Премьер-министр Сергей Румас устроил разнос «министрам, губернаторам», подчеркнув, что «серьезно недорабатывает Министерство иностранных дел и руководители загранучреждений».

Борис Желиба, svaboda.org

 

В ноябре правительство должно устроить разбор полетов по итогам девятимесячной работы экономики – так решил президиум Совмина 15 октября. Но что же мы наблюдаем дальше? 18 октября сайт правительства сообщает, что с учетом поручения Александра Лукашенко темпы роста ВВП на 2020г. увеличены до 102,8%, а экспорта товаров и услуг – до 103,6%. Ситуация в экономике ухудшается, а правительство строит прожекты на 2020г. Желание угодить главе государства в год президентских выборов понятно, но экономика любит реалистов, а не фантазеров. В каком же состоянии сегодня находится экономика? Есть ли хоть какие-то предпосылки для оптимистичного развития событий? «БелГазета» побеседовала об этом с кандидатом экономических наук Борисом Желибой.

«НА КОНУ СУВЕРЕНИТЕТ»

– За девять месяцев экспорт товаров достиг только 96,9% от прошлогоднего показателя. В чем причина?

– Главная причина – грязная российская нефть, которая навредила технологическим процессам в беларуских НПЗ, особенно Мозырскому нефтеперерабатывающему заводу. Грязную нефть пришлось откачивать реверсом назад в Россию, что заняло определенное время и нанесло убытки заводам. Точная цифра урона еще будет подсчитываться, но речь идет не о десятках, а о сотнях миллионов долларов, как заявляет беларуская сторона. Поэтому экспорт и просел.

Обвала в экспорте я не вижу, но глубинная причина давно известна. Из года в год МАЗ теряет свою нишу на российском рынке. Не думаю, что на российском рынке лучше себя чувствует и МТЗ. Во-первых, Россия развивает аналогичное производство: там есть КамАЗ, который поднимает свое качество, там присутствует множество западных аналогичных производителей (и «Вольво», и «Мерседес»). Собственно, наших успешных экспортеров можно по пальцам пересчитать: хорошо выглядит БелАЗ (заказы на карьерные грузовики поступают), более-менее держится Беларуский металлургический завод, но его тоже давит Китай. Приходится сражаться за экспорт.

Но мы должны решить главную задачу – диверсификацию. Половина экспорта представлена тремя товарными позициями: нефть и нефтепродукты дают до трети экспорта, удобрения, в т.ч. калийные, – процентов 10, и мясо-молоко, которое практически полностью идет в Россию. Дай хотя бы по 5-7% доли экспорта традиционные предприятия машиностроения (МАЗ, тот же «Гомсельмаш», тот же МТЗ, сейчас появился «Джили»), было бы гораздо лучше. Но в доле экспорта традиционная белорусская специализация (автомобилестроение, машиностроение, сельхозмашиностроение) дает в лучшем случае 3%. Отсюда и проблемы.

– Существуют ли предпосылки для роста экспорта и выполнения этого показателя по итогам 2019г.?

– Думаю, к концу года удастся выправить ситуацию. Прогнозный показатель составляет 4% роста ВВП, однако за восемь месяцев рост составил 1,1% роста, за девять – только 1%. Лукашенко в своем стиле потребовал: взяли обязательства – выполняйте как хотите. Безусловно, невыполнение плана связано с экспортом: более половины ВВП экспортируется. Все уже понимают, что о 4% роста говорить нет смысла – осталось всего пару месяцев до конца года, но будут тянуть хотя бы 2%. Будет хорошо, если удастся выйти на эту цифру.

– Бюджет на 2020г. сверстан с дефицитом в BYN1 млрд. Правительство признает проблемы в экономике?

– Да. Министерство финансов при формировании бюджета занимает более реалистичную позицию. Правительство в первом варианте бюджета установило планку роста ВВП в 2,5%, но президент потребовал пересмотреть эти показатели. А Минфин работает очень скромно: ведомство исходит из высокой цены на нефть, а главное – что мы ничего не получим от России ни в этом году, ни в следующем.

Минфин рассуждает трезво и сформировал бюджет из худших ожиданий – что из России ничего не получим. И не будет главного – компенсации налогового маневра. Как посчитал министр финансов Ермолович, за два года Беларусь недополучит $800 млн. Россияне нас подковырнули: мол, незачем страдать из-за того, что вам вообще не принадлежит. Россия остается на жестких позициях, а все мы живем ожиданиями: что же подпишут Лукашенко с Путиным 8 декабря? Думаю, что-то подпишут, но что?

На кону государственный суверенитет. Мы должны научиться выживать без российских энергетических грантов в виде пока еще дешевых (по сравнению с мировыми ценами) нефти, газа и компенсации налогового маневра. Москва, в общем-то, права: налоговый маневр – внутреннее дело России, она замещает свою вывозную пошлину на нефть налогом на добычу природных ископаемых.

«УЖЕ ВЛЯПАЛИСЬ В ДОЛГОВУЮ ЛОВУШКУ»

– Минфин поступил трезво, сформировав бюджет-2020 с дефицитом около BYN1 млрд. Бывал у нас дефицит и больше в процентном соотношении к ВВП – и ничего, выкручивались. Правда, все эти годы мы получали поддержку из России. Пора привыкать жить по средствам. Коль речь идет о государственном суверенитете, нам не обойтись без внешних займов, мы должны искать их по всему миру, но только не у России. Мы и так уже вляпались в долговую ловушку, а партнер по Союзному государству шантажирует нас тем, что мы не справимся с долговыми обязательствами. Согласно международному праву, если мы просрочим выплаты по долгам, на нас налагаются огромные штрафные санкции – тогда «сядем» без вариантов. Поэтому надо искать деньги. Минфину сейчас не позавидуешь: попытался разместить облигации на китайском финансовом рынке, но китайцы не дали рейтинг, который мы просили. Сейчас опять заговорили про возможность размещения евробондов на европейском финансовом рынке, хотя, по признанию самого Минфина, там очень дорого. Сейчас вроде сообщают, что Минфин номинирует облигации в российских рублях и разместит их на сумму в эквиваленте $500 млн, но опять-таки – это Россия.

Нам надо выкручиваться и искать деньги везде – в Китае, в Европе, у арабов, у кого хотите, но вступать в долговые отношения с Россией – ставить под угрозу свой суверенитет.

– Фактически уже год Беларусь живет без помощи России. Руководство страны не может поверить в новую реальность? Чем объяснить метания правительства?

– Почему метания? Мы должны найти эти деньги, потому что ежегодно рефинансируем 75% свои долгов. А у кого в основном перезанимаем? У той же России. В структуре долгов ее удельный вес остается превалирующим. Если нам ничего не дадут – всё. Мы строим финансовую пирамиду, постоянно перезанимая, а хороший математик докажет, что любая пирамида рано или поздно разваливается, как пирамида Мавроди. Я очень сочувствую Минфину: где-то надо добыть деньги, но не у России, чтобы с ней как-то рассчитываться. Мы должны выдержать ультиматум Медведева: сохранить суверенитет и пережить трудности. Существует известное мнение: сегодня в мире денег предостаточно, вопрос в том, как их заполучить относительно недорого?

– Министр финансов не исключил, что возобновятся переговоры с МВФ.

– Да. Представители правительства поедут в Вашингтон. Но в чем закавыка? Проблема старая: МВФ и Всемирный банк сформулировали «дорожную карту» реформ – что нужно сделать, чтобы получить дешевый кредит. Мы хотим получить $3-3,5 млрд под два с лишним процента – кредит МВФ дал бы передышку. Но вопрос упирается в реформирование реального государственного сектора. МВФ уже не настаивает на приватизации крупных предприятий, он понимает, что мы уже опоздали – пойди сейчас найди стратегического инвестора, который купит, принесет современные технологии, оздоровит производство.

«НАДО УХОДИТЬ ИЗ УДУШАЮЩИХ ОБЪЯТИЙ РОССИИ»

– Похожая попытка уже была: вроде бы с Китаем договорились о приватизации «Гомсельмаша». Договорились о цене: предприятие оценили в $500 млн. Но белорусская сторона обычно выдвигает следующие условия: не сокращать персонал, не трогать социально-культурную сферу предприятия. А китайцы посмотрели и выдвинули свои условия: руководство – китайское, персонал сокращается на треть, китайский партнер не платит по долгам «Гомсельмаша», который ходит в долгах как в шелках. Сделка не состоялась.

МВФ видит, что приватизация не идет, и предлагает перестраивать корпоративное управление госпредприятиями. Формально вроде бы беларуская сторона выполнила условие: создала Агентство по имуществу, в чье управление надо передать наши флагманы, дать им большую самостоятельность. Разбить их на три группы: одна группа – жизнеспособные предприятия, другую можно санировать, а третью потихонечку можно закрывать. Естественно, возникает вопрос: а куда девать уволенных людей? Хилый частный сектор не поглотит такую массу народа. Глава государства не хочет принимать предложения МВФ.

Нынешняя поездка в Вашингтон, как мне кажется, окажется безрезультатной: сами же чиновники, в т.ч. из Министерства финансов, заявляют, что до окончания парламентских и президентских выборов глава государства ни на какую ломку существующей системы управления госпредприятиями не пойдет. Так что пока света в конце тоннеля я не вижу. По крайней мере, в виде кредита МВФ.

– Беларуси предстоит пережить 2020г. – год президентских выборов. Деньги не просто нужны, а позарез нужны. Какую стратегическую линию может выбрать руководство страны?

– В свете всех проблем, особенно в отношениях с Россией, которые навалились на нас, даже трудно что-то прогнозировать. Если бы мы с вами хотя бы поговорили после 8 декабря, если бы мы знали, что они подпишут…

Мне кажется, суверенитет мы не сдадим. Путин тоже понял, что в Беларуси пошла волна общественного протеста против российских объятий. Поэтому он неоднократно заявлял: сейчас вопрос об этом не стоит. Ключевое слово здесь – сейчас. Наверное, президенты снова должны что-то подписать. Наверное, не то, на что каждая сторона рассчитывала, но определенный консенсус могут найти. Наверное, Россия пойдет на определенные уступки и не потребует платить за газ по мировым ценам, нефть потечет в Беларусь еще не по мировым ценам, хотя все это только вопрос времени.

Александр Григорьевич не сможет поступиться своей властью. Интересы – сохранение суверенитета и желание иметь полную власть в Беларуси – временно совпадают. После 8 декабря мы точно устоим. Что произойдет дальше – сказать невозможно, потому что на развитие ситуации будет влиять слишком много факторов. Но нам нужно уходить от тотальной российской зависимости. Быстро от России не оторваться, но медленно, постепенно и последовательно надо уходить из удушающих российских объятий.

Беседовал Юрась ДУБИНА

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...