Стремление Украины вступить в НАТО официально отражено на сайте альянса. Новый статус страны отобразил реальность, но не приблизил Киев к желаемой цели, считают опрошенные DW эксперты.

флаг НАТО

В начале марта украинские СМИ сообщили, что Североатлантический альянс (НАТО) предоставил Украине статус “страны-аспиранта” (статус “aspirations” означает, что государство официально задекларировало свой интерес в присоединении к альянсу и получает приглашение вступить в интенсивный диалог с НАТО по вопросам членства и связанных с ним реформ). Информация об этом появилась на официальном сайте НАТО. Если раньше в списке стран, которые стремятся к членству в этой организации, были три государства, то 9 марта к ним добавили и Украину. “В данный момент четыре страны-партнера задекларировали свое стремление к членству в НАТО: Босния и Герцеговина, Грузия, бывшая югославская республика Македония, а также Украина”, – отмечается на сайте НАТО.

Ранее в альянсе отказывались  официально признавать стремление Киева к членству в НАТО. Поэтому новость о том, что Украина фактически получила статус “соискателя” в вопросе вступления в НАТО, уже успели радостно прокомментировать многие украинские политики, среди которых и президент страны Петр Порошенко. 10 марта он написал на своей странице в Facebook, что благодарен за такую поддержку Украины. “Наша следующая амбиция – план действий относительно членства для Украины”, – добавил Порошенко.

Признание реальности

11 марта на новость о статусе Украины отреагировали и в штаб-квартире НАТО. В официальном комментарии изданию “Европейская правда” отмечалось, что признание евро-атлантических устремлений Украины не означает смены политики блока, а лишь отражает реальность: “Политика НАТО (относительно Украины) остается неизменной. Произошли изменения в политике Украины, и они были отражены на сайте”.

Еще 8 июня 2017 года Верховная рада приняла законодательные изменения, которые закрепили курс страны на вступление в Североатлантический альянс. Однако 14 февраля текущего года, во время пресс-конференции в Брюсселе, генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг не ответил на вопрос журналистов, почему Украину до сих пор не включили в список “стран-соискателей”. А 17 февраля его заместитель Роуз Геттемюллер во время выступления на Мюнхенской конференции по безопасности отметила, что Украина является единственной из четырех стран, демонстрирующих интерес к НАТО, которая до сих пор не заявила о нем как о части своей национальной политики.

Судя по изменениям на сайте альянса, украинским чиновникам удалось обратить внимание функционеров НАТО на это противоречие. По крайней мере, в упомянутом выше сообщении Порошенко отмечал, что этот вопрос был темой разговора во время его встречи со Столтенбергом, а также телефонной беседы с вице-президентом Соединенных Штатов Майком Пенсом.

“Мы все давно это знали”

Опрошенные DW эксперты считают эту новость позитивным сигналом для Украины, но призывают реалистично оценивать ее последствия для Киева. Так, научный сотрудник Европейского центра политики Пол Иван уверен: “Мы не должны преувеличивать важность этого события – обновление на сайте лишь информирует нас о вещах, которые мы все давно знали”.

Согласен с этим и аналитик украинского Института мировой политики Николай Белесков. По словам эксперта, было бы ошибочным считать, что звание “страны-аспиранта” придает государству определенный особый статус. “Можно говорить про статус кандидата в члены НАТО, но у нас его до сих пор нет, поэтому считать, что речь идет о каком-то новом качестве отношений с альянсом, нельзя”, – отмечает Белесков.

Эксперт также уверен, что в нынешних условиях, когда рассчитывать на получение статуса страны – кандидата в члены НАТО и плана действий относительно членства (ПДЧ) в альянсе было бы не совсем реалистично, Киеву стоило бы сосредоточиться на выполнении тех обязательств, которые он уже имеет перед блоком. “Исполнение Стратегического оборонного бюллетеня и Годовой национальной программы (под эгидой Комиссии НАТО-Украина. – Ред.), являющейся фактически замаскированным ПДЧ, даст нам возможность взаимодействовать с силами НАТО по единым стандартам, а это намного важнее, чем упоминание Украины на сайте альянса”, – отмечает Белесков.

По мнению Пола Ивана, любые более основательные изменения в политике НАТО относительно Украины будут требовать длительной подготовки и, соответственно, не будут неожиданностью для экспертов и политиков. “И, наверное, их не будут сообщать с помощью обновления сайта”, – добавляет эксперт.

Александр Голубов, DW

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: