5 декабря рекламист Юлия Ляшкевич возвращалась в Беларусь через пограничный пункт “Каменный лог” и попала в спорную ситуацию: таможенники задержали четыре автобуса из-за того, что не могли разобраться с книгой Юли.

Об этом она написала пост в Facebook.

«Вы всегда хотели узнать, почему стоите на границе часами? Теперь я знаю. Сегодня из-за меня на два часа задержали четыре автобуса. И, судя по лицам пассажиров этих автобусов, на моей карме сейчас солидный отрицательный баланс. На блошином рынке Нюрнберга я купила книгу. Насколько я поняла, это что-то вроде сборника проповедей по временам года. Я не читаю на немецком, но готический шрифт и немногочисленные иллюстрации подкупили меня. Год издания – 1836. Цена – пять евро.

Проходим таможню, я ставлю свои вещи на ленту. И тут таможенник просит меня открыть рюкзак. «Что это у вас тут?» – «Книга». И началось. Пытливый юноша отложил книгу и куда-то ушёл. Надолго. Возможно, заодно сыграл бой в «танки». Потом вернулся. Пришел полный таможенник, посмотрел и спросил: «Нацистская? Шрифт?» Тут я попыталась объяснить, что до всего этого ещё лет сто. Полный ушёл.

Пришла женщина, похожая на участницу КВН из Перми и спросила: «В чем дело?» (Ответ на этот вопрос не будет мне давать покоя два часа). Юноша коротко ответил: «Книга». И снова ушёл минут на 20. Книга все ещё лежала на подоконнике. В этот момент прибыл второй автобус. Люди зашли в зал и не увидели никого, ибо, как оказалось позднее, в тот день таможенников автобусам давали одного: пытливого юношу с моей книгой. Затем пришёл третий автобус.

Чытайце па тэме:  Странам "Восточного партнерства" членство в ЕС не обещают

Юноша вернулся, забрал книгу, я попыталась узнать, что происходит. Мне сказали ждать. Прошло полчаса. Они были не самыми трудными, потому что со мной ещё был украинец с, вроде как, перевесом. Я пыталась пойти узнать, что и как. Водитель просил меня этого не делать.

Тут подошёл третий автобус, и вышел юноша с книгой. Он дал декларацию украинцу и начал спрашивать у меня, не хочу ли я что нибудь задекларировать. Я спросила, а нужно ли мне это делать. Он спросил, есть ли у меня наркотики. Я спросила, а что, наркотики можно декларировать? Юноша опять загадочно ответил «не знаю» и спросил, готова ли я расписаться, что декларировать нечего. Я ответила, что чувствую, что меня заманивают в ловушку.

Украинец спросил, не мог ли бы юноша просто ответить на мой вопрос: «Декларировать эту чёртову книгу или нет?»

Таможенник ответил, что не имеет право отвечать, у меня, мол, есть право самостоятельно принять решения (все сомнительно). Я ответила, что задекларирую книгу. Таможенник дал мне новую бумагу, отпустил украинца и снова ушёл. Четыре автобуса стояли. Люди в очереди стали подозревать, что во виновата эта сучка с голубой вализкой. По очереди прошёл слух, что дело в книге. Все тут же предположили, что Скорины. Ну за какую ещё старую книгу человека задержать на границе?

Я заполнила декларацию: книга, 520 грамм, 5 евро. Юноши не было. Наконец он появился, забрал книгу, паспорт и собрался уйти. Я – человек не лишенный представлений о порядочности. Поэтому я спросила: «Можно ли оставить книгу на таможне и разобраться с ней позже, отпустив людей, или, на крайний случай, оставить меня, отпустить всех, а меня посадить на более поздний автобус?» Но это вообще был вечер без ответов. Чувак ушёл, опять надолго. Водитель перестал делать вид, что не сожалеет о том, что продал мне билет в последние минуты перед отъездом. Четыре автобуса стояли.

Чытайце па тэме:  Брестская таможня напоминает: дорогостоящие часы нужно декларировать

Нет, таможенники были. И много. Они ходили ленивыми стайками, шутили, иногда заглядывали и бодро подкалывали: «Что, ещё не уехали?» (на самом деле, не смешно).

Наконец юноша вернулся, отдал мне книгу, а паспорт пообещал передать через водителя. И это заняло ещё минут 15. Конечно, вспоминая француза и пулю, все обошлось. И я даже понимаю, что можно было проявить интерес к этой книге. Но какого черта четыре автобуса стоят два часа из-за одного человека?

Как выяснилось, меня в самом деле пытались заманить в ловушку. Книги старше 50 лет (и, видимо, вообще печатные издания) надо декларировать. И в связи с этим у меня возник вопрос: если гражданин не знает нормы, но спрашивает о ней у таможенника, тот в самом деле не имеет право отвечать?»

Как пишет kyky.org,, в Таможенном кодексе Таможенного союза есть статья, посвященная консультированию таможенниками граждан. Цитируем:

«Статья 11. Консультирование таможенными органами

1. Таможенные органы консультируют заинтересованных лиц по вопросам, касающимся таможенного законодательства таможенного союза, и иным вопросам, входящим в компетенцию таможенных органов.

2. Консультирование таможенными органами осуществляется в устной и письменной формах бесплатно. По письменному запросу заинтересованного лица таможенный орган обязан предоставить информацию в письменной форме в возможно короткие сроки, но не позднее срока, установленного законодательством государств – членов таможенного союза.

Чытайце па тэме:  Брестская таможня напоминает: дорогостоящие часы нужно декларировать

3. При консультировании должностные лица таможенных органов не проверяют от имени таможенного органа таможенные декларации и иные документы, которые подлежат представлению таможенным органам в соответствии с таможенным законодательством таможенного союза, а также не составляют такие таможенные декларации и документы.

Консультации, связанные с заполнением документов, указанных в части первой настоящего пункта, проводятся в устной форме без проверки информации, предоставленной заинтересованным лицом.

4. При консультировании должностное лицо таможенного органа не вправе:

1) проводить консультации по вопросам, не входящим в компетенцию таможенных органов;

2) вносить изменения и дополнения в представленные заинтересованными лицами документы;

3) совершать на документах заинтересованных лиц распорядительные надписи, давать указания таможенным органам или каким-либо иным способом влиять на последующие решения таможенного органа или действия его должностного лица при осуществлении функций, возложенных на таможенные органы;

4) сообщать сведения, не подлежащие разглашению в соответствии с законодательством.

5. Информация, предоставленная заинтересованным лицам при проведении консультации, не является основанием для принятия решения или совершения действий (бездействия) таможенным органом или его должностным лицом при совершении таможенных операций в отношении товаров».

Таким образом получается, комментирует”Белорусский партизан“, что таможенник обязан был ответить на вопрос Юлии Ляшкевич, должна ли она декларировать книгу, но почему-то не ответил. То ли не читал Таможенный кодекс Таможенного союза, что тогда свидетельствует о его несоответствии должности. То ли преднамеренно нарушил этот кодекс, пытаясь подловить Юлю на незнании норм законодательства.

Похоже, более вероятен последний вариант, гарантирующий пополнение госказны в виде штрафа.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.