Деструктивные действия Кремля возможны при попытке официального Минска перейти “красные линии”.

lupu

В роли “красных линий” выступают, среди прочего, обеспечение транзита российского газа в ЕС, функционирование российских военных объектов на территории Беларусь и военное сотрудничество в целом, членство в Евразийском экономическом союзе.

Кровавый разгон демонстрации 19 декабря 2010 года можно считать роковой ошибкой Лукашенко: Беларусь потеряла несколько лет и шанс реально улучшить отношения с Западом. А сейчас, когда мировая политическая элита обсуждает дела насущные в швейцарском Давосе, Лукашенко встречается с президентом Судана, на которого ещё в 2008 году Международный уголовный суд выдал ордер на арест по обвинению в геноциде. “Более печального и показательного отображения места Беларуси в мировом политическом процессе трудно себе представить”, – считает аналитик варшавского исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST) Андрей Елисеев.

По какому сценарию могут развиваться беларуско-российские отношения в 2017 году? Просматриваются ли варианты окончания нефтегазовой войны? Возможна ли военная агрессия со стороны России?

На вопросы Беларускай праўды ответил аналитик Андрей Елисеев.

-Одним из главных вызовов в 2017 году для Беларуси станут взаимоотношения с Кремлем. Как можно охарактеризовать сегодняшний день беларуско-российских отношений?

-Двусторонние отношения находятся в критической фазе, и показательное игнорирование Лукашенко саммитов Евразийского экономического союза и ОДКБ 26 декабря 2016 года – очень яркое тому подтверждение.
С другой стороны, ещё лишь очередной эпизод 20-летней беларуско-российской торговли за «интеграционные скидки». Лукашенко пробует обеспечить больший уровень внешней экономической поддержки со стороны России с помощью более выгодных договорённостей по газу и нефти. А Кремль готов сделать это лишь в обмен на конкретные, всё более болезненные, уступки со стороны Лукашенко. В итоге договориться о новой взаимоприемлемой формуле отношений становится всё сложнее.

Чытайце па тэме:  Павел Усов: Караваны с арабской валютой не спешат в Беларусь

-Уже год не прекращается нефтегазовая война, обыденностью стали продуктовые конфликты, политические контакты между Путиным и Лукашенко сведены к нулю, о чем свидетельствует отказ беларуского руководителя ехать на саммиты ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербург. В чем причина эскалации конфликта?

-Причина эскалации в том, что произошёл резкий крен в переговорных силах сторон в торговом процессе под названием «Интеграционные скидки». Внешнеполитическая и экономическая политика Лукашенко загнала Беларусь в такую степень зависимости от России, что теперь Кремль требует всё большую цену в обмен на свою экономическую и политическую поддержку, и возможностей у Лукашенко противиться этому становится критически мало.

Кровавый разгон демонстрации 19 декабря 2010 года можно считать роковой ошибкой Лукашенко. Страна потеряла несколько лет и шанс реально улучшить отношения с Западом. И неэффективная экономическая модель в Беларуси тоже осталась нетронутой. Теперь же в условиях российско-западной эскалации отношений Кремль очень ревностно следит за попытками Минска даже скромно нормализовать отношения с западными странами.

В итоге, в то время как в эти дни мировая политическая элита обсуждает дела насущные в швейцарском Давосе, Лукашенко встречается с президентом Судана, на которого ещё в 2008 году Международный уголовный суд выдал ордер на арест по обвинению в геноциде. Более печального и показательного отображения места Беларуси в мировом политическом процессе трудно себе представить.

-Относительно недавно начали нарастать идеологические противоречия, которые зафиксировал Eurasian States in Transition (EAST): российские СМИ начали информационную войну против Беларуси. Правомерно ли проводить аналогии с российско-украинскими отношениями конца 2013-начала 2014 годов? Или все-таки существуют отличия?

Чытайце па тэме:  Беларусь запретила публиковать доклад о коррупции в стране

-Принципиальное отличие в том, что Украина тогда всерьёз сближалась с Евросоюзом и собиралась подписать с ЕС Соглашение об ассоциации, которое автоматически означало невозможность участия Украины в евразийской интеграции. А в случае Беларуси серьёзного сближения с ЕС нет и близко. У страны до сих пор нет даже самого базового соглашения с ЕС, и Беларусь является полноценным членом Евразийского экономического союза.

Тем не менее, ряд российских СМИ выдают довольно скромную нормализацию отношений Беларуси с Западом за якобы разворот на Запад, и пугают аналогией с Украиной. В плане медиа-пропаганды технически очень просто вырывать отдельные события из контекста и представлять их в удобном ракурсе.

-Очевидно, усилив давление по всем направлениям, Москва добивается политических уступок от официального Минска. Чего добиваются в Кремле?

-В целом, в контексте противостояния России и Запада, России и Украины Кремль хотел бы видеть беларускую внешнюю политику более «пророссийской». Россия также добивается решения замороженного вопроса по размещению в Беларуси своей авиабазы. И принципиальный вопрос здесь даже не в наличии на ней истребителей, и не об их количестве. Важно понимать, что база смогла бы принимать любые самолёты, включая и дальние бомбардировщики, – а это сокращение подлётного времени.

Это один из механизмов расширения российского влияния на польском и финском направлениях. В рамках текущей эскалации отношений между Россией и Западом вопрос создания базы для российского военного руководства становится всё более актуальным. Похоже, это стало своеобразным принципиальным вопросом для Кремля.

Чытайце па тэме:  Минобороны Украины опровергло наличие украинских диверсантов в Крыму

– Насколько реалистичен «украинский сценарий» в Беларуси? Запланированная переброска 4 тысяч вагонов с российской техникой на учения «Запад-2017» только повышает тревожные ожидания.

-В Беларуси обеспечены основные стратегические интересы России, потому и смысла «брать» Беларусь в военном отношении для России нет. Поводом для активных деструктивных действий российского руководства в отношении страны может стать переход беларуским руководством определённых красных линий, обозначающих российские стратегические интересы. Речь, среди прочего, про обеспечение транзита российского газа в ЕС, функционирование российских военных объектов на территории Беларусь и военное сотрудничество в целом, членство в Евразийском экономическом союзе.

-Часть экспертов считает, что Минску и Москве придется находить компромиссы, хотя принципиальные противоречия разрешить не удастся. Какой наиболее вероятный исход нынешнего противостояния, как вы считаете?

-На сегодня наиболее реалистичным исходом видится ситуация, при которой Лукашенко всё-таки уступает в вопросе создания российской военной базы в той или иной форме, а взамен договаривается с российским руководством про более выгодные газо-нефтяные условия и кредитную поддержку. В таком случае формально эти решения, разумеется, не будут между собой связаны, но фактически речь будет идти про пакетную договорённость.

-Беларусь является только пешкой в большой геополитической игре. Станет ли Запад на сторону Минска в случае дальнейшей эскалации отношений с Москвой?

-Запад не связан никакими договорными обязательствами по поддержке Беларуси, и вообще Беларусь является военно-политическим союзником России. Если гипотетически речь будет идти про угрозы суверенитету и территориальной целостности Беларуси, то Запад будет задействовать все доступные дипломатические, но никак не военные, меры поддержки страны.

Георгий Громов, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.