Су-27 уже сняли с вооружения по той же причине.

– Лукашенко, говоря о том, что 80% призывников получают отсрочку от призыва, бросил такую фразу: «в течение этого года и ближайшего полугодия подумаем над тем, как сделать так, чтобы научить мужика защитить хотя бы себя и свою семью, не говоря уже о том, что он Родину должен защищать». О чем речь вообще?

– Думаю, речь идет о поддержании курса на создание боеспособных сил территориальной обороны. Лукашенко продвигает эту фишку, периодически обращая внимание, что территориальные войска должны взять на себя функции охраны и обороны оп месту жительства в случае «особого периода» или угрозы агрессии.

На базе военкоматов создаются штабы, которые возглавляют руководители рай- и областных администраций, руководители военкоматов выступают в роли начальников штабов – эти формирования должны обеспечить охрану военных объектов и объектов гражданской инфраструктуры, противодействовать разведывательно-диверсионным элементам.

Если численный состав Вооруженных сил сократится, то кому-то придется выполнять освободившиеся функции – полагаю, именно на территориальную оборону есть расчет. Хотя, как мне кажется, больших успехов в строительстве территориальной обороны пока нет. Пока не было случая проверить боеспособность сил территориальной обороны.

– В данном случае не идет речь о пересмотре закона о всеобщей воинской обязанности?

– Закон пересматривать не нужно. Существуют перечень заболеваний, других отклонений, по которым человека не берут на воинскую службу. Этот перечень могут сделать более либеральным, хотя сейчас в армию призывают молодых людей, которых в советское время к армии и близко не подпустили бы.

Лукашенко призывал не призывать в армию единственного ребенка в семье, но положение с призывным контингентом такое, что военные отсоветовали идти на такой шаг. Тем более, что сейчас очень много неполных семей, в которых по одному ребенку.

Брать надо не количеством, а качеством. Если мы уменьшим количественный состав Вооруженных сил, появится возможность увеличить процент служащих по контракту. Учитывая ситуацию с неуставными отношениями, оправдано решение перевести всех сержантов на контрактную службу, которая предполагает отбор, соответствующее обучение, денежное довольствие, и как результат – повышенные требования.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: