Миссия Бабича — стать надзирателем в Минске и понизить ранг беларуского руководителя, не более того, считает глава Центра европейской трансформации.

kremlin.ru

 

Летняя интрига вокруг персоны нового посла Беларуси разрешилась после встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина в Сочи — просто вышел указ российского лидера о назначении Михаила Бабича послом Российской Федерации и спецпредставителем президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества. Инсайды подтвердились — о Бабиче, который слывет жестким проводником кремлевской линии в проблемных регионах РФ, МИД Беларуси отказывался говорить два месяца, а сейчас Лукашенко рассказал, что, дескать, давно уже с Путиным обсудил кандидатуру посла. «Мы это обсуждали месяца полтора-два назад, когда появилась идея у президента России назначить сюда посла в связи с истечением срока Александра Сурикова. И он мне позвонил и задал вопрос, буду ли я возражать. Я сказал: господь с тобою. По-дружески задал вопрос: «Ты знаешь Бабича, ты его рекомендуешь? Он ответил: «Да, я тебе рекомендую. Это нормальный человек, который будет способствовать нормализации и углублению наших отношений», — поведал Лукашенко о тонкостях назначения в интервью телеканалу «Беларусь 1».

Контролер, но с ограниченными возможностями

Директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров в интервью Thinktanks.by говорит, что алармизмом в связи с приездом Бабича в Минск увлекаться не стоит. “Хотя, безусловно, дополнительный статус Бабича — спецпредставитель Путина по экономике — свидетельствует о попытке поставить надзирателя за беларуским руководством, – отмечает политолог. – Тут применена та же схема, что и в России, когда Путин назначает своих спецпредставителей в регионах страны, то есть мы видим попытку понизить ранг Лукашенко до руководителя региона, изменить нынешний формат российско-беларуских отношений, когда важные и проблемные вопросы разрешались только самими президентами. Попросту говоря, Путин пытается поставить Беларусь в более подчиненное положение».

Но говорить о назначении Бабича как о начале операции по поглощению Беларуси, ее инкорпорации — это уже конспирология, считает Андрей Егоров. По мнению политолога, у Кремля сейчас нет ни желания, ни необходимости сделать Беларусь частью РФ или «частью российской системы политических отношений». И главным образом потому, что Беларусь не слишком рентабельна, еще один регион на дотациях России не нужен, во всяком случае, платить за глубокую интеграцию Беларуси Россия сейчас не готова. «Да, Кремль попытается усилить контроль над Минском, но без инвестиций, а через контролера», – сказал Андрей Егоров.

Российское «участие» в беларуских выборах останется на прежнем уровне

Российский фактор всегда имел большое значение на любых белорусских президентских выборах, отмечает политолог. «Кризис 1996 года — это, наверное, пик российского влияния, инвестиции разного рода, которые были сделаны Россией тогда, не были превзойдены ни в одну из последующих кампаний. И я не думаю, что предстоящая кампания будет исключением. Пока еще нет персоны, кроме Лукашенко, которая бы с таким рвением блюда здесь интересы Кремля. Да, конечно, с другой стороны, Россия хочет иметь более лояльную Беларусь и более лояльного Лукашенко и всячески пытается давить на него, в том числе и угрожает тем, что будет манипулировать выборами. Гипотетически Россия может сделать неприятно, но, учитывая все аргументы «за» и «против», она не пойдет на критическое осложнение для Лукашенко этой избирательной кампании. Пока я не вижу знаков того, что Лукашенко собираются менять», – сказал Андрей Егоров.

Прагматизм исключен по умолчанию

Россия не может перейти на некий чисто прагматический формат отношений с Беларусью, так как эти отношения изначально не предполагали рационального элемента. «Прагматизма тут, в общем-то, и не может быть. Потому что Кремль требует здесь исполнения не прагматических интересов России, то есть мы должны здесь, в Беларуси, вести пророссийскую политику, поддерживать тут русский язык, ограничивать национальную культуру и так далее, делать Беларусь русской. И за эту любовь и поцелуи нам платят экономическими преференциями. Эта система изначально не рациональна. Власть эксплуатирует всю эту идеологию братско-сестринских отношений, которая нужна России в том числе, чтобы поддерживать свой имидж влияния на постсоветском пространстве. Сейчас, конечно, Беларусь — не единственная страна, которая позволяет России это делать. Это ограничивает возможности Беларуси эксплуатации этой союзнической риторики, но, тем не менее, суть самих отношений не изменилась. Да, у России теперь больше возможностей давить на Беларусь, что она и делает. Но прагматики в этих отношениях никогда не было и вряд ли когда-то будет, пока эти режимы управляют нашими странами», – полагает Андрей Егоров. Такой формат отношений «никого не устраивает полностью, просто другого формата для этой союзнической модели изобрести невозможно».

Миссия невыполнима?

«Пока мы видим попытку установить над Беларусью больший административный контроль через введение дополнительного звена — Бабича, которое, как предполагается, будет напрямую управлять Лукашенко, доносить ему волю Путина. Но насколько вообще это возможно и как это удастся России? Да, она этого хочет, она хочет устранить эту постоянную ситуацию, когда любой конфликт взвинчивается до ситуации необходимости встречи двух президентов, сейчас Путин предлагает формулу «Решайте вопросы теперь не со мной, а с моим человеком». Но Бабич приезжает все же не в российский регион, у него здесь нет ни административных полномочий, ни власти, ни ресурсов сопоставимых с тем, что он имеет в России. Никем он здесь командовать не будет, здесь всем командует Лукашенко, – замечает Андрей Егоров. – И тогда, думаю, через некоторое время Минск начинает выговаривать Кремлю: «Извините, но вы здесь назначили человека, который не может решить ни один вопрос». И тогда вновь все выходит на уровень президентов, которые встречаются и что-то разрешают».

Во-вторых, «неужели можно подумать, что в Беларуси Лукашенко допустит над собой какую-то дополнительную власть». «Для него власть — это идея фикс. Никто не может командовать Лукашенко здесь. Да, в России — это отдельная ситуация встреч и разговоров с Владимиром Путиным, всякие ритуальные приседания, которые публично делает Лукашенко. Но здесь такого он вряд ли допустит. Может быть, Бабичу устроят пару подстав, грубо говоря, и выживут его — дескать, он не справляется с решением технических задач. Либо он будет вынужден принять эту игру и превратится в нового старого посла Сурикова», – считает Андрей Егоров.

Сергей Запрудский, Thinktanks

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: