Третью неделю страна следит за поисками 10-летнего Максима Мархалюка, пропавшего в Беловежской пуще. Столь масштабной поисковой операции Беларусь еще не видела.

На снимке из личного архива Олега Волчека: Олег Волчек с Викой в своём рабочем кабинете. Все опасности позади, ведь девочка жива и дома

 

Через неделю после бесплодных поисков бывший следователь прокуратуры Олег Волчек поднял вопросом о том, почему до сих пор не возбуждено уголовное дело. И высказал разные версии пропажи мальчика, среди которых звучало и похищение. Однако мнение Олега Волчека весьма нервно восприняло следствие, которое через 10 дней после исчезновения все-таки возбудило уголовное дело. Но дело ведь не в мундире – на кону судьба человека.

Олег Волчек приводил пример из своей следственной практики, когда он успешно расследовал дело о таинственном исчезновении девочки. Об этом случае правозащитник рассказал в своей книге «Взгляд со второго плана».

Беларуская праўда решила поделился этой неправдоподобной на первый взшляд историей с читателями.

«Лягушки-путешественницы»

Тяжелые капли дождя медленно сползали по толстому стеклу, за которым виднелась взлетная полоса. Олег то и дело подходил к окну и напряженно вглядывался в темную ленту уходящего вдаль асфальта, на которую с минуты на минуту должен был приземлиться самолет из Копенгагена. Этой встречи он ждал полгода и теперь в легком волнении прохаживался по почти пустому залу накопителя.

За три года работы следователем во Фрунзенской райпрокуратуре Минска юристу 2-го класса Олегу Волчеку дважды приходилось расследовать дела о пропаже малолетних. Год назад исчез 12-летний мальчик. Судьба его, как выяснилось в процессе следствия, была трагична – он стал жертвой маньяка. Через год тело нашли закопанным в подвале… Вика Родионова пропала 9 апреля, как раз в день своего рождения: ей исполнилось пять лет. До праздничного обеда оставалось совсем немного, и, ожидая, пока соберутся маленькие гости, Вика вышла погулять на улицу. С прогулки не вернулась. Напуганная отсутствием девочки мама обратилась в милицию. Вскоре Вику разыскивали уже все розыскные и следственные службы столицы. В первые два дня проверили все подъезды, чердаки, подвалы, водоемы и теплотрассы не только в прилагающих к дому кварталах, но и по всему городу. Информацию передали всем оперативным службам республики. Перешерстили всех ранее судимых и склонных к психическим отклонениям на сексуальной почве. Но…

Чытайце па тэме:  Олег Волчек заочно осужден на 13 суток ареста

Шло время, а поиски не приносили никаких результатов. Прокуратура решила, что девочка погибла, став жертвой преступления, и 18 апреля 1996 года возбудила уголовное дело.
Началась детальная проработка всевозможных версий, которые в большинстве случаев основывались лишь на слухах. Начали с того, что кто-то видел, что похожую девочку уводила цыганка от универсама «Заходні»…

Сам факт пропажи пятилетней Вики, причем без каких-либо следов, насторожил все правоохранительные органы республики. В Беларуси еще не было аналогичных случаев. Бывают, конечно, несчастные случаи, когда ребенок попадает в катастрофу или становится жертвой преступления, но чтобы так…

Прошла весна, потом лето. А в поисках Вики не было никаких существенных изменений. Олег Волчек уже лично познакомился почти со всеми Викиными родственниками и друзьями, изучил все ее привычки и капризы. Порой она казалась ему родной дочерью. Ему всегда казалось: Вика жива, но что с ней – не мог даже предположить. Все настойчивее и настойчивее он разрабатывал версию о похищении. Тем более что в процессе поиска ему все же удалось зацепиться за несколько фактов… Родилось предположение: девочку похитили кавказцы, уехавшие от универсама «Заходні» на иномарке. После детальной проверки версию пришлось отбросить.

Неизвестно, сколько еще было бы бессонных ночей у следователя прокуратуры Олега Волчека, если бы не новость из Гомельского УВД. Неожиданное и приятное известие заставило Олега, прошедшего войну в Афганистане, даже прослезиться:

Чытайце па тэме:  Зніклы ў Гомелі Павел Грыб "знайшоўся" ў Краснадары?

– Все-таки жива!.. Это главное. Все остальное образуется!

Оказывается, в октябре в Гомель пришло письмо от Игоря Равича – священника русской церкви в бельгийском городе Кортийка. Игорь сообщил, что в августе 1996 года в его семью попала девочка из службы слежения за детьми без родителей. Эта служба распределяет детей в семьи, чтобы они нормально развивались. Так как девочка говорила только по-русски, ее и решили отдать в семью русского священника. Девочка была очень напугана и первые два месяца молчала. А потом заговорила. Представилась Викой, сказала, что живет в большом беларуском городе, что у нее есть мама Валя, рассказала о близких родственниках. Приехала в Бельгию с «тетей Светой», на грузовой машине, а потом они потерялись…

Через несколько недель все формальности, связанные с возвращением Вики домой, были улажены. 22 ноября полиция Бельгии сообщила о благополучном вылете девочки на родину.

Самолет появился неожиданно; все торопливо пошли к трапу. Встречающих собралось немного: родители, Олег Волчек, подполковник милиции Александр Ползунов, который вместе с Олегом занимался поиском Вики по линии уголовного розыска МВД, симпатичная и веселая переводчица Эдита да несколько журналистов, охочих до сенсаций.
Сквозь свист и рокот турбин ничего невозможно было расслышать. Но судя по тому, что Эдит, жестикулируя, что-то пыталась объяснить двум мужчинам, держащим за руку маленькую девочку, можно было догадаться, что это и есть наши гости.

Чытайце па тэме:  Светлай памяці Ядвігі Засулевіч (Волчак)

Вика прилетела в Минск вместе с представителями бельгийской полиции. Их миссия окончилась передачей девочки родителям; через полтора часа они улетели обратно рейсом Минск–Копенгаген. Они также привезли с собой и Светлану И. Благодаря ее «страсти к приключениям» и пропала Вика Родионова.

Светлане покидать уютный бельгийский городок не хотелось. Но, согласно закону, она подлежала депортации как незаконно поселившаяся на территории страны. Вот и плелась она рядом с двумя бельгийскими жандармами, грустно разглядывая встречающих.

За свои неполные 16 лет Светлана исколесила почти весь бывший Советский Союз. Волнения родителей не особенно ее тревожили: не сиделось в родной деревне – и все тут. Сначала мама болезненно переносила внезапные исчезновения дочери, а потом смирилась. Однажды, правда, обратилась в райотдел милиции за помощью в поисках Светы. Но дочь продолжала путешествия. Как только исполнилось 14 лет, оставила школу и начала ездить «автостопом» по разным городам.

В один из апрельских дней «путешественница» решила уехать в Минск. Отсутствие друзей и знакомых в беларуской столице ее не беспокоило. Вышла на дорогу, подняла руку и – в путь. Подъезжая к Минску, сменила машину, очутившись в иномарке. Попутчики оказались с Кавказа. «Они и заставили похитить Вику», – чуть позже скажет Светлана следователям. Так ли это, сотрудники правоохранительных органов еще выясняют, поскольку следствие не окончено. Но то, что Светлана с пятилетней Викой пересекла польскую, немецкую и бельгийскую границу, говорит само за себя. Красноречива и Светина беременность: некий араб, оставив жену, сожительствовал с ней…

Постскриптум. Через месяц Олег просто зашел в гости к Вике Родионовой. Он долго просидел с ней за чашкой чая, расспрашивая о бельгийских приключениях. Сама Вика так и не поняла, что с ней произошло. «Тетю Свету» отпустили в деревню, к маме. Уголовное дело не окончено, следствие продолжается.

Николай Птуха, «На страже», 1997 г.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.