В Армении произошла революция, которая, к счастью, обошлась без крови. В стране сменилась власть, а новым премьер-министром стал лидер протестов Никол Пашинян. В итоге армянский опыт революции фактически приведет к следующему: представьте себе стол, за которым сидят Путин, Назарбаев, Лукашенко и… Пашинян. 

© Reuters / Scanpix

 

Несмотря на то, что это кавказское государство по размеру невелико, произошедшие там события могут иметь последствия для всех стран постсоветского пространства или, как его называют в Европе, региона Восточного соседства, включая и Россию.

Предыдущий глава Армении Серж Саргсян находился у власти последние десять лет, пока вышедшие на улицы Еревана граждане страны не заставили его уйти в отставку. В массовых акциях протеста приняли участие до 100 000 человек.

Армения в Литве и других европейских странах воспринимается как союзник России. При Саргсяне страна не стала, несмотря на проевропейскую риторику, укреплять связи с ЕС, а предпочла войти в Евразийский союз. Влияние России в стране крайне велико – от энергетики до военной базы в Гюмри, которая имеет экстерриториальный статус. Она также входит в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Союз независимых государств, членов которого со времен становится все меньше.

В стране сейчас новое правительство, во главе которого – лидер протестов Пашинян. Эксперты отмечают, что внешнеполитический курс страны вряд ли изменится, поскольку эта революция внутриармянская. Тем не менее, некоторые из них полагают, что армянская революция окажет влияние в той или иной степени на все страны СНГ.

Делать выводы пока сложно

“Пока что сложно делать выводы, руководство только начало работу, – комментировал DELFI ситуацию в этой кавказской стране глава МИД Литвы Линас Линкявичюс. – Мы можем делать выводы из того, что видим: международный курс не сменится. Новый премьер – это результат внутренней борьбы, но чтобы была смена курса, по всей видимости, этого не будет”.

Линас Линкявичюс. © DELFI / Andrius Ufartas

 

По его словам, “как мы видим по сформированному правительству (а глава МИД — известный и энергичный), думаю, что диалог не ослабнет и с ЕС”. При этом Линкявичюс еще раз отметил, что выводы делать пока рано, но выразил уверенность в том, что Армения вряд ли вернется к курсу, который страна проводила до 2013 года.

“Я имею в виду Евразийский проект, Армения решила идти этим путем. Но опять же, нужно еще подождать, рано делать какие-либо выводы”, – заключил он.

К слову, глав МИД Литвы Линкявичюс 12 мая поздравил своего нового армянского коллегу Зораба Мнатсакяна с вступлением в должность и в своем письме подчеркнул стремление Литвы к развитию двусторонних отношений между странами, а также же отношений Армении с ЕС.

Будет меняться система

Что все же произошло? Была это социальная или политическая революция, смена элиты и стоит ли ожидать перемены курса? “Это бархатная революция, – говорит Степан Григорян из Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества. – Идет смена элиты — новые министры, много молодых. В Армении система будет меняться. В стране была сделана попытка сделать в стране однопартийную систему и превратить страну в жесткий авторитарный режим, это не получилось и сейчас очевидно Армения идет к демократии”.

“Армянский народ это отверг, не захотел видеть одного и того же человека три раза во главе государства. Сейчас Армения пойдет в направлении демократического развития. Это однозначно и четко видно. И никогда не было такого, чтобы министры выходили по первому требованию людей. Атмосфера меняется ключевым образом”, – уверен Григорян.

Это социальный протест, говорит эксперт, а в первую очередь политический: “Никто со мной в ходе протестов не говорил о зарплате”.

“Это была классическая политическая революция. Люди говорили, что не допустят в третий раз одного и того же человека к власти, что нужно освободить политзаключенных и проводить внеочередные парламентские выборы, чтобы в парламент вошли политические фигуры, а не бизнесмены и криминал, как это есть сейчас. Сейчас в парламенте 25% в лучшем случае — это депутаты. 85% – люди, которые совершали прямые преступления, либо те, кто называется олигархами”, – утверждает он.

Григорян считает, что нынешние лидеры протеста выбрали правильный путь, утверждая, что это “внутриармянская революция и что она не имеет никакого отношения к геополитическим ориентирам”.

“Это было правильно, поскольку сразу сняло напряжение в России. Если изменения в Армении, то зачем им вмешиваться в это дело? Из ОДКБ и Евразийского союза, говорят они, мы выходить не хотим, а решаем внутриармянские вопросы — хотим развивать демократию и бороться с коррупцией”, – подчеркивает собеседник DELFI.

Этим, видимо, можно объяснить и довольно быструю встречу лидера протестов, а теперь премьер-министра страны Пашиняна с Владимиром Путиным (а также Александром Лукашенко) в Сочи? По мнению Григоряна, было бы неразумно не поехать на саммит Евразийского союза.

“Пашинян показал, что резких движений в плане ориентации он делать не собирается. Кроме того, он послал сигнал европейцам и американцам, сказав, что с мы с Европой подписали хороший договор и будем его претворять в жизнь, а также готовы сотрудничать с США. России тоже были посланы правильные сигналы, но изменения будут. Армения не хочет влиять, но автоматически будет (на страны постсоветского пространства – DELFI). Все поняли, что даже такие ужасные полицейские режимы, как это было в Армении, можно победить и развалить без оружия. Вы знаете страну, которая занимает в мире первое место по количеству полицейских на душу населения? Армения”, – указывает армянский эксперт.

Ситуация была заряжена на конфликт и, несмотря на то, что власти увеличили численность не армии, а полиции, они все равно проиграли: “Это автоматически будет позитивным генератором и для Беларуси, и для России”.

“Вы знаете основные лозунги на протестах в российских городах 5 мая? “Хотим, чтобы было, как в Армении”. Люди хотят мирной смены власти, так что армянские события безусловно отразятся и на других странах, поскольку даже такие жесткие авторитарные режимы можно расшатывать и проводить изменения. Это главное последствие для СНГ.

Представьте себе, круглый стол, за которым сидят Назарбаев, Путин и… Никол Пашинян, т.е. человек совсем другой формации”, – советует он.

По словам Григоряна, это смена парадигмы. “Да, Пашинян хорошо относится к России, это не игра. Хорошо относится к Казахстану и Беларуси. Но это другой человек, человек другого политического пространства. И это безусловно окажет влияние на развитие СНГ”, – заметил он.

В этой связи эксперт уверен, что внешняя политика новой власти Армении будет многовекторной: “Будут работать и с Россией, и с Европой (будут пытаться), Ираном, Грузией. Пашинян никогда не отличался взглядом, что Армения должна пойти в Европу, Китай или Иран. Он был всегда сконцентрирован на армянских делах, назначенный очень удачно глава МИД будет реализовывать названные мной акценты во внешней политике — работать с Россией, Китаем, США, Европой. Это будет похоже на настоящую многовекторную политику”.

В свое время небольшая по размеру Литва стала катализатором начала развала СССР, можно ли говорить, что события в Армении станут катализатором изменений на постсоветском пространстве? Григорян согласен с этим: “Это будет катализатором перемен. Этот дух передастся на все страны СНГ. Солидарные вещи передаются”.

Бывшие власти, несмотря на разговоры о работе с Западом, все отдавали России, говорит Григорян, и с его точки зрения, нынешние власти Армении будут вести более взвешенную политику. Поэтому эксперт призывает “не ждать резких движений” от новых властей.

“У нас есть база РФ, но мы не ставим вопроса, потому что Турция держит границу с нами закрытой и ведет враждебную политику в пользу Азербайджана. Большого маневра у нас нет, маневр в том, что больше демократии в Армении приведет нас к большей близости к Европе. Но резкие шаги просто невозможны. Мы не можем сказать “до свидания, Россия или Беларусь”, атмосфера будет меняться пошагово. Иначе государство может исчезнуть.

