БелАЭС будет иметь военное значение на важном оперативном направлении Минск-Ошмяны-Вильнюс. Взрыв либо угроза взрыва атомной станции ограничит проведение военных операций и снабжение войск на данном направлении. Пишет аналитик Егор Лебедок.

Фото Олега Фойницкого

 

Центр стратегических коммуникаций НАТО опубликовал доклад «Nuclear energy and the current security environment in the era of hybrid threats», посвященный потенциальным угрозам, исходящим от строящихся Росатомом АЭС.

Краткие выводы из доклада:

– по мере того, как состязательное мышление становится все более креативным, потенциальные угрозы, связанные с ядерной энергией, должны включаться в сценарии обучения и учений, чтобы противостоять им и более эффективно реагировать;

– любая сделка по строительству Россией АЭС носит стратегический характер и имеет другие цели, помимо экономических. В проектах строительства АЭС заложен гибридный потенциал угроз, в результате чего могут быть использованы вторичные эффекты для правовой, экономической, информационной, социальной, инфраструктурной, политической и военной сфер;

– аспекты обороны не должны быть исключены из оценки рисков АЭС. АЭС являются стратегическим активом, и, следовательно, возможна их военная защита, как показал пример Островца. Эта защита может быть использована и в целях воздействия на соседние страны;

– Беларусь является страной с авторитарной государственной системой и культурой репрессий и дискредитации нежелательной критики, существует реальный риск того, что в случае аварии Беларусь может попытаться «спасти лицо», а не объявить об инциденте и осуществить на ранней стадии гражданские чрезвычайные и антикризисные меры;

– очевидная проблема безопасности связана с эксплуатацией новых ядерных реакторов третьего поколения в стране [Беларуси], в которой ранее не было адекватных мер безопасности и отчетности при надзоре за эксплуатацией ядерных установок;

– Россия может использовать 25-летний кредит для политического принуждения;

– Россия может использовать АЭС, чтобы убедить страны Балтии продолжать закупать электроэнергию из России и Беларуси во время и после процесса синхронизации их электросетей с центрально-европейской сетью. Россия также может отключить страны Балтии от сети, прежде чем они будут готовы к этому. Это повышает потенциальную угрозу проекта Островецкой АЭС для стран Балтии.

Другие меры могут включать в себя поддержание регуляторных изменений для литовских инвесторов в Беларуси, принятие решения об уменьшении торговых потоков товаров через Клайпедский порт или столкновение стран Балтии друг с другом в ходе торгов за использование порта, тем самым разрушая их взаимоотношения. Это дало бы возможность использовать враждебные нарративы, например, обвинять страны Балтии в несправедливой торговой политике и обвинять ЕС в подталкивании Беларуси к России.

От себя добавлю, что БелАЭС будет иметь военное значение на важном оперативном направлении Минск-Ошмяны-Вильнюс. В случае масштабной войны взрыв АЭС в заметной степени ограничит проведение военных операций (в частности, ведение засадных и партизанских действий) и снабжение войск на данном направлении. Необходимость эвакуации большого количества людей (даже вследствие угрозы катастрофы, а не ее реализации) может серьезно блокировать транспортировку техники и войск к местам БД, распространить панику вне района БелАЭС, создать гуманитарные проблемы. Причем таким образом АЭС может быть использована как РГВ(С) СГ, так и блоком НАТО. Взрыв или разрушение станции (для определенных целей даже нет необходимости выброса веществ) возможен как с помощью ракетно-артиллерийского обстрела (а нормы надежности не столь велики) и действий ДГ, так и технологическим способом со знанием конструкции станции российскими специалистами. Под эгидой «гуманитарных операций» по устранению последствий «аварии» могут проводиться и обычные военные операции по установлению контроля (политического, военного).

Многим может показаться, что это сумасшествие – использовать аварию АЭС, и никто этого делать не станет, но это не совсем так. Учет АЭС в военных операциях еще со времен СССР был как в советском блоке, так и в НАТО. Но и в наше время, например, в качестве перспективных операций главнокомандующий Воздушно-космическими силами РФ С. Суровкин предлагал рассматривать инспирирование техногенных катастроф.

Егор Лебедок

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...