После резкого охлаждения российско-беларуских отношений в конце прошлого года Александр Лукашенко вновь заявил о нерушимом союзе двух стран.

TASS/ФАДЕИЧЕВ СЕРГЕЙ

 

Этому предшествовал ряд жестких заявлений с обеих сторон; российские государственные каналы стали говорить о Беларуси в негативном ключе, а Минск активизировал переговоры с США о возвращении дипломатов.

“Мы полны решимости сотрудничать с нашими старшими братьями, – сказал в четверг Александр Лукашенко на встрече с губернатором Новосибирской области Андреем Травниковым. – Но я всегда только предупреждаю: по-человечески”. И добавил, что Беларусь и Россия обречены быть вместе.

Однако это может быть лишь затишьем: с 1 февраля Беларусь увеличивает тарифы на транзит российской нефти по своей территории, а в конце нынешнего года заканчивается очередной контракт на поставки в Беларусь российского газа.

Российско-беларуские отношения традиционно переживают периоды взлетов и падений, однако последний кризис, разразившийся в конце минувшего года, наблюдатели называют особенно острым.

Лукашенко говорил, что нужно перестать называть страны братскими государствами, и грозил России потерей союзника. Москва обвиняет Минск в нарушении союзного договора и настаивает на более полной интеграции, которую в Беларуси считают посягательством на суверенитет.

На прошлой неделе беларуские власти заявили, что намерены восстановить полноценные межгосударственные отношения с США и вернуть дипломатов, высланных вместе с послом в 2008 году после введения США санкций за нарушение прав человека в Беларуси.

Суть спора

Формальным поводом для нынешнего обострения стал проводимый Россией налоговый маневр в нефтяной отрасли: с этого года налог на добычу нефти будет повышаться, а экспортные пошлины на нее – обнуляться.

Поскольку сейчас Беларусь закупает российскую нефть и так беспошлинно, в результате реформы в течение ближайших пяти лет цена для Беларуси вырастет до мировой, увеличившись практически на четверть.

Потери в итоге грозят изъятием из белорусского бюджета 8-12 млрд долларов в зависимости от цены на нефть.

Минск рассчитывал на компенсацию своих потерь, апеллируя к договорам о союзном государстве и создании ЕАЭС, при принятии которых, как подчеркивает Лукашенко, стороны обязались не ухудшать экономическое положение друг друга.

Москва в ответ предложила вернуться к букве договора о создании союзного государства, подписанного в 1999 году, где стороны декларировали намерения создать общий парламент, гимн и герб союзного государства, перейти к единой валюте и единой сети управляющих органов – финансовых, таможенных, арбитражных, судебных и т.п.

Минск расценил подобный план союзного строительства как посягательство на беларуский суверенитет.

В СМИ появлялись предположения о том, что создание полноценного союза может позволить Владимиру Путину обойти наложенные российской конституцией ограничения президентских сроков и стать главой объединенного государства.

В декабре Лукашенко заявил, что не допустит вступления Беларуси в состав России, хотя публично никаких подобных предложений официальная Москва не высказывала. В Кремле периодически заверяют, что об объединении в одну страну речи не идет.

Официально позиция Москвы остается прежней.

“Давать субсидии предприятиям чужой страны странно было бы, – заявил 15 января в интервью РБК первый вице-премьер России, министра финансов Антон Силуанов. – Они не являются нашими налогоплательщиками, не платят в наш бюджет. Это, конечно же, можно было бы сделать, если бы была у нас более глубокая степень интеграции. Мы об этом и говорим. Если хотите такой же режим – давайте вернемся к нашему cоюзному договору”.

После переговоров в Москве в конце 2018 года Александр Лукашенко пригрозил найти замену российской нефти.

“Я уже давно ставил задачу, и нам надо ее решить: открыть альтернативную поставку нефти через прибалтийские порты. Если литовцы не согласны – с латышами договориться и закупать эту нефть. Перерабатывать на Новополоцком нефтеперерабатывающем заводе и обеспечивать балтийские республики”, — поручил правительству Лукашенко, заметив, что покупать нефтепродукты из Беларуси странам Балтии будет дешевле, чем сейчас, когда они платят по мировым ценам.

“Если правительству Республики Беларусь удастся выполнить поручение своего президента, то мы, безусловно, будем этому только рады […] Если наши партнеры найдут нефть дешевле российской, то они больше заработают. Мы не можем не радоваться успеху наших партнеров”, — откликнулся посол России в Беларуси Михаил Бабич в эфире телеканала “Россия 24”.

Михаил Бабич, которого называли ценным для Кремля кризисным менеджером, был назначен послом в Беларуси в августе прошлого года.

В последние дни он активно ездит по беларуским регионам, посещая в том числе и стратегически важные беларуские предприятия, связанные с военно-промышленным комплексом.

В конце декабря для решения интеграционных вопросов была создана совместная рабочая группа из представителей обеих стран. По словам Бабича, российская часть группы уже начала работу и приступила к инвентаризации всех положений Союзного договора 1999 года.

Работу этой группы эксперты и в Москве, и в Минске воспринимают с долей скепсиса.

“Лучший способ утопить любую проблему – это создать для ее решения какую-то группу или комиссию”, – напоминает минский аналитик Александр Класковский.

“Драматичный период”

Между тем сократились более чем в 10 раз поставки в Беларусь российских нефтепродуктов (бензина, дизтоплива и т.п.). Решение об ограничении поставок, как утверждают в Минске, было инициировано Москвой, подозревающей беларусов в реэкспорте товара на запад.

С 1 февраля беларуской стороной увеличены тарифы на транзит российской нефти по беларуской территории. Тарифы, впрочем, остаются одними из самых низких в регионе, заверяет беларуское министерство антимонопольного регулирования и торговли.

Каждая из сторон продолжает повторять, что руководствуется прежде всего национальными интересами.

“Я думаю, что обозначившееся противостояние – надолго, и могут быть только какие-то временные перемирия, – полагает минский аналитик Александр Класковский. – Со стороны Минска не будет формально разрушаться союзное государство, но беларуская сторона при риторике “мы не против, но не надо с крыши строить дом” постарается, по сути, саботировать все невыгодные для себя проекты типа единой валюты”, – добавляет эксперт.

“Это жанр беларуско-российских отношений. Такие споры происходят достаточно регулярно, – полагает московский политолог, доцент МГИМО Кирилл Коктыш. – Это как раз признак того, что проект беларуско-российского союза, евразийского союза – живой, актуальный и насущный. Каждая из сторон хочет реализовать его по максимуму, в том числе с учетом своих интересов. И как раз наличие интересов предполагает остроту и регулярность того торга, который мы и сейчас наблюдаем”.

Следующий взрыв интеграционных эмоций аналитики прогнозируют к следующим новогодним праздникам: в конце 2019-го заканчивается очередной контракт на поставки в Беларусь российского газа.

“Ближайшие годы будут очень критичными для судьбы Беларуси, ее будущего, – прогнозирует Александр Класковский. – Вызов сейчас даже не в принуждении к интеграции, а в том, что беларуским властям надо решиться на какие-то реформы. Они их боятся – реформ экономических, общественно-политических, ставки на гражданское общество, отношения к языку титульной нации”.

“Это сложные вызовы. Но если не делать реформ, а надеяться, что в очередной раз удастся договориться с Кремлем “по понятиям” или что эти вопросы сами по себе рассосутся, добра не будет. Беларусь вступает в очень турбулентный и драматичный период”, – говорит Класковский.

Разворот на Запад?

В условиях сокращения российских субсидий Минск заинтересован в привлечении финансовой поддержки из других источников.

Без компенсаций последствий российского налогового маневра, по оценкам Международного валютного фонда, госдолг Беларуси вырастет до 70% ВВП (по методологии МФВ госдолг Беларуси сейчас близок к 55% ВВП; по расчетам беларуского минфина на 1 декабря 2018 года он составлял 36% ВВП).

Преобладающая часть внешнего госдолга, почти две трети, в нынешнем году связана с платежами России.

“Деликатный момент заключается в том, что белорусские власти рассчитываются по старым долгам в основном за счет новых заимствований, в том числе и у России. В декабре 2018 года беларуский минфин заявил, что Беларусь просит у России новый кредит на 1 млрд долларов для рефинансирования старых долгов”, – отмечает аналитик “Белорусских новостей” Дмитрий Заяц.

Если Россия и контролируемый ею Евразийский фонд стабилизации и развития с кредитами притормозят, для Минска настанут сложные времена, полагают аналитики.

Эксперты прогнозируют возврат Беларуси к переговорам с МВФ, отмечая при этом: западные кредиты тоже не обойдутся без условий. Если Россия требует углубления интеграции, то МВФ – серьезных экономических реформ, которые пугают Минск.

“Запад, по большому счету, Беларуси не поможет, – уверен Александр Класковский. – Во-первых, белорусское руководство не отказывается от идеи достройки союзного государства, не отказывается от участия в других, контролируемых Россией интеграционных структурах. Во-вторых, несмотря на все усилия по нормализации отношений, беларуское руководство не сделало шагов навстречу Западу в плане демократизации, большего уважения прав человека и тому подобного”.

“Позиция Лукашенко сформулирована и донесена до Запада достаточно ярко: если есть ценности, то есть на них и финансовые средства, – считает Кирилл Коктыш. – И поскольку Запад не готов свою ценностную политику подкреплять материально, ресурсно, рассчитывать на него Беларуси, я думаю, бесполезно. Для Александра Григорьевича использование Запада возможно только в одной функции — в качестве пугала, которым можно пугать Россию. А Россия это прекрасно понимает”.

Татьяна Мельничук, Русская служба Би-би-си

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...