Но если влияние России не будет столь велико и мы сможем реализовывать, например, энергетические проекты с Ираном, что улучшит энергетический баланс — это автоматически приведет к повышению суверенитета. Следовательно, мы будем активнее работать с Европой, а это значит демократии у нас будет больше”, – заключает он.

Плюс ко всему сказанному он добавил: “Нужно реализовывать проекты ЕС. (эту фразу эксперт повторил дважды – DELFI). Бывшая власть была под каблуком России. Сейчас пришел человек, который никакой связи с Россией не имеет, и Пашинян с командой будут работать и с европейцами”. О сотрудничестве с США эксперт в ходе разговора сам ни разу не упомянул.

Юрконис: Кремль себя чувствует спокойно, а в Беларусь контроль сильнее

После последних событий в Армении возникает ряд вопросов. Как это отразится на внутренней политике таких стран, как, к примеру Беларусь, которая, как и Армения находится в сильной зависимости от России? С одной стороны, официальный Минск декларирует желание сотрудничать с Западом, с другой стороны возможность армянского варианта событий для авторитарного беларуского режима не может не тревожить власти таких стран.

Витис Юрконис © DELFI / Karolina Pansevič

 

“Кто-нибудь особенно заметил в Беларуси, что произошло в Ереване? Частично это и является ответом на вопрос. Мы еще не знаем, как будет развиваться ситуация в Армении, несмотря на голоса энтузиастов и скептиков этого процесса. Честно говоря, мне кажется, что официальный Минск сейчас концентрирует свое внимание на внешней политике куда больше, чем на внутренней. Беларуским властям сейчас важнее продолжать позиционировать себя в роли медиатора, якобы нейтральной площадки и т.д. Мало того, несмотря на вспышки активности внутри Беларуси в ходе Дня воли в 2017 г. или молчаливых протестов в 2011 годах, власти знают, что в Беларуси намного больше контроля и рычагов влияния, репрессивных мер над гражданским обществом, чем в Армении”, – комментирует литовский политолог.

На вопрос, повлияет ли армянская революция на действия и политику России в отношении стран, которые она считает союзниками, в первую очередь, Беларуси, Юрконис отметил, что несмотря на риторику отдельных деятелей Кремль себя чувствует довольно уверенно по поводу и Армении, и Беларуси. “Во многих секторах зависимость обеих стран от России очень велика — от энергетического до военного. Даже если не все идет по плану, у Кремля достаточно инструментов для контроля и любая власть с этим будет сталкиваться”, – уверен он.

На одном фланге (Кавказ) сейчас находится член ОДКБ Армения, на другом — член ОДКБ Беларусь. Что означает столь быстрая встреча нового премьера (лидера революции) с Путиным и Лукашенко в Сочи? “Многие западные (и не только) политики не понимают, что такое гражданское общество. Что мир сложнее, чем геополитические схемы, где есть только два варианта: Европа или Россия. Понятно, что пространства для маневров Еревана и Минска немного. Спекуляции по поводу встреч всегда были и будут. Если Лукашенко сам ввел Беларусь в тупик и привел к почти полной зависимости от России, то Пашинян условно – новый игрок. И мы увидим, будет ли он искренне пытаться взаимодействовать с Европой, несмотря на все ограничения.

Возвращаясь к гражданскому обществу — мандат премьера основан на действиях гражданского общества. Было бы очень ошибочно делать ставку исключительно на политику. Мы это уже видели в отношении разных лидеров в разных странах. Гражданское общество не столь понятно и контролируемо, но оно является очень важным предохранителем политического процесса. Если того или иного политика можно перекупить, заманить или иметь на него/нее компромат, то с гражданским обществом все намного сложнее. Там будут и левые, и правые, и молодые люди, и люди постарше. Это фундамент плюрализма и площадка для реального диалога, которого, к сожалению, большинство политиков, имеющих краткосрочные цели, не понимает.

Какое будущее, по Вашему мнению, может случится у Армении в связи с Восточным партнерством? Есть ли вообще у Армении будущее в плане безопасности в нынешних условиях — между Азербайджаном и Турцией, без России?

“Я уверен, что попытка активизировать связи с Восточным партнерством последует. Для многих людей (политиков в том числе) отказ от договора с ЕС об ассоциации в 2013 году был очень печальным. Но это будет не формула “или-или”, в ближайшее время резких движения по поводу России не будет, так что в этой связи иллюзий иметь не стоит”, – сказал эксперт.

Армения и Беларусь

“Армянский опыт для Беларуси вряд ли применим. В Армении все же развито гражданское общество, сеть неправительственных организаций. Очень продвинута внешняя политика не только на Восток, но и на Запад. Причем, реально. В частности, как говорят в НАТО, армянский опыт как члена ОДКБ сотрудничества с альянсом заслуживает внимания и может быть интересен и для других членов ОДКБ, как военно-политических союзников России”, – комментирует политический обозреватель Роман Яковлевский.

Роман Яковлевский, Sputnik

 

В первую очередь сказанное, продолжает он, касается армии. Эксперт напоминает, в Армении создан при 100% финансировании США учебный центр миротворцев. “Сегодня это актуально как никогда. Везде. Доводилось слышать, что подготовленные там миротворцы могут появиться даже на Донбассе в составе ООН”, – подчеркивает он.

Во-вторых, по мнению Яковлевского, есть постулат: когда в стране нет партии, на политической сцене доминирует армия. И в данном случае, если вести речь о Беларуси, “то это так, только вместо армии — спецслужбы”.

“В Армении этого нет. Там многопартийный парламент, фракция нынешнего премьера в абсолютном меньшинстве. 9 человек. Но при активности молодежи и других слоев населения удалась и такая смена власти, которая еще не завершена. И главная задача Пашиняна сейчас провести парламентские демократические выборы. Как это будет? Армянская революция ценна именно тем, что она прошла бескровно. И здесь нужно учитывать культуру. Армения — моноэтничная страна и они продемонстрировали бескровный характер, – констатирует он. – И это, можно с большой уверенностью предположить, беспокоит авторитарных правителей на постсоветском пространстве. В частности — Беларуси”.

По словам Яковлевского, события в Армении стали неожиданностью не только для Минска, похоже, что для Москвы тоже. А что будет дальше и будет ли армянский опыт оказывать влияние на Беларусь, то “психологически в определенной мере да”.

“Но особенность Беларуси в том, что с учетом прославленной многовекторной политики — у нее очень тесные связи с врагом Армении, который находится в состоянии войны с Азербайджаном. Как межличностные, так и, особо подчеркиваю, в военно-технической сфере. Как это будет влиять на отношения Беларуси и Армении сказать трудно. Но когда вооружают врага, у Еревана вопросы возникают”, – уверен собеседник.

В Беларуси все пристальнее смотрят на другой армянский опыт. На российскую базу в Гюмри, чья особенность в том, что, по словам армянских аналитиков, аренду этой базы Россия не оплачивает. “Как такое может быть — вопрос открытый. Все время говорят о реальной базе РФ в Беларуси, причем с экстерриториальным статусом, как в Гюмри, где размещены “Искандеры”. Такая вероятность армянского сценария размещения в Беларуси российских вооруженных сил все чаще слышна на различных уровнях и в экспертном сообществе”, – указывает Яковлевский.

“Думаю, мы услышим об этом на одном масштабном форуме экспертов, что Россия не заинтересована в укреплении беларуской армии. А в чем эта незаинтересованность? Видите ли, Беларуси не поставляют новейшие виды вооружения. Россия не хочет поставлять бесплатно, а Лукашенко хочет бесплатно. Отсюда делается вывод, что Россия заинтересована в ослаблении беларуской армии, чтобы больше ее контролировать? А что, беларуская армия стала субъектом политики?

Так что такое влияние армянские события оказывают и будут еще больше оказывать на суждения и мнения в Беларуси, ее позицию в двусторонних отношениях с Россией, а также на позицию отношений Беларуси с Западом”, – заключает он.

Константин Амелюшкин, ru.DELFI.lt

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: