Нецензурную брань армейских командиров следует квалифицировать по совокупности статей Особенной части Уголовного кодекса как оскорбление и хулиганство и привлекать виновных к уголовной ответственности – перед законом все равны.

Анатолий Попов, Беларуская праўда

 

Служба Отечеству с давних пор – дело достойное. Для молодых людей – это вступление во взрослую жизнь. После службы демобилизованный воин устраивает личную жизнь, женится, учится, определяется с профессией. О службе, товарищах, справедливых и заботливых командирах вспоминает с благодарностью. Уклад воинской жизни предполагает уважительное отношение сослуживцев друг к другу. В обиход воинской жизни вошли слова – молодые и старики, иными словами наставничество, его не следует путать с современной дедовщиной. Нелегко дается молодым замена гражданской жизни на военную, совмещение боевой учебы с хозяйственно-бытовыми обязанностями, от которых старики частично освобождаются, они выполняют наиболее важные и ответственные военные задачи. Молодые воины стремятся перенять знания и навыки старших товарищей, а те щедро делятся своим опытом.

Наступает время – звучит походный военный марш, торжественным строем старики увольняются в запас. Молодые «повзрослели», приобрели навыки военной службы, им присваивается почетный неформальный статус – «старики».

В бывшем СССР до 1968 года факты притеснения молодых солдат стариками не отмечались. Они стали заметны, когда на срочную военную службу стали призывать людей в прошлом судимых, те стали требовать особого к себе отношения, добиваясь этого путем насилия. Вошли в практику унижения молодых солдат, принуждения выполнять обязанности слуги – стирать и гладить чужое обмундирование, добывать сигареты, водку для старослужащих, питаться порой объедками.

Это уродливое явление имело место не во всех родах войск. Так, оно почти не отмечалось в местах дислокации войск за рубежом, МВФ, ВВС, ВДВ, пограничных войсках. Где требования на порядок выше, командный состав более подготовленный.

В современных условиях эти признаки сохранены. Нет сведений о дедовщине во внутренних войсках МВД, пограничных войсках, крайне редки в воздушно-десантных войсках. Существует прямая зависимость от усилий командиров и начальников за должный порядок в воинских частях и соединениях. Там, где порядка нет, преступное поведение отдельных военнослужащих срочной службы мягко маскируется якобы неуставными отношениями, факты дедовщины скрываются.

Между тем воинские преступления совершают, в том числе отдельные командиры, их нецензурную брань – как в адрес подчиненных, так и перед строем – следует квалифицировать по совокупности статей Особенной части Уголовного кодекса оскорбление и хулиганство, привлекать к уголовной ответственности – перед законом все равны.

В спальных помещениях всех воинских частей, на видном месте, расположен распорядок дня – утвержденный командиром части. После команды дневального «Отбой» должна наступать тишина, запрещены всякие перемещения, как одиночные, так и группой. Наступает время отдыха личного состава, кроме дежурного наряда. Выполнение нарядов вне очереди после команды «Отбой» запрещены. Как показывает практика, преступные действия в отношении молодых солдат, в большинстве случаев совершаются именно в ночное время – после команды «Отбой», это оскорбления, издевательства, нанесение телесных повреждений, доведение до самоубийства, убийство.

Враждебное отношение одних военнослужащих по отношению другим возникают не на пустом месте, существующие проблемы в государстве, обществе частично проникают и в воинские подразделения, являясь живительной средой для дедовщины.

Люди все разные, как внешне – по весу, росту, цвету волос, так и внутренне – по характеру, кто – то более, а кто – то менее чувствителен, обидчив, вспыльчив. Эти различия есть и у военнослужащих срочной службы, молодые солдаты воспитанные в семьях, где царило уважение друг к другу, полностью отсутствовали мат и грубость, физическое насилие, не приемлют оскорбления, унижения, побои. Психика их не выдерживает, молодые люди порой идут на крайность – вскрывают себе вены. Интуитивно это протест, желание привлечь внимание командования к проблемам, пресечь беспредел. Казалось бы, каждый такой случай – повод для широкого изучения проблемы, вскрытия и применения решительных бескомпромиссных мер по устранению этих причин, имеющих широкий диапазон, в число которых вовлечено значительное количество военнослужащих. Однако в большинстве случаев командиры выбирают другой путь, более удобный для себя. Объявляют фактически потерпевшего от преступления молодого военнослужащего – преступником, лицом якобы совершившим преступление – членовредительство.

Командиры забывают или не знают, что квалификация преступлений – задача следователей, а не командиров. Цель лица, совершившего воинское преступление – членовредительство, уклонение от дальнейшей воинской службы в виду непригодности по медицинским показаниям (увечье руки, ноги, зрения, слуха). После вскрытия вен, препятствия к продолжению службы не наступает. Следователь установит, что вскрытие вен не содержит состава преступления, квалифицируемого как членовредительство.

В государстве и обществе ценен каждый человек. Для семьи сын не заменим. Родители передают своего сына на попечение командиров и начальников для службы Отечеству, а не как объект для оскорблений, унижений, преступлений.

Надежным щитом от дедовщины могут стать реформы. Срок службы сократить до одного года, призыв комплектовать один раз в год, физически слабых, хворых и больных не призывать. Возможный некомплект восполнить военнослужащими по контракту.

Вооруженные силы призваны защищать Родину, но каждый ее защитник должен быть огражден от произвола и беззакония!

Анатолий Попов, юрист правозащитного центра
«Правовая помощь населению» (Жлобин),

для Беларускай праўды

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...