Беларусь готовится к войне. Такими заголовками сопроводила оппозиционная и зарубежная пресса информацию об учениях в Вооруженных силах Беларуси «в условиях перевода их с мирного на военное время».

tanki

В отчете министерства обороны об интенсивной плановой боевой учебе, которая проходит в соединениях и частях Вооруженных сил, содержится такая фраза: «В ходе занятий в органах военного управления, соединениях и воинских частях проведен комплекс последовательных тренировок со всеми категориями военнослужащих, подразделениями, воинскими частями, соединениями, органами военного управления по организованному выполнению мероприятий в условиях перевода их с мирного на военное время». Похоже, именно она подтолкнула журналистов к столь глобальному выводу.

Масла в огонь подлила Хартия97, которая сообщила о призыве резервистов из Волковысского района и сделала вывод, что в ближайшее время в партизаны пойдут 15 тысяч беларусов. Призыв резервистов напрямую увязывается с обострением ситуации в Украине.

Насколько адекватно оценивается ситуация в Вооруженных силах Беларуси? К какой войне и с кем готовится беларусская армия?

Об этом в интервью Беларускай праўдзе рассказал руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

-Беларусская армия готовится к войне – именно так расценила пресса учения в беларуской армии. Насколько адекватна такая оценка?

-Это справедливая трактовка: любые военные учения есть подготовка к войне. Но истерия по поводу “война завтра” – это или блажь, или откровенная провокация. Переход на военные штаты отрабатывается каждый год. А во время беларусско-российских учений такая отработка становится относительно массовой. Сенсация откровенно дутая. Не совсем понятно, это целенаправленная правокация или реакция спровоцирована внешним фоном.

Я не могу комментировать информацию Хартии. Если они её размещают, по идее, у них есть на то основания. По поводу переподготовки резервистов: это нормальный и можно сказать вялотекущий процесс. Который идет постоянно с разной степенью интенсивности: иногда призывают по 100-200 человек одновременно. Сроки тоже могут быть разные, обычно 20-30 дней. Но во время крупных учений цифра «партизан» может возрастать в разы. Стоит отметить, что несколько десятков человек было призвано и в самом Гродно. Говорить о 15 тысячах призванных пока оснований нет. Если конечно у Хартии нет высокопоставленного инсайдера. В обычный год число призываемых на переподготовку колеблется на уровне 2-4 тыс. Судя по размерам военного бюджета ожидать какой-то запланированной волны милитаризации Беларуси не приходится.

Чытайце па тэме:  Россия отрицает неожиданный удар по союзникам США в Сирии

Призыв резервистов – обычное мероприятие при отработке перевода воинских частей с мирного на военное время и их доукомплектование личным составом. Такие мероприятия регулярны.

А ажиотаж вокруг события связан с внешним фоном – войной России и Украины. Имеет место совпадение ряда факторов, которое вызвало излишне нервную реакцию.

-Министерство обороны признает, что учения – это беларусский ответ на наращивание иностранного военного присутствия в странах Балтии: «Беларусь не вправе игнорировать изменения военно-политической обстановки в регионе, несущие в себе дополнительные риски, вызовы и угрозы военной безопасности государства». Значит, беларусская армия готовится к гипотетической войне с НАТО?

-Свят-свят, конечно, нет. Нужны деньги, которые может дать только Кремль. Т.е. у нас на западном векторе успех за успехом, но денег не дают. По крайней мере, пока. Поэтому власти идут испытанным способом: танки на Москву не пропустим, но надо позолотить ручку. А то проклятое НАТО уже и моторы прогревает. Ну и дальше традиционный спич про то, что у России западнее Москвы ничего нет. Так что официальный Минск демонстрирует, что бдит, но денег нет. Логическую цепочку завершить нетрудно.

Правда, я сомневаюсь, что Кремль даст деньги. По крайней мере, не в тех масштабах, которые нам нужны. Увы.

-Особое беспокойство вызывает новая редакция закона «О военном положении», которая предусматривает введение военного положения в случае «концентрации Вооруженных сил другого государства (государств) вдоль беларусской госграницы». По большому счету, в Беларуси можно вводить военное положение уже сейчас?

-Вообще законы надо читать целиком, а не только те места, которые особенно нравятся. Для введения военного положения необходимо наличие военной угрозы и совершение акта агрессии. Военная угроза подразумевает действия, свидетельствующие о реальном намерении применения военной силы против Беларуси. Конечно, в нашей стране никто публично не будет объяснять, в чем именно состоит реальность угрозы. Если представить ситуацию абсурда, то просто объявят решение без каких-либо углубленных разъяснений. Но для этого надо иметь крайне альтернативное восприятие действительности. Пока что наши власти демонстрируют реализм.

