Один из самых известных знатоков клуба «Что? Где? Когда?», обладатель «Бриллиантовой совы» и троекратный – «Хрустальной совы», Борис Бурда в интервью УНИАН рассказал о сложных отношениях с создателем игры Владимиром Ворошиловым, скандалах и экспериментах внутри клуба и том, как знатоки проигрывали на собственных вопросах.

О клубе знатоков говорят, как элитарном. Почему?

Это нечто вроде рекламы. Клуб создан не для элиты, а тех, кто больше всего подходит телешоу, и это правильно. Конечно, люди в нем толковые, и могут иметь какое-то отношение к элите, но это – не самоцель.

Кто обычно становится членом клуба? Существует ли верхняя и нижняя граница возраста для игроков?

Есть разные пути для того, чтобы попасть в клуб, но обычно телевизионная группа оценивает игроков во время любительских фестивалей, отбирая тех, кто интересен. Что касается верхней и нижней границы возраста, то официально ее, разумеется, не существует. Но, как я уже сказал, клуб работает на качество телешоу. Если ты можешь быть интересен, думаю, что никто не поставит формальных возрастных границ. Во всяком случае, этого ни разу не было. Я помню в клубе тех, кому не исполнилось и 20-ти, а сам я ушел в 57 лет, что уже не так мало.

Была ли в клубе замечена «дедовщина»? Когда, условно, более статусные и взрослые игроки не давали раскрыться более молодым?

Эффективность от такой деятельности, если она и была, крайне невысока. Человеку очень трудно помешать раскрыться – если он интересен, то во время телеэфира это будет видно за три версты. Я не помню случаев сговора возрастных игроков, которые бы мешали молодым. Да и нет причин этого делать, ведь молодой игрок в команде может быть очень полезным. От «дедовщины» я сам не страдал, видел только какие-то ее комические подобия, но они всегда были малоэффективны.

Объясните, что вы имеете в виду?

Вот этого я делать не буду – сочтут человеком мелочным и придирчивым. Тем более, все это было настолько смешно, что не стоит упоминания.

Вы случайно не имеете ввиду ваши отношения с первым ведущим «Что? Где? Когда?» Владимиром Ворошиловым? Я читала, что он относился к вам с неприязнью, постоянно придирался…

Я совершенно не считаю это проявлениями «дедовщины». Да, Ворошилов старался нарушить мое психологическое равновесие, поскольку, по его мнению, это было бы интересно в кадре. А поскольку этого не происходило, он, как хороший телеведущий, позже понял, что, наоборот, будет интересней, когда я выдержу давление и красиво себя проявлю.

Никакой обиды на Ворошилова у меня не было, даже когда он говорил мне в эфире откровенные грубости. Это его работа, и однажды на встрече с молодыми игроками он нам это хорошо объяснил. Он сказал: «Вы, наверное, думаете, что вы здесь для того, чтобы блестяще отвечать на вопросы, радовать родственников своим присутствием на телевидении и получать славу? Ничего подобного. Если вы думаете, что вы здесь для того, чтобы не знать элементарных ответов, проваливаться, унижаться и рыдать – это тоже неправильно. Вы здесь для того, чтобы зрителям было интересно, ничего другого меня не интересует». А потом добавил вещь, которая меня тогда поразила, но сейчас я к ней отношусь спокойно: «Я никому из вас, конечно, смерти не желаю, но, если кто-то прямо во время игры умрет от инфаркта, я ни на минуту не остановлю съемку».

фото vokrug.tv

 

Пусть вы не обижались на грубости Ворошилова, но ведь реагировали?

Когда он меня задирал, я не молчал, а отвечал. Иногда довольно удачно.

Как-то на крупном Владимирском фестивале произошла одна забавная история. Ворошилов выступал, отвечал на вопросы зала. Его спросили, что такое интеллект? Конечно, он блестяще ответил, но под конец вопроса вдруг показал на меня пальцем и заявил: «А вообще, Борис, эрудиция часто мешает интеллекту».

Немного позже я встретил его в коридоре, было видно, что ему неловко. Я сказал: «Владимир Яковлевич, я действительно довольно эрудированный человек, знаю любопытные вещи. К примеру, знаю, почему эскадронный командир Макара Нагульнова (Макар Нагульнов – персонаж романа Михаила Шолохова «Поднятая Целина», – УНИАН) считал грамотность полезной. Потому что грамотный человек может девушке любопытные вещи рассказать. А прочими мужскими достоинствами грамотный человек наделен в той же мере, что и неграмотный». Он спросил, не обиделся ли я на него, я ответил: «Нет, конечно». И как бы инцидент на этом был исчерпан.

Кстати, чем Ворошилов жестче пытался вывести меня из равновесия на игре, тем он лучше относился ко мне в личном общении. В одном из своих последних интервью его спросили: «Правда ли, что вы не любите глубинных эрудитов, которые знают все на свете?». Он сказал, что терпеть их не может. Его спросили: «А как же Бурда?». На что Владимир Яковлевич ответил: «Бурда – это другое дело. Да, он эрудированный, но он еще и пытается самостоятельно думать».

И мне было очень приятно, ведь он прав: самое ценное, что показывают игроки – это не эрудиция, а способность самостоятельно думать.

Я читала, что вы попали в клуб не по собственному желанию, а под воздействием шантажа своего комсомольского начальства. Это так?

Не совсем так. В Одессе я сотрудничал с объединением молодежных клубов, которое включало в себя клуб авторской песни, где я работал. Естественно, я участвовал в целом в работе объединения, помог создавать несколько других объединений, киноклуб, джаз-клуб. Однажды меня пригласило руководство и предложило организовать клуб «Что? Где? Когда?». Я тогда сказал, мол, хорошая идея, главное, найти руководителя. На меня так странно посмотрели: неужели, правда, не понял. И сказали: «Ты и будешь».

Я попытался отпираться, дескать, работы много, сын меня практически не видит. Но вот здесь на меня надавили. Сказали, что времена для самодеятельной песни по всей стране не лучшие, а у нас клуб живет хорошо, никто лишним проверкам не подвергает, и почему я такой неблагодарный… Выхода не было, вот так и родился одесский интеллектуальный клуб.

Кстати, с удовольствием отмечу, что скоро он будет праздновать свое 35-летие, для клуба это «мафусаиловы века» (необычайное долголетие, – УНИАН), но тут клуб живой, активный, бойкий.

В телешоу вы попали в 1990-м, а уже 9 июня 1991 года, во время первой игры летней серии, старейшины клуба называют вас лучшим игроком. Как вы это восприняли, было ли для вас важным такое признание?

Это был далеко не первый мой успех на телевидении. В мае 1990-го, на моей первой игре, я дал пять ответов из шести, повторив неофициальный рекорд клуба. Тогда Ворошилов в прямом эфире назвал меня «живой энциклопедией», что меня даже немного расстроило – я человек, а не книга. После этой передачи было, конечно, очень удивительно ходить по улицам. Так что решение старейшин клуба в 1991-м я воспринял довольно спокойно.

Боялись ли вы когда-нибудь не оправдать такое свое положение «живой энциклопедии»?

Я никому не давал присяги это положение оправдывать, и совершенно спокойно относился к тому, что не всегда его оправдывал. На самом деле, никогда не считал, что в этом есть какая-то правда. Ведь хороший вопрос – это не тот, ответ на который ты знаешь, а другие не знают. Хороший вопрос – тот, об ответе на который ты догадался, а другие – нет.

Очень толковый знаток Андрей Каморин когда-то сказал, что вопросы должны базироваться на информации, которая упоминается в курсе средней школы. И если не знаешь ответа, то сам виноват – нечего было уроки прогуливать и курить в туалете!

Вы входили в десятку самых продуктивных авторов вопросов для тренировок и турниров. Можете ли выделить какие-то любимые темы, на которые чаще всего составляли вопросы?

На самом деле, я терпеть не люблю вопросы: «ваше любимое стихотворение, книга, музыка, ваше любимое блюдо» – разве их может быть меньше ста? Становишься похожим на майора из анекдота, которому капитан собрался подарить на День рождения книгу, а тот ответил: «Не надо, одна книга уже есть». Поэтому не знаю, у меня много любимых вопросов на разные темы.

Что касается темы, по которой со мной было сложно соревноваться… Слышал мнение, что обычно достаточно успешно отвечаю на вопросы исторической тематики.

Однажды Александр Друзь не смог ответить на собственный вопрос…

Только ли он? Я знаю массу таких случаев. Я знаю случаи, когда команды проигрывали на собственных вопросах другим командам, которые этих вопросов не знали.

Это, скорее, нормально, чем наоборот. Память человека ограничена.

фото 24smi.org

 

А у вас случались какие-то интересные казусы?

Нет, конечно. Казус – всегда мерзкий, мешающий нормальному ходу событий. Интересный казус – это оксюморон, совмещение несовместимых понятий, он для потребителей, которые ищут в передаче низкопробное развлечение, и будут смеяться, если им показать палец.

Какой предмет из «черного ящика» для вас был самым запоминающимся?

Никакой. На самом деле, любой вопрос из «черного ящика» можно просто и красиво сформулировать без «черного ящика». Он никак не влияет на восприятие вопроса, во время игры ты не слышишь и не думаешь о «черном ящике», ты просто ищешь решение. А «черный ящик» – это исключительно образ для зрителей, которым просто интересно увидеть, как из него вытаскивают какую-то вещь.

Когда я смотрела игры, всегда было интересно, кто эти пассивные созерцатели, люди, окружающие стол знатоков? Кто и как туда попадал?

Попадают разными путями. Естественно, это все находится в распоряжении телевизионной группы. Обычно, каждый игрок имел право провести одного друга посмотреть игру. Также, часто там были спонсоры игры. Помню, что на сайтах, в свое время, проходили различные конкурсы, призом на которых было право посетить игру.

Мне рассказывали, что однажды, исключительно ради эксперимента, Ворошилов за большие деньги продавал места в столичных клубах – все расхватали мгновенно. Однако он не посчитал это хорошей идей, так что больше такое не повторялось.

Говорят, что астрологи предсказывали игре срок в 25 лет. В 2000 году, как раз в год 25-летия передачи, Ворошилов объявил, что знатоки сыграют за будущее клуба – если проиграют, передача закрывается, то есть, астрологический прогноз исполняется. Как думаете, если бы знатоки действительно проиграли, он закрыл бы клуб, или это был пиар-ход по привлечению внимания?

Безусловно, второе, тут я даже не рассуждаю. И вообще отношусь ко всем разговорам о неких мистических силах с заслуживаемым этими разговорами презрением. Да, сам Ворошилов в какой-то степени был суеверен, даже привлекал астрологов к созданию команд, но делал это так, чтобы не было большого вреда.

После смерти Владимира Яковлевича на его место пришел его пасынок Борис Крюк. Что можете сказать о Крюке, как ведущем «Что? Где? Когда?»?

В первой игре он совершил откровенно провальные действия. Это был скандал, который мог поколебать саму передачу. Когда игроки спросили, правильно ли они ответили на вопрос, заявил: «Вы ответили неправильно, но, чтобы вы отстали и унялись, я засчитываю вам этот ответ, пусть вам будет стыдно». Честно говоря, если я был за столом, я бы встал и ушел. Скажем так, если это элитарный клуб, такого не должно быть.

Потом он этого не повторял, значит, чему-то научился.

фото vokrug.tv

 

Просто поскольку Ворошилов задал очень высокую планку, сравнивать Крюка с Ворошиловым всегда будет трудно. Ворошилов был первым, создателем.

Какая главная заслуга игры «Что? Где? Когда?»? К примеру, факт того, что в свое время интеллектуалы стали в народе почти такими же популярными, как спортсмены или артисты…

Я знаю только две телепередачи – КВН и «Что? Где? Когда?», которые породили массовое движение, практически не зависящее от самой телепередачи. Это уже очень много. Заслуга в том, что это прекрасный тренинг, вещь, которая просто помогает жить. Мне кажется, что, когда телешоу только появилось, в 70-е – 80-е годы, это была единственная передача, которая вселяла оптимизм.

Когда я руководил одесским интеллектуальным клубом, ко мне часто приходили родители с одной и той же проблемой: ребенок любознательный, выписывает журнал «Квант», но в общении со сверстниками у него проблемы. А, приходя в интеллектуальный клуб, человек становился бойким, социальным.

Это место общения для неплохих, достаточно толковых людей, которые умеют общаться, мыслить, обычно, довольно успешные в жизни – посмотрите на участников телепрограммы. Есть довольно много внутриклубных свадеб, и, на мой взгляд, это – хорошая примета.

А если, к примеру, муж и жена играют вместе, в одной команде, это как-то влияет на игру?

Это никак не влияет. Во время игры такое напряжение и концентрация, что о своих домашних или супружеских делах ты не думаешь. Я играл в такой команде достаточно долго – супруги Морозовские играли вместе со мной в команде множество лет.

Борис Крюк как-то отметил, что не знает «ни одной хорошей команды, где все бы дружили». А как вы думаете?

Я не соглашусь с Крюком в том, что дружба вредит. Мне известны достаточно хорошие отношения между членами одной команды, которые не прерывались после ухода из игры. Конечно, может быть, при дружеских отношениях в команде, ведущему нужно больше работать, чтобы создать напряженную обстановку, интересную телезрителю, но, по-моему, это проблема Бориса Крюка, которую он зря выносит на всеобщее обозрение.

Вы как-то сказали: «Мне кажется, что быть умным важнее, нежели знающим, хотя и знания не вредят». Что вы вкладываете в эти слова?

Знания – это информация, которой мы обладаем. А ум – наше умение эту информацию использовать. В этом и заключается принципиальная разница, ведь нам все-таки важнее уметь использовать информацию, а не просто ее иметь. Особенно в наше время, когда в эпоху Интернета очень легко получить любую информацию.

Стали ли знатоки сегодня знать больше? Ведь, если раньше игроки черпали знания только из книг, то сегодня, как вы сами сказали, есть Интернет, а, значит, и возможностей получить информацию больше.

Да, но они все принадлежат к физическому виду homo sapiens с несколько ограниченными возможностями запоминания. Знания стало получать легче, но это не означает, что у каждого из игроков их стало больше.

В чем принципиальное отличие «Что? Где? Когда?» от других интеллектуальных игр?

«Что? Где? Когда?» – я говорю именно о телевизионной игре – имеет свою фирменную фишку, которая делает игру особенно интересной. Здесь люди думают вслух, зрителям показывают, как они думают, как умеют взаимодействовать. Самое интересное в игре, по-моему, это минута обсуждения.

Сам Ворошилов объяснял феномен популярности игры тем, что в стране сохранился зритель, «который способен думать у экрана, и ему это доставляет удовольствие». Однако он все равно был уверен, что через 5-10 лет программа исчезнет. Время прошло, телешоу существует… Как думаете, действительно все дело в думающем телезрителе?

Конечно, иначе, игра действительно закрылась бы.

Да, у Ворошилова были пессимистические настроения. Как-то в личном разговоре он сказал, что скоро будет некому эту игру показывать. Но он умел отказываться от своего мнения, если, в итоге, признавал его ошибочным. К примеру, когда-то он категорически отказывался от малейшего вовлечения компьютера в игру, говорил, что Интернет и вообще компьютер может только мешать игре, но, как вы знаете, даже была проведена игра, где, помимо знатоков, которые отвечали, в свою очередь, люди могли отвечать на вопросы через Интернет.

Насколько я помню, тогда регистрировались телезрители чуть ли не из ста стран. Из одиннадцати вопросов на один из них первым ответил я, мне за это какую-то футболку вручили. Это было честное соревнование, и со мной соревновались, как минимум, десятки, если не сотни тысяч человек.

Какой будет игра через 20 лет? И будет ли она?

То, что будет через двадцать лет, станет ясно само собой, изменить это нашими мыслями и решениями мы не можем. Но мне кажется, что игра вовсе не собирается уходить.

Когда КВН закрывали как телепередачу, все равно он продолжался на всех уровнях, вплоть до детского сада. И через четырнадцать лет передачу возобновили.

Так что – да, телевидение поддерживает общественное движение «Что? Где? Когда?», придает ему силу, но оно настолько велико, что, в крайнем случае, будет существовать даже без телепередачи.

Сейчас Бурда проводит в Николаеве игру “Реалии”                                                            фото odessa-life.od.ua

 

Вы ушли из московской серии игр в 2007 году. Почему ушли? Жалели ли когда-нибудь о своем уходе?

Это было не мое решение, но я о нем не жалел. Из клуба меня откровенно выгнали, обвинив в совершенно нелепой вещи, якобы я нарушаю авторские права телепередачи.

Дело было в том, что я снял и показал в передаче Михаила Ширвиндта «Хочу все знать» минутный сюжет об играх знатоков в Кишиневе не на русском, а на молдавском языке, причем не на ТВ, а в любительском клубе, похожем на такие же клубы по всему миру. Передача выходила на том же Первом канале. И я совершенно этого не скрывал, вплоть до того, что сам посоветовал обратиться к ним за видеоматериалом, чтобы дополнить сюжет – так что и канал, и телегруппа игры были мной же поставлены в известность. Я узнал об этой игре совершенно случайно, во время съемок в Кишиневе, незначительное ожидание – и мы бы просто ничего не сняли, просить разрешения не было времени, а вот запретить выход сюжета они все равно могли. Но не стали этого делать – сюжет вышел в эфир.

Мне это показалось либо выходом из всякой колеи тогдашнего руководителя Натальи Стеценко, либо недостойными действиями кого-то в творческой группе. Когда мне объявили нелепое обвинение и сказали, что больше не допустят до игры, я сказал – пожалуйста. В коллективе, который на такое способен, мне не хочется продолжать работать. Расцениваю это как какой-то нервный срыв, причем я даже не знаю, чей именно, и мне уже неинтересно узнавать.

Илью Новикова «уволили» из знатоков из-за адвокатской деятельности, а, точнее, защиты Надежды Савченко. По-вашему, было ли это справедливо?

Безусловно, нет. Несправедливо, недостойно и некрасиво. Но какое отношение это телешоу, в принципе, имеет к справедливости? Более существенно то, что выгонять его было неразумно – он прекрасный игрок.

Когда-то на вопрос, светит ли Украине аналог игры, вы ответили так: «Аналога вообще не вижу. Такие игры рождаются редко». Вот ICTV запустило свое «Что? Где? Когда?». Что о нем думаете?

Это – честно купленная российская игра, просто клон обычной игры. Насколько я знаю, ведет Александр Андросов, ведет хорошо, я этому рад. В свое время я лично рекомендовал Андросова телевизионному начальству для ведения одной из интеллектуальных игр и немножко «покричал», пока его посмотрели. Очень рад, что он в итоге получил то место, а теперь ведет и эту игру. Он человек толковый, солидный и очень неглупый.

Вы много и быстро читаете, об этом упоминается во всех ваших интервью. Что читаете сейчас?

Наконец-то дочитал Гиббона (английский историк 18 века Эдвард Гиббон, – УНИАН) «История упадка и разрушения Римской империи». Видел массу ссылок на нее, но до самой книги дорвался только сейчас. Было любопытно постигать его логику, видеть, в чем он опередил, а в чем сохранил заблуждения своей эпохи.

В вашей жизни по-прежнему остается место интеллектуальным играм. Читала, что в Николаеве проводите такую игру – «Реалии».

Она с сентября должна запуститься как регулярная и ежемесячная.

Способны ли эти проекты вас еще хоть чем-то удивить?

Если бы я не удивлялся, потерял бы к ним интерес.

***

Занимательные факты о «Что? Где? Когда?»

В самом первом выпуске передачи «Что? Где? Когда?» знатоков еще не было. В шоу приняли участие две семьи из Москвы: семья Ивановых и семья Кузнецовых.

Имя ведущего телепередачи долгое время оставалось загадкой для зрителей. А за Владимиром Ворошиловым надолго закрепилось прозвище «Инкогнито из Останкино». Кто скрывается за грозным голосом, зрители узнали лишь 23 апреля 1980 года, когда эфир закончился словами: «Вел передачу Владимир Ворошилов».

В 1975 году ни волчка, ни совы в передаче еще не было. Волчок игроки начали крутить в 1976 году.

В 1977 в игре появляется минута обсуждения, а в зале – живой символ передачи – филин Фомка.

В 1979 году участники передачи впервые называются знатоками. До этого момента все игроки были «членами клуба» или просто «участниками» передачи.

1983 появляется первый «черный ящик». На самом деле, в программе используются целых три «черных ящика» разных размеров, в зависимости от габаритов предметов внутри.

Начиная с 1990 года, все игры «Что? Где? Когда?» проходят в Охотничьем домике в Нескучном саду. Здание является памятником архитектуры XVIII века, частью увеселительной усадьбы князя Никиты Юрьевича Трубецкого.

В 1984 году учрежден приз «Хрустальная сова».

Обладатель “Хрустальной совы” и обладатель “Бриллиантовой совы” адвокат Илья Новиков              фото: from-ua.com

 

Зимой 1993 года знатоки в первый раз появились на игре в смокингах.

В первом сезоне «Что? Где? Когда?», прошедшем без Ворошилова, никто не должен был знать имя нового ведущего. Вот как маскировался Борис Крюк: «Я приезжал на игру, как обычно, в джинсах и свитере. Шел в дикторскую. Это никого не удивляло – я и при Ворошилове там сидел. А затем на ворошиловском «Ягуаре» привозили человека, одетого в смокинг, и он тоже шел в дикторскую. Особо продвинутые знатоки даже выяснили, что это Юрий Борисович, двоюродный брат Ворошилова, так оно, кстати, и было. Он очень смеялся над этой своей ролью, но две серии игр к нам «отъездил».

(Все факты взяты с официального сайта телевизионного шоу «Что? Где? Когда?» – www.tvigra.ru)

Чем сегодня занимаются легендарные игроки клуба?

Александр Друзь, первый магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» – ныне руководитель программ на одном из телеканалов в Санкт-Петербурге.

Максим Поташев, магистр игры «Что? Где? Когда?», четырехкратный обладатель приза «Хрустальная сова» – ныне управляющий партнер «R&P Consulting».

Виктор Сиднев, обладатель «Хрустальной совы», звания «Лучший капитан Клуба», магистр игры – ныне член бюро экспертного совета Агентства стратегических инициатив, координатор Комитета гражданских инициатив по Москве и директор Троицкого инновационного кластера.

Федор Двинятин, обладатель четырех «Хрустальных Сов» – ныне преподает в Санкт-Петербургском государственном университете.

Алексей Блинов, обладатель двух «Хрустальных Сов» и титула «Лучший капитан Клуба» – ныне генеральный директор ЗАО «Медиа Пресс».

Ирина Шевченко, УНИАН


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.