Очередную кампанейщину по борьбе с пьянством президент РБ развернул прямо на заседании Совбеза, признав, что алкоголизм стал настоящей трагедией для страны: «Должна быть соответствующая жесткая мера ответственности. И с этой точки зрения я жду предложений от прокурора и Администрации президента. Надо разбираться с подобными явлениями. Пьянство – это самая страшная сегодня проблема общества». 

Photo: SHUTTERSTOCK IMAGE)

Прозвучал и рецепт борьбы с пьянством: «Жестокие меры ответственности». Точно так же – ужесточением – нужно бороться и с пьянством за рулем: «При подготовке водителей надо ужесточать ответственность. Но особенно за то, если ты пьяный сел за руль».

Какой смысл вкладывается в понятие «ужесточать ответственность»?

АЛЕКСАНДР СТАРИЧЕНКО: «ВВЕДИ В БЕЛАРУСИ ТЕСТ НА ИДИОТИЗМ – И СТРАНА ОСТАНЕТСЯ БЕЗ ВОДИТЕЛЕЙ»

– В Беларуси уже несколько лет ведется весьма жесткая борьба с пьянством за рулем. Судя по статистике, количество ДТП, в т.ч. со смертельным исходом, по вине пьяных водителей снижается. В чем причина – угроза лишиться автомобиля, выплатить крупный штраф, сесть за решетку или правосознание водителей действительно возросло?

– Я считаю, что главная причина такой ситуации – большие штрафы и угроза конфискации автомобиля. Правосознание не слишком свойственно советскому человеку; если европейцы задаются вопросом: могу ли я выпить бокал шампанского и сесть за руль, то у нашего человека дилемма ­другая: сколько я могу выпить, чтобы сесть за руль?

– Насколько четко беларуское законодательство трактует понятие «управление автомобилем в пьяном виде»? Нередко бывали случаи, когда под «замес» попадали граждане, которые просто находились в нетрезвом виде на месте водителя.

– Чем автомобиль с пьяным водителем за рулем, который толкают три пьяных мужика, отличается от того же пьяного велосипедиста, от такого же пьяного погонщика скота?

Понятие «доверие сотруднику милиции» отменено в 2007г., когда вместо закона о милиции приняли закон об органах внутренних дел. Но из правоприменительной практики это понятие никуда не ушло: все верят честному слову милиционера. Что гаишник сказал – так и будет. Много лет назад в моей практике был случай, когда сотрудники ГАИ писали в рапорте, что устроили преследование пьяного за рулем, хотя на самом деле автомобиль, на котором они якобы преследовали правонарушителя, стоял без двигателя.

– Как вам новация президента – конфисковывать автомобиль и пожизненно лишать прав уже после первого задержания водителя в пьяном виде за рулем?

– Давайте посмотрим на соседние страны. Литва, которая поняла, что пьянство – это зло, ограничила продажу спиртного лицам до 21 года, ограничила время для продажи спиртного – до 20 часов, а по воскресеньям – до 15 часов. На внутренней границе Евросоюза (на границе с Латвией и Польшей) стоят пограничные заслоны, которые отслеживают перемещение спиртного.

В Швеции (честное слово!) избежать штрафа за первое нахождение в пьяном виде за рулем возможно, если ты после этого за собственные деньги ставишь алкозамок – этот прибор не даст возможность завести двигатель, прежде чем водитель не продует трубку и прибор не определит, что он не употреблял алкоголь. Ничего сложного: подышал раз, через 15 минут – второй (во избежание обмана), а затем дышишь каждые полчаса – и спокойно ездишь.

Алкозамки пользуются популярностью и в Соединенных Штатов: к инициативе первых четырех штатов сегодня присоединились уже 46 штатов! Более того, тяжелые грузовики (фуры) и автобусы в обязательном порядке комплектуются алкозамками. Вот здесь, я понимаю, действительно идет борьба с пьянством за рулем.

А в нашем государстве все разговоры о борьбе с алкоголизмом, все запреты на продажу спиртного в выпускные дни – не более чем популизм. Напротив, мы поощряем продажу спиртных напитков в преддверии затяжных праздников. Вы прекрасно знаете: будете идти домой – купите бутылку пива. А когда сообщают, что запретят продавать спиртное, вы можете купить и десять бутылок водки: а вдруг придут гости?

– В России готовятся поправки в законодательство, согласно которым пьяные или находящиеся под воздействием наркотиков водители, ставшие виновником ДТП, могут быть направлены на принудительное лечение. Поможет?

– Так получилось, что в России мне пришлось получать водительское удостоверение. Комиссию можешь проходить где душе угодно; существует множество частных клиник, где без проблем выдают всевозможные справки. Но существуют два документа, которые ты берешь по месту регистрации: справки у психиатра и нарколога. С психиатром все понятно: стоишь или не стоишь на учете.

В наркологии есть интересный анализ: CDT – анализ на сыворотку. Этот тест показывает употребление алкоголя и наркотических веществ не за один день, а в динамике. Чтобы сдать нормальный анализ, нужно не пить 24-30 дней. Анализ позволяет выявить употребление высоких доз алкоголя, эквивалентных 50-80 г (0,6 л вина, или 1,5 л пива, или 0,2 л крепких 40-градусных спиртных напитков) и более абсолютного этилового спирта в день, на протяжении недели и более. Более того, при ДТП с пострадавшим берут анализ CDT.

Интересный момент: если вы одноразово выпили лошадиную дозу (на праздники у всех бывает), назавтра отошли, через два дня сдаете CDT – тест покажет, что у вас все нормально. Правда, и стоит такой анализ от RUR3,5 до 6 тыс. – сумма недетская. И тут становится все понятно: или ты пьешь, либо не пьешь.

Спрашивается: а для чего направлять на принудительное лечение? Алкоголизм – болезнь, от которой нельзя излечить. Алкоголизм – следствие, а не причина. В Беларуси все это уже работает. Беларусь вообще используется как полигон для новых законодательных инициатив в России: если у нас новшество прижилось, через определенное время Россия вводит его у себя. У нас ввели конфискацию – в России тоже заговорили об этом, у нас ввели ужесточения – Россия тоже.

Знаете, какое наказание ввели в Таиланде за ДТП со смертельным исходом? По решению суда ви­новных отправляют на работу в морг или ухаживать за больными, пострадавшими в ДТП. По-моему, это более действенная мера, чем все остальные.

– В немецкой практике задержанные за езду в пьяном виде должны пройти тест на идиотизм, поскольку в Германии считается, что сесть пьяным за руль может только клинический идиот. Что бы показал этот метод в Беларуси?

– В Германии тест на идиотизм обязан пройти не только водитель, совершивший ДТП, но и водитель, совершивший три правонарушения по одной и той же статье: проехал раз на красный свет – с кем не бывает, два – невнимательность, три – диагноз. Три нарушения по одной и той же статье в течение года подразумевают отправку на тест. Введи тест на идиотизм в Беларуси – вся страна осталась бы без водителей.

Справка. Александр Стариченко родился в 1970г. в Минском районе. В 1996г. окончил БГПА по специальности «организация производства и экономика управления предприятием». Работал в МИД, в отделе экономики администрации Московского района Минска. Руководил проектом Stop-gai.by

ДЕНИС МАНЧУКЕВИЧ: «УЖЕСТОЧИТЬ НАКАЗАНИЕ СТОИЛО БЫ ДЛЯ ЛЮДЕЙ В ПОГОНАХ»

– Все меры ужесточения, которые могло принять государство, уже приняты: конфискации, большие штрафы – дальше просто некуда. Никакое ужесточение уже не остановит тех, кто садится за руль в пьяном виде.

– Лукашенко предложил: поймали один раз за рулем в сомнительном состоянии – и тут же конфискация автомобиля, кроме всех прочих «благ». Испугает эта угроза потенциальных преступников за рулем?

– Я не думаю, что такая мера даст эффект. Существует такое понятие, как «крайняя необходимость». Например, из отдаленной деревни, куда скорой помощи очень трудно добраться, надо срочно отвезти человека в больницу, а сделать это сможет человек, выпивший бутылку пива. К каждому конкретному случаю надо подходить индивидуально; если человек напился и в невменяемом состоянии просто сел за руль  (свыше двух промилле) – одно, а если у человека пограничный показатель – 0,5 промилле – надо принимать взвешенное решение. Если ссылаться, как у нас любят, на соседние страны, то там смотрят и на погрешность прибора, и на особенности организма каждого конкретного человека. Думаю, существующих конфискаций автомобиля, больших штрафов – более чем достаточно. Практика показывает, что ужесточать можно бесконечно, но эффекта это не даст.

Вопрос лежит несколько в иной плоскости. Мы видим, как себя ведут сами сотрудники милиции и ГАИ: вспомним случай с и.о. начальника ГАИ Барановичского РОВД, сбившего в пьяном состоянии женщину, вспомним аналогичные пьяные инциденты в Глуске, Столине, Солигорске – примеров очень много. Если такое позволено милицейскому чину, почему такое не разрешено обычному гражданину?

– А почему люди в погонах, поставленные охранять и обеспечивать порядок на дорогах, сами садятся за руль в пьяном состоянии?

– Наверное, не работает служба собственной безопасности – они чувствуют свою безнаказанность. Человеку в погонах, который находится на госслужбе, подобные вольности – садиться пьяным за рулем – непозволительны и преступны. Вот для людей в погонах ужесточить наказание действительно стоило бы.

Как налогоплательщик, я считаю, что таких людей надо лишать права на досрочный выход на пенсию по выслуге лет. Второе – однозначное увольнение без права занимать должности на госслужбе; изгнанный  из милиции не имеет права перейти на работу в другие правоохранительные госструктуры: прокуратуру, Комитет госконтроля и т.д.

– Если рыба гниет с головы, лечение тоже надо начинать с головы?

– Человеческий организм подчиняется импульсам, которые поступают из мозга. Поэтому и бороться с проблемой надо с начала. Очень часто милиция прикрывается «презумпцией доверия сотруднику милиции», которая сейчас уже не работает. В век технологий все нарушения должны фиксироваться на видео, многие сотрудники ГАИ имеют нагрудные видеорегистраторы. Но когда доходит до судебных разбирательств, то приобщить к делу в качестве доказательств видеозапись обычно не удается – то «теряется», то не работает.

– Можно ли зафиксировать определенную тенденцию: за последние годы пьянство за рулем среди обычных водителей (не облеченных властью) увеличилось или уменьшилось?

– Любой человек с мозгами не позволит себе сесть за руль в состоянии алкогольного опьянения. Хотя сегодня ситуация в стране очень тяжелая. У людей не выдерживают нервы, при этом каждый реагирует на стресс по-своему. Но, если исходить из моего личного опыта, в большинстве народ у нас законопослушный.

– Если отказаться от привычного метода борьбы с правонарушителями (поймать и отобрать), какой положительный опыт  можно перенять у наших соседей?

– Меры, аналогичные беларуским, предпринимают и наши соседи. В Беларуси же еще предстоит определить понятие «пьяный за рулем», установить четкие правовые рамки этого явления. Во многих странах человек может сесть за руль при наличии в крови от 0,2 промилле до 0,5 промилле алкоголя; человек с 0,5 промилле за рулем во многих странах считается еще трезвым, а 0,51 – уже пьяный за рулем.

В Беларуси действует другая схема: у нас поголовно останавливают всех и проверяют документы, что, на мой взгляд, преследует одну цель – выявить пьяных за рулем. С одной стороны, хорошо, что пьяных пытаются выявить. Но есть и обратная сторона медали: если немного выпивший человек не создает на дороге никаких аварийных ситуаций, никому не мешает – пускай бы и ехал себе. Понимаю, что сейчас в меня полетят копья: а если бы ты переходил дорогу перед автомобилем с пьяным водителем?..

Я никоим образом не защищаю пьяных за рулем, но задаюсь вопросом: во что может превратиться и временами превращается такая кампанейщина – погоня за пьяными водителями?

Справка. Денис Манчукевич родился 19 апреля 1980г. в Минске. Окончил Минский автомеханический техникум, Институт предпринимательской деятельности по специальности «экономика автомобильного транспорта». Водитель 1-го класса, водительский стаж – с 1998г. Работает механиком. Женат.

Юрась Дубина, «БелГазета»

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: