7-8 июля Путин встретится с Меркель и Трампом на саммите “большой двадцатки” в Гамбурге. С этим городом российского президента связывает многое. Что – выясняла DW.

Владимир Путин, 1990 г.

Вольфганг Розенбауэр (Wolfgang Rosenbauer) стоит на террасе на крыше здания концерна Philips Medical Systems и смотрит на самолеты на горизонте. Офис его бывшего работодателя на севере Гамбурга находится рядом с аэропортом. “Они все будут здесь приземляться”, – замечает пожилой мужчина с белыми как снег волосами. Речь идет о главах государств и правительств стран G20, которые соберутся на саммит 7 и 8 июля. Приедет и Владимир Путин, которого Розенбауэр принимал здесь 25 лет назад в соседнем здании.

Прицельные вопросы, почти ни слова по-немецки

В начале 1990-х Розенбауэр был вице-президентом по Восточной Европе в Philips Medical Systems. Нидерландский концерн тогда запустил в России крупный проект по производству медтехники на сумму около миллиарда немецких марок. У проекта возникли трудности: заводу в Ленинградской области, который должен был выпускать облучатели для лечения рака, не хватало денег и материалов. Поэтому немецкий бизнесмен искал контакта с Путиным, в то время заместителем мэра Санкт-Петербурга, курировавшим международные связи.

Поскольку Гамбург и Петербург – города-партнеры, Путин в те годы больше десяти раз бывал в “самом красивом городе Германии”, как он сам называл его. Во время одного из таких визитов, примерно в 1992 году, Розенбауэр пригласил Путина в “лучший стейк-ресторан” города, который сейчас уже закрыт.

Во время ужина гость из Петербурга “все время вел себя так, будто ни слова не понимает по-немецки”, беседу переводил его сотрудник. При этом Путин бегло говорил по-немецки, проведя вторую половину 1980-х в другом городе на Эльбе – Дрездене, где служил офицером КГБ. “В конце разговора он на меня посмотрел и говорит – замечательно, давайте бумаги! По-немецки!”, – вспоминает Розенбауэр. Он объясняет такую манеру ведения переговоров партнером “естественным недоверием” и “влиянием КГБ”.

Чытайце па тэме:  Борт Путина при полете в Гамбург сделал крюк в 500 километров, чтобы не пролетать над Польшей

Надежный и сложный партнер

“У него было чрезвычайное самообладание, он сам ничего не говорил, а только спрашивал”, – добавляет бизнесмен. По его выражению, “сфокусированность” Путина произвела на него сильное впечатление. При этом Розенбауэр знал о прошлом своего собеседника в КГБ, но это “ничуть не мешало”.

Помог ли Путин в итоге сдвинуть проект с мертвой точки? “Такая необходимость вскоре отпала”, – отвечает Розенбауэр. – Из Москвы нам сообщили, что все работает, ничего больше делать не нужно”. Позднее Розенбауэр не раз встречал Путина, в том числе в мэрии: “Он бы мог летать, так быстро он ходил по коридорам”.

Когда городу Гамбургу нужно было решить какой-то вопрос, то обращались к Путину, и все работало, вспоминает бизнесмен. Один гамбургский чиновник, несколько раз контактировавший в то время с питерским вице-мэром, описывает его так: “Мы могли положиться на его слово, это тогда не было чем-то само собой разумеющимся”. Но Путин был и “сложным партнером”.

Заблокированные факсы и разгневанный Путин

Это подтверждает и Кнут Флекенштайн (Knut Fleckenstein), гамбургский депутат Европарламента от Социал-демократической партии Германии (СДПГ). По его словам, Путин всегда поддерживал партнерские отношения между Гамбургом и Петербургом, с некоторыми людьми у него сложилась личная дружба, например, с ныне покойным бургомистром города Хеннингом Фошерау (Henning Voscherau). “Он точно знал, чего хочет, говорил прямым текстом, и его было нелегко переубедить в чем-то”, – таким Флекенштайн запомнил Путина.

В 1990-е годы социал-демократ возглавлял в Гамбурге Союз рабочих-самаритян (Arbeiter-Samariter-Bund). Тогда эта гуманитарная организация запустила акцию помощи Петербургу, поводом для которой стала чрезвычайно холодная зима и экономические трудности в период развала СССР. Всего в Россию было отправлено более 100 тысяч посылок, в основном с продуктами питания.

В какой-то момент у инициативы возникли проблемы: в порту Санкт-Петербурга стали накапливаться контейнеры с посылками, поскольку “чиновники хотели получить взятку”, вспоминает Флекенштайн. Союз рабочих-самаритян стал отправлять в мэрию факсы с жалобами, “фактически заблокировав все факс-аппараты”. Вскоре Флекенштайна пригласили к Путину, который провел с ним “жесткую беседу”, раскритиковав волну жалоб. На просьбу помочь, вице-мэр ответил, что он – не таможня. “Потом взял трубку телефона, сделал один звонок, и когда я вышел из мэрии, первый контейнер выехал из порта”, – делится Флекенштайн. Так Путин помог его организации.

Чытайце па тэме:  Венедиктов рассказал о намерении Путина баллотироваться на пост президента в 2018 году

Правда, в какой-то момент палатка на рыночной площади у ратуши Гамбурга, где собирали гуманитарную помощь, перестала нравится вице-мэру Петербурга: “Он сказал, мол, ребята, это была замечательная акция, но давайте заканчивать, нам больше не нужны посылки”. Но Союз рабочих-самаритян не решился остановить проект, на который откликнулось так много жителей города, и он продолжался годами.

Крымское эхо захлопнутой в Гамбурге двери

Однажды Путин удивил Гамбург так, что об этом вспоминают до сих пор. С 1356 года ганзейский город ежегодно проводит так называемый Mathiae-Mahl. Сотни высоких гостей – политики, бизнесмены, артисты – собираются на совместную трапезу в исторической ратуше.

“Это очень давняя традиция, атмосфера там очень торжественная и возвышенная, – объясняет Вольфганг Розенбауэр. – На этом приеме принято себя вести соответствующим образом, на столах стоит серебряная посуда из городской сокровищницы, люди во фраках и в лучшей одежде, беседы ведутся на исключительно высоком уровне”.

25 февраля 1994 года Путин был в числе приглашенных на Mathiae-Mahl. Когда один из почетных гостей, президент Эстонии Леннарт Мери, произносил речь, Путин сделал то, чего на этом мероприятии никогда не было: встал и ушел.

“Чеканя шаг, бросив презрительный взгляд на принимающую сторону, он выходит из зала, каждый шаг сопровождается скрипом паркета, – так описывал сцену корреспондентка газеты Die Zeit. – За ним слышится шепот. Кто это был? Чего это он? И вот дверь с грохотом захлопывается”. Вольфганг Розенбауэр в тот день не был на приеме, но слышал о реакции из уст очевидцев: “Это был шок”.

Чытайце па тэме:  Путин объявил о создании в России Национальной гвардии

Что именно сказал Леннарт Мери, что так разозлило Путина? Речь Мери читается сегодня как предсказание того, что произошло почти день в день 20 лет спустя в Крыму. А реакция Путина показала, что задолго до своей мюнхенской речи 2007 года он подал Западу сигнал.

Эстонский президент указал тогда на документ российского МИДа: “В нем отмечается, что проблема групп этнических русских в соседних странах не может быть решена Россией только дипломатическими средствами”. Мери пришел к выводу, что Москва считает возможными и другие средства, и предупредил Запад о “неоимпериалистической политике” России, призвав интегрировать страны Восточной Европы, в том числе Украину, в “демократический мир”.

Как Путин не стал почетным доктором

Спустя десять лет в Гамбурге произошел еще один громкий инцидент, связанный с именем Путина. Его визит уже в качестве президента был запланирован на сентябрь 2004 года. Канцлером ФРГ тогда был Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder), у которого с Путиным сложились дружеские отношения. По случаю визита университет Гамбурга решил присвоить российскому лидеру звание почетного доктора.

Но далеко не всем это понравилось. Рольф фон Люде (Rolf von Lüde) был одним из почти 60 профессоров, выступивших против награждения. “Основным посылом нашей петиции было то, что при Путине была развязана вторая чеченская война”, – указывает профессор, вышедший на пенсию.

Кроме того, противники присуждения почетного титула президенту РФ отмечали его авторитарное правление, давление на СМИ, неправительственные организации и оппозиционных политиков. “То, что мы критиковали тогда, стало нормой сегодня в России, и Путин несет за это ответственность”, – полагает фон Люде.

В итоге университет Гамбурга отказался от награждения, объяснив это плотной программой визита. Путин тогда в Гамбург не приехал, сославшись на теракт в Беслане. Визит состоялся позже, в декабре 2004-го. Сегодня Гамбург, похоже, будет встречать российского лидера со смешанными чувствами. “Настроения жителей города разделились”, – констатирует социолог фон Люде. Прием обещает быть более холодным.

DW.COM


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.