Ветераны российских частных военных компаний (ЧВК), действующих на Украине и в Сирии, обратились в Международный уголовный суд. Москва упорно отрицает существование скрытых военных операций, быстро разворачивающихся в Африке, пишет корреспондент швейцарской газеты Le Temps в Москве Эммануэль Гриншпан.

Фото из открытых источников

 

Российские наемники устали от того, что власти постоянно отказываются от них. Начиная с 2014 года их усилия, направленные на легализацию частных военных компаний, чтобы пользоваться теми же социальными льготами, что и военнослужащие, наталкиваются на стену. Во вторник группа из 357 ветеранов ЧВК обратилась с коллективным иском к генеральному прокурору Международного уголовного суда в Гааге, указывает журналист.

В иске Россия обвиняется в “военных преступлениях” и непризнании их прав на основании “Документа Монтрё”, ратифицированного Россией в 2008 году. Документ регламентирует деятельность ЧВК во всем мире, говорится в статье.

Поданный в Гааге иск предвещает копание в очень грязном белье. Представитель наемников Евгений Шабаев, глава комитета Общероссийского офицерского собрания, пояснил Le Temps, что “более тысячи сотрудников ЧВК погибли и еще большее количество оказались покалечены. Они боятся свидетельствовать об этом и скрываются”. Ни они, ни их близкие не пользуются никакой помощью. Эта тема табуирована в провластных СМИ, поскольку потери в бою считаются оборонным секретом, напоминает Шабаев.

Хотя Кремль отрицает их существование, запрещенное российским законодательством, деятельность российских ЧВК была широко задокументирована как минимум на двух театрах военных действий: в Донбассе, где они сражались с регулярной армией Киева, и в Сирии, где они поддерживают регулярную армию Башара Асада. Их боевые действия вписываются в геополитические интересы Кремля. Самым ярким примером является ЧВК Вагнера, контролируемая миллиардером Евгением Пригожиным. Она отличилась в феврале, в ходе провалившегося наступления в Сирии против войск, противостоявших Башару Асаду и вооруженных Вашингтоном. Американская бомбардировка тогда унесла жизни более сотни человек из ЧВК, напоминает Гриншпан.

Эта катастрофа никак не повредила карьере Пригожина. Его люди теперь действуют в Ливии и вот уже несколько месяцев в Центральноафриканской Республике, продолжает автор.

Кремль упорно отрицает всякую связь с ним, несмотря на нагромождение очевидных фактов. Пригожин и его помощник Дмитрий Уткин оба сфотографировались вместе с Владимиром Путиным при получении награды. К тому же вести расследование по Пригожину оказывается опасным. Многие российские журналисты получали угрозы в свой адрес после того, как начинали свои изыскания в его отношении. Трое российских журналистов 30 июля были загадочным образом убиты в ЦАР, когда стали изучать деятельность наемников Пригожина, комментирует Гриншпан.

Двусмысленность Кремля объясняется двумя внутренне противоречивыми интересами. С одной стороны, власть хочет сохранить монополию на оружие и военнослужащих на своей территории (страх сепаратистских или революционных восстаний остается актуальным). С другой стороны, Кремль питает расположение к скрытым военным действиям за рубежом. И различные ЧВК предоставляют прикрытие, позволяющее отрицать всякую ответственность, рассуждает корреспондент.

“Российское государство должно позиционировать себя, – предупреждает Евгений Шабаев. – Либо легализируя ЧВК, либо запрещая их по-настоящему. Поскольку растет число ветеранов, которые возвращаются на родину после незаконных операций за границей. Если не реабилитировать их на законодательной основе, они начнут формировать криминальные группировки и станут представлять угрозу для страны”.

InoPressa

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: