Давление России на Беларусь накануне избирательных кампаний 2019 года будет усиливаться и Кремль будет добиваться серьезных стратегических уступок.

Руководитель беларуского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий считает, что давление России на Беларусь накануне избирательных кампаний 2019 года будет усиливаться и Кремль будет добиваться серьезных стратегических уступок, объясняет, в чем основной вклад Беларуси в региональную стабильность, и заявляет, что Россия уже задумывается, как обеспечить свои интересы в Беларуси после Лукашенко.

Россия почти во всех сферах демонстрирует, что Беларусь больше для нее не приоритет

– 5 мая в Австрию с рабочим визитом приехал Владимир Путин. Это первая зарубежная поездка Владимира Путина после инаугурации. Позже он поедет в Китай, и только после этого в Беларусь. Тем самым российский лидер нарушил многолетнюю традицию устраивать первый зарубежный визит в новой должности в Беларусь. Придаете ли вы этому событию какую-то знаковую важность, или этот факт не стоит переоценивать?

– Полагаю, что визит Путина в Австрию не следует переоценивать. Я напомню, что не так давно состоялась встреча в Сочи во время саммита Евразийского экономического союза, и все руководители стран этого союза провели переговоры с Путиным. Скорее всего, для Путина было важно показать, что с символической точки зрения именно Россия – центр, куда приезжают руководители постсоветских стран. Поэтому с точки зрения Путина делать первый визит в Беларусь было бы не совсем рационально после этой встречи в Сочи.

С другой стороны, последние несколько лет мы наблюдаем тенденцию, что Россия переосмысливает стратегический характер отношений с Беларусью. Уже несколько лет Россия почти во всех сферах демонстрирует, что Беларусь больше для нее не приоритет, как это было до 2014 года. Именно с этого времени мы наблюдаем нарастание конфликтных ситуаций. И можно сказать, что сегодня торговые войны, политические конфликты – это уже новая нормальность в беларуско-российских отношениях.

На этом фоне Путин делает первый зарубежный визит в Австрию, которая традиционно рассматривается как союзник России в Европе, и Россия пытается лоббировать свои интересы в Европе через эту страну. Здесь и экономические, и политические интересы, так как Австрия занимает особую позицию относительно европейских санкций против России. Мне кажется, что Москва рассматривает име о Вену как нейтральную площадку, где можно было бы организовать какой-то переговорный процесс.

– Вы сказали, что политика Москвы к Минску стратегически меняется в последние годы. В каком направлении и как это проявляется?

– Мне кажется, что Россия будет добиваться более серьезных уступок в военно-политической и экономической сферах. Прежде всего, Россия будет требовать размещения своих военных баз на территории Беларуси и даже появления своих пограничников на границе Беларуси с соседними странами на западном направлении, более глубокой военно-политической интеграции.

Я бы сказал, по армянской модели. Ведь в Армении есть и база российская, и российские пограничники вместе с армянскими на границе, и региональная группировка войск, которая подчинена российскому Южному военному округу. То есть Россия будет пытаться реализовать такую армянскую модель. Но первый вопрос – безусловно, создание баз на нашей территории.

Россия уже думает, как обеспечить свои стратегические интересы в Беларуси в послелукашенковский период

Что касается экономики, то здесь Россия с помощью институциональных механизмов, прежде всего Евразийского экономического союза, будет пытаться заблокировать наше экономическое сотрудничество с Европой и Китаем. Много проблем создает новый Таможенный кодекс ЕврАзЭС. Но будут и неформальные попытки влиять на наши экономические отношения с миром. Напомню, недавно Путин пытался переориентировать наши экспортные потоки нефтепродуктов из балтийских портов на порты в Ленинградской области России. Также Россия будет продолжать препятствовать доступу беларуской продукции на свой рынок, так как очевидно, что Россия проводит собственную программу импортозамещения, не учитывая интересы своего союзника.

Основной вклад Беларуси в региональную стабильность как раз в том, что мы не размещаем российские базы на своей территории

– Тема российской военной базы в Беларуси вновь всплыла в СМИ в эти дни. Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей не исключил возможность появления российской военной базы в Беларуси. Почему Макей, который относительно других беларуских чиновников имеет имидж, скажем осторожно, более прозападного и более либерального высказался таким образом?

– Мне кажется, что эта цитата была вырвана из контекста. Господин Макей говорит о том, что в настоящее время Беларусь не будет размещать российскую базу на своей территории, так как не хочет подрывать региональную безопасность и быть источником проблем. И потом делает такую дипломатическую оговорку, что нужно учитывать, как будет меняться обстановка в будущем. Эта оговорка – скорее попытка напомнить нашим западным партнерам о том, какую роль Беларусь играет в контексте региональной безопасности.

Ведь наш основной вклад в региональную стабильность как раз в том, что мы не размещаем на своей территории российские базы, которые могут создавать угрозы и вызовы соседним странам. По сути, мы сдерживаем агрессивные намерения внешней политики Российской Федерации.

Слова Макея также сигнализируют, что Россия вопрос базы до сих пор не исключила из повестки дня.

Эта тактика – убедить российскую сторону, что Беларусь будет полезна как нейтральная переговорная площадка больше не работает

– Удастся ли Минску отбиться от этого натиска насчет базы? Возможно, беларуское руководство будет пытаться убедить Москву, что ей выгоднее нейтральный статус Беларуси, статус донора стабильности в регионе?

– Это такая традиционная тактика, когда Минск пытается убедить Москву отказаться от планов размещать военные базы, так как якобы Беларусь будет более полезна как нейтральная площадка для переговоров. Но, учитывая визит Путина в Австрию (я и раньше слышал такие оценки), Россия больше предпочитает Австрию как такую нейтральную площадку. Есть и слухи, что довольно нервно российская сторона восприняла проведение в беларуской столицы Минского форума. Особенно подчеркивалось, что он проводился на западные деньги. И это, мол, попытка оторвать Беларусь от России.

Так что эта тактика – убедить российскую сторону, что Беларусь будет полезна как нейтральная переговорная площадка больше не работает. Но позиция Александра Лукашенко довольно прочная, и он не пойдет на то, чтобы размещать здесь российские войска. Ведь он понимает, что это будет подрывать не только суверенитет и независимость, но также и основы его власти в Беларуси. И мне кажется, что этот вопрос обострится под конец года, когда Беларусь будет входить в политический цикл президентских и парламентских выборов. Кремль будет добиваться довольно серьезных стратегических уступок со стороны Лукашенко, так как это будет рассматриваться Кремлем как условие какой поддержки.

– Россия в последнее время явно активизировала свою идеологическую и политическую активность в Беларуси. Поддерживаются различные пророссийские организации, создаются сайты, проводятся мероприятия. Почему это происходит? Россия уже не доверяет полностью Лукашенко и работает на будущее, на создание пророссийского лобби в Беларуси?

– Да, действительно, эта активность свидетельствует, что Россия уже думает, как обеспечить свои стратегические интересы в Беларуси во время транзита власти и в послелукашенковский период. Ради этого Россия пытается создать постоянный окружение пророссийских сил, на которые Москва может опираться в будущем.

С другой стороны, это можно рассматривать как определенное психологическое давление на Александра Лукашенко, так как Кремль, по сути, демонстрирует, что у Москвы всегда найдется альтернатива. Мы что-то подобное наблюдали в 2010 году, когда даже прозападные оппозиционные лидеры ездили в Кремль на переговоры и искали там поддержку. А сейчас Россия переходит к более активной стратегии формирования открыто пророссийских сил в Беларуси.

Очевидно, что беларуские власти не могут тут реагировать жестко, как они реагируют на деятельность прозападной оппозиции – так как это будет вызывать жесткую реакцию Кремля. Но нет сомнения, что Россия будет довольно серьезно вмешиваться в политический процесс в Беларуси в 2019-20 году. Ведь стратеги Кремля понимают, что создана достаточно благоприятная конъюнктура, чтобы продвигать свои стратегические интересы, прежде всего на постсоветском пространстве.

Виталий Цыганков, Радыё Свабода

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: