Спецслужбам проще не отключать интернет, а следить за каждым шагом пользователя в сети.

Александр Лукашенко с участниками конференции, 3 сентября 2019 года, president.gov.by

 

3 сентября в Минске открылась международная конференция высокого уровня “Борьба с терроризмом при помощи инновационных подходов и использования новых возникающих технологий”. Александр Лукашенко говорил про ужасы Даркнета и ограничение интернета.

Могут подвернуть санкциям, поэтому мы пока не трогаем интернет

“Уход преступников в “темную сеть”, или, как ее называют, “Даркнет”, затрудняет контроль со стороны и государств, и частного сектора. Террористы активно используют социальные сети для пропаганды и вербовки новых сторонников, цифровые технологии – для финансовой подпитки. Это еще один вызов для глобального контртеррористического фронта”, – считает Александр Лукашенко.

“Создали эту хорошую “игрушку” большую и сейчас не знаем, что с ней делать. А точнее, знаем, даже очень хорошо знаем. Но не хотим делать то, что мы понимаем, и то, что нужно делать. Создавая какую-нибудь “игрушку”, мы должны понимать, что если она с одной стороны несет благо для человечества (а интернет это действительно с одной стороны благо), нам же надо было подумать о том, а что может принести плохого”, – подчеркнул беларуский руководитель.

“У Беларуси как суверенной страны есть собственное мнение на тему моральных, этических и правовых границ свободы интернета. Я так свободно говорю по вопросу интернета, потому что никто из вас меня не упрекнет, что мы хоть в чем-то ограничили интернет в Беларуси. Хотя надо было бы. Но пока еще не знаем, как это сделать так, чтобы цивилизованное общество снова не подвергло нас санкциям. Поэтому мы пока не трогаем интернет. Дело, время терпят”, – подчеркнул Лукашенко.

Почему Лукашенко заговорил об ограничении интернета?

 

Потребности ограничивать интернет в стране, в которой все стабильно, нет и, наверное, не предвидится

На вопросы Беларускай праўды ответил медиа-эксперт Павлюк Быковский.

-Даркнет хотят ограничить во многих страна мира. Существуют примеры, когда ограничивают не только Даркнет, но и открытый интернет. В данном случае, как мне кажется, Александр Лукашенко перед выходом на форум познакомился с позицией правоохранительных органов по этому поводу, и высказался для личного понимания, а не для внешнего пользования.

-Но речь ведь идет не только и не столько про Даркнет.

-На самом деле подобные ограничения вводятся в ряде стран, и касаются детской порнографии, распространения наркотиков, ограничения вводятся с целью борьбы с терроризмом. Но если в одних странах для подобных ограничений требуются решения суда (а к правоохранительной системе существует доверие), то в Беларуси все упирается в дилемму – все будет делаться по закону или по произволу?

-Что подразумевал Лукашенко, рассуждая по поводу ограничения интернета?

-Он говорил слишком общо, поэтому сложно сказать. Например, Россия с так называемым «автономным интернетом» – такое будущее для Беларуси невозможно: есть вопрос, удастся ли России отключиться от внешнего мира, то для Беларуси это нереально: мы слишком завязаны на мир.

-Значит, мы действительно не можем упрекнуть Лукашенко в том, что он ограничивает интернет?

-В Беларуси были прецеденты ограничения интернета на определенной территории или по определенным каналам на короткое время, например, отключался доступ к https в 2010 году. То есть, происходило достаточно давно. И в принципе потребности в ограничениях интернета в стране, в которой все стабильно, нет и, наверное, не предвидится.

-Значит, во время политической вакханалии нам не удастся проверить правдивость слов Лукашенко?

-Отключение интернета целесообразно для правоохранителей, которые чего-то боятся. Опыт показывает, что достаточно легко определить: кто пользуется интернетом, даже в засекреченном режиме. Лукашенко говорит не о том, что хотел бы перекрыть засекреченные коммуникации, а в целом про интернет. Такая проблема для служб безопасности в Беларуси является только гипотетической. Если и происходят некие ограничения, то применяется на очень короткое время и на ограниченной территории. Во время демонстрации, например, интернет может быть малодоступен, мобильный; это не значит, что интернет отключили по всей стране и даже не означает, что включены глушилки: сети могут обваливаться из-за большого скопления абонентов.

Но ограничение интернета для координации действий участников демонстрации, например, влечет определенные неудобства. Однако существуют другие технологии, при которых интернет не требуется: смартфоны, которые находятся рядом, могут связываться между собой.

На самом деле правоохранительные органы не так сильно и стремятся все отключить; намного удобнее отслеживать все шаги пользователя в сети.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...