Чытайце па тэме:  СНБО Украины утвердил санкционный "список Савченко"

Нельзя исключать, что имеет место определенная игра для внешних зрителей. На Западе существует мнение, что беларусская армия подчиняется Кремлю, а генералы в случае кризиса «сольют» Лукашенко. Можно гипотетически предположить шоу «Поддержите Лукашенко, иначе получите прокремлевских генералов». Но повторюсь, это всего лишь теоретическая конструкция.

-Закон «О военном положении» расценивает как нападение на Республику Беларусь агрессию против любого из членов Организации Договора о коллективной безопасности (России, Армении, Казахстана, Таджикистана или Кыргызстана). Насколько велика угроза втягивания Беларуси в русско-украинскую войну?

-Война продолжается, а посему такая угроза существует. Можно обсуждать не только степень вероятности, но и на чьей стороне участвовать. Но пока оснований для перехода этой проблемы из плоскости теоретической в практическую не наблюдается. Это не означает, что их не будет в будущем. Просто сейчас обстановка в регионе прогнозу, на мой взгляд, не поддается. Мы можем уверенно утверждать, что в долгосрочной перспективе у России шансов нет. Но чего это будет стоить соседям и как долго продлится конфронтация, как она будет развиваться – это уравнение со многими неизвестными.

Относительно обязательств в рамках ОДКБ: постсоветские структуры демонстрируют слабую аккуратность в исполнении принятых на себя обязательств. Поэтому гипотетическая агрессия против одного из участников Организации не означает, что остальные начнут «чесаться». Все будет решаться индивидуально в каждом конкретном случае и после ожесточенного торга. Братства по оружию не будет точно.

-Мы говорим о гипотетических рисках и угрозах. Но если отбросить теорию в сторону, готова ли беларусская армия к боевым действиям в принципе? Сделало ли руководство страны «работу над ошибками» после событий в Украине?

-К боевым действиям в принципе готова любая армия. Даже Ватикана. Вопрос: насколько эффективно? Одно дело рейтинги, столь любимые на Западе, которые есть дуристика и чушь по моему мнению. А другое дело – реальная война. Не полигон, а там где пулю лбом поймать можно. И тут реакцию людей просчитать просто невозможно. Приведу пример: голландская армия комплектуется контрактниками. После одной из командировок в Афганистан спецназовцы этой страны отказались ехать туда повторно. Из армии увольняться тоже не захотели – там хорошо платят, и соцпакет достойный. Но в Афганистан – ни ногой. Объяснение для коммандос потрясающее: «Там опасно».

Чытайце па тэме:  Российское оружие с Донбасса в Киеве (фото, видео)

Какие-то выводы из украинских событий сделаны и делаются. Но проблема в том, что наша политическая система ведет по факту к отчуждению руководства страны и народа. В кризисной ситуации поддержка сограждан – основной ресурс власти. Наши власти такого ресурса не имеют. Надо понимать, что отсутствие протестов – это результат покупки лояльности населения. Но поддержка – это активные действия, готовность чем-то жертвовать. А зачем среднестатистическому беларусу чем-то жертвовать и напрягаться ради сохранения власти А. Лукашенко? В общественном сознании, как мне кажется, произошла в значительной мере подмена понятия страны, государства фамилией одного человека. Но страна – это коллективное «мы», за которое можно бороться, потому что оно наше. Когда вместо «мы» появляется «он» или «они», то нормальной реакцией значительной части населения становится отчуждение.

Проблема Беларуси – отсутствие гражданской общности, слабые институты гражданского общества и изжившая себя, крайне неэффективная политическая система, которая в основном генерирует приспособленцев и лизоблюдов, а не лидеров и эффективных управленцев. Генералы тут бессильны: могут быть любые планы и стратегии на случай военного кризиса, но без качественной политической элиты и поддержки нации – это всего лишь бумажки.

Второй момент: мы находимся в зоне российского информационного поля. И пока не наблюдается предпосылок к тому, что ситуация поменяется в обозримом будущем. Это огромная проблема, которую за год не решишь. Нужен собственный качественный информационный продукт.

Если ваш намек на гипотетическую реакцию на агрессию со стороны России, то при наличии решимости руководства страны и сохранении лояльности спецслужб институционально и технически наша армия в состоянии оказать жесткое сопротивление.

Источник: Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: