Священника-спортсмена из Гатово Константина Бурыкина суд Заводского района Минска признал виновным в незаконном хранении оружия и боеприпасов и приговорил к трем годам лишения свободы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Пистолеты хранились дома как память о РНЕ. Никакого умысла привести их в боевую готовность не было, — еще в первый день суда рассказал обвиняемый.

Дело Константина Бурыкина рассматривалось в суде Заводского района, напоминает TUT.BY. Ему было предъявлено обвинение по ч. 2, 3 ст. 295 УК «Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ». Во время допроса свидетели не раз повторяли: с обыском к батюшке пришли потому, что он хранил дома фашистскую литературу. Но окончательное обвинение было предъявлено совершенно по другой статье Уголовного кодекса. В квартире Бурыкина нашли пистолет, револьвер и патроны.

Прокурор Дарья Буйко запросила для священника три года лишения свободы в колонии усиленного режима, максимальное наказание, которое ему грозило, — 10 лет.

На оглашение приговора пришло около 50 человек — родные священника, друзья, прихожане, церковнослужители, среди присутствующих в зале суда была монахиня — мать его первой жены, которая умерла от тяжелой болезни несколько лет назад.

— Это очень хороший батюшка. Честный, открытый человек, — рассказала TUT.BY одна из прихожан церкви в Гатово. — Чтобы построить храм, нужно быть незаурядной личностью. И наш батюшка во всех отношениях такой.
Прихожане остались недовольны тем, как этот процесс освещался в СМИ. Слишком много внимания уделяли «личной жизни и свастике».

Чытайце па тэме:  СИЗО №1, или "Володарка": не верь, не бойся, не проси

Когда Бурыкина в наручниках завели в суд, он улыбнулся и помахал друзьям и прихожанам.

— Одуреть, — послышалось в зале. Некоторые впервые увидели батюшку после задержания. — Он весь седой, от него осталось полчеловека. Нашли кого сажать.

Cуд признал батюшку виновным и приговорил к трем годам лишения свободы в исправительной колонии в условиях усиленного режима без конфискации имущества. По приговору, патроны будут уничтожены, пистолет и револьвер конфискуют. Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

После оглашения приговора журналисты спросили у Константина Бурыкина, будет ли он обжаловать приговор:

— Я подумаю, — ответил он. — Спасибо всем, кто помогал, и простите, что так вышло.

— Бог простит, — ответили из зала. — Жизнь не заканчивается. Мы тебя ждем. Это был людской суд, но есть еще Божий.

В фойе друзья Бурыкина громко обсуждали «незаконный и несправедливый приговор», некоторые мужчины со слезами на глазах:

— Так громко заявили это дело, а что в итоге вышло? Сделали из батюшки преступника.

— Приговор слишком суровый. Возможно, в действиях батюшки усматривается административная ответственность, но точно не уголовная. Оружие, которое у него нашли, было разобранным, недееспособно. Это кусок металла, не пригодный для стрельбы. К тому же его наказали за 2 патрона, которые нашел сын. Константин их не приносил, не хранил. Нужно же войти в положение, разобраться, приговор должен быть индивидуальным. Нужно учесть, сколько он сделал для страны и что это первая судимость, — считает Сергей, лучший друг Константина Бурыкина.

Чытайце па тэме:  Скоро минчане получат уведомления об уплате имущественных налогов

Напомним, наручники на Бурыкина надели в ноябре 2016 года. Его арест родные объяснили тем, что священник перешел кому-то дорогу в Белорусской федерации пауэрлифтинга, которую возглавлял последние годы. После возбуждения уголовного дела всплыли подробности о том, что в 2000-х Бурыкин был их духовным наставником, хранил дома диски с военной хроникой Третьего рейха, а в рабочем кабинете у него висела люстра в виде свастики.
— В 2000 году был назначен духовным наставником РНЕ, был с ребятами 3−4 года. Тогда эта организация не была запрещена. Я встречался с ними, проводил духовные беседы, на одной из таких встреч мне вручили эти пистолеты.

Я еще спросил: «Они не боевые? Мне за этот подарок ничего не будет?» Они ответили: «Нет, проблем с законом не будет». (…) нас было 4−5 встреч, я сдавал отчеты и фотографии Филарету. Проводил с ними духовные беседы, встречи, крестил, венчал. (…) Ничего зазорного сразу не увидел, а потом мне показалось, что они стали деструктивными, о чем я доложил Филарету. Мы с ними прекратили контакт, позже их признали экстремистской организацией, — рассказывал Бурыкин в суде во время допроса.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.