Результаты переговоров в Сочи оказались грустными. Газ просили по 100 — дали по 127, нефть придется покупать по каким-то мировым ценам. Теперь бизнес-сообщество и аналитики судорожно пытаются угадать, что будет с ценами, курсами, прогнозными показателями, государственными программами и частными бизнес-планами.

 

Вообще-то основное направление руководящего удара было определено президентом Беларуси Александром Лукашенко накануне:

Правительству необходимо иметь планы реагирования на любой возможный вызов, а не закрывать амбразуру телами, когда уже начался бой.

С планами у нас в последние годы все исключительно стабильно. Они исправно принимаются, но по весьма своеобразному алгоритму. Сначала правительство прогнозирует рост экономики на 2-2,5%. Потом, после совещаний на высшем уровне, доза повышается вдвое, а в реальности недотягивает и до 1,5%. Аналитики предрекают громкие отставки в правительстве, которые почему-то происходят в совершенно иные сроки. Провалившие предыдущие программы чиновники оправляются в советы директоров банков, евразийские комитеты или в сенат. Их место занимают еще более рыночные и прагматичные коллеги. Которые, как и предшественники, послушно выполняют указания свыше по сохранению неизменной социально-экономической модели.

Экономика устойчиво стоит на месте с мизерным ростом, который никак не ускоряется. По инфляции и некоторым другим показателям планы выполняются, так что на позитивные реляции наскрести удается.

Объяснения провалам всегда под рукой. Во-первых — внешние обстоятельства. Это для экономики они неблагоприятные. А для оправданий — в самый раз. Мировые торговые и политические конфликты и протекционизм, глобальное потепление, китайский вирус, происки западных и восточных регуляторов — как тут планы выполнять! Во-вторых, внутренние безобразия. Дисциплина расшаталась, директора с посредниками шалят, специалисты удирают. Население живет не по средствам, а размножаться и инвестировать в родную экономику не желает. Прямо руки сами на подлокотники кресел опускаются.

Возможно, в арсенале правительства и нашлось бы оружие для обеспечения роста ВВП, исполнения параметров бюджета, ценовой стабильности и даже поступательного роста доходов всех слоев населения. Но «патронов» — политической воли для этих решений — не завозят уже четверть века. Красивые слова ее не заменяют, потому как нужны конкретные и непопулярные решения. И не на «год экзаменов», а на десятилетия вперед.

Несомненно, приказ «не закрывать амбразуру» чиновники охотно выполнят. Впрочем, когда они демонстрировали образцы высокого самопожертвования? Инициатива в административно-командной системе всегда наказуема, а склонность к радикальным переменам — вообще признак профнепригодности.

Да, сутками напролет сочиняли и переписывали программы, стратегии, законы, указы и постановления. Дневали и ночевали в московских коридорах ради скидки на углеводороды. Пробивали барьерный риф Россельхознадзора. Может, подвигом это называть слишком пафосно, но что-то героическое порой проглядывает.

До амбразур, конечно, дело пока не доходило. Не припоминается, рискнул ли кто-либо из высокопоставленных чиновников оспорить вышестоящие указания. А может, досужей публике просто неизвестно, кто пожертвовал карьерой, премией, креслом, коттеджем и прочими благами, отстаивая свое профессиональное мнение и гражданскую позицию? Своих героев невидимого управленческого фронта страна знает куда меньше, чем повязанных за взятки и откаты чиновников, директоров и бизнесменов.

Можно сколько угодно требовать: «Ни один житель Беларуси, ни одно предприятие не должны ощутить на себе последствия от всякого рода маневров наших партнеров». Но в реальности ощущения неизбежно будут. И тем болезненнее, чем больше популизма будет в поисках механизмов компенсации потерь.

Потому что «налоговый маневр» и требования выполнять условия союзного договора — не просто «потери». Это новая реальность. «Регулярные разногласия по энергетическим вопросам» с Россией переросли в исчерпание модели «обещания интеграции в обмен на энергетические и финансовые ресурсы». Поиск альтернативных поставщиков энергоресурсов уже не спасет НПЗ: сверхприбылей от экспорта нефтепродуктов не останется, если цены на нефть будут формироваться так, как объяснил недавно первый вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой.

Самое обидное, что пока президенты ели кашу на воде в Сочи, на хабе TTF (Нидерланды) цена газа обвалилась до 16-летнего минимума $102,7 за 1000 куб.м, в бельгийском Зеебрюгге — до $95,7, а на американском Henry Hub — вообще до $52.

Но до западных конкурентных рынков далеко. И поскольку планы добиться смоленских цен рухнули, очередную амбразуру закроют беларуские промпредприятия, для которых с 1 января 2020 г. цена на газ составляет около $263 за тысячу кубов.

У Белнефтехима появится вполне обоснованная причина увеличить розничные цены на бензин не по копеечке, а всерьез. Не сразу, конечно, чтоб без социальных эксцессов. А быть может, их вообще отпустят в свободное плавание. В ноябре 2018 года концерн даже проводил опрос про это. Большинство высказались за рыночные цены. Теперь есть все условия, чтобы пойти навстречу пожеланиям трудящихся. Рост транспортных расходов подтолкнет цены на все остальные товары и услуги. Так что достижения Нацбанка по обузданию инфляции и планы инфляционного таргетирования ждут крутые испытания.

Потерю нефтегазовых доходов можно переживать по-всякому. Можно ввести режим жесткой экономии, заморозить зарплаты чиновников, сократить бюрократический и силовой аппарат, избавиться от неиспользуемых госактивов, лимузинов и резиденций, отменить помпезные парады и чемпионаты. А можно сэкономить на науке и социальной сфере, увеличить налоги и поборы с населения. И конечно, усилить контрольную деятельность. Полностью дыру в бюджете штрафы и доплата налогов не заполнят, но кое-что наберется. Вот только чем «памяркоўнее» население и бизнес будут повторять подвиг Матросова и Роджера Янга, тем увереннее власти будут чувствовать себя в очередных раундах интеграционных переговоров с Москвой.

Итак, решайте, какую команду подавать обществу: «вперед!» или «за мной!». В любом случае, отступать особо некуда: за нами — макроэкономическая стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Но хочется в общих чертах знать, каким оно будет — завтрашнее дно…

Леонид Фридкин, Office life

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...