В суде Московского района столицы близится к завершению судебное следствие по делу фельдшера СИЗО N1 Александра Крылова, обвиняемого в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, повлекшем по неосторожности смерть осужденного Игоря Птичкина. 21-летний минчанин умер в медчасти утром 4 августа 2013г.

Противоречия и недосказанность

Игорь Птичкин умер в камере N27 медчасти СИЗО N1, где к нему были применены «меры физического стеснения в виде фиксации ремнями к кровати»
  Фото: tut.by

На текущей неделе ожидаются прения сторон, а на минувшей по ходатайству сторон в суде были допрошены свидетели и эксперты. Внешне кажется, что дело это соткано из противоречий и даже после оглашения приговора останется недосказанность.

Над делом по факту смерти Птичкина поочередно работали 5 следователей. Дважды дело прекращалось за отсутствием состава преступления в действиях фельдшера Александра Крылова. После вмешательства Генпрокуратуры производство по делу возобновилось в июне 2015г., следствие выполнило указания от надзорной инстанции о допросе специалистов в области психиатрии и проведении дополнительной комплексной экспертизы. Однако сказать, что дело темное прояснилось, увы, нельзя. Даже в стане опытных специалистов нет единодушия в причинах смерти парня.

ЗАДОХНУЛСЯ?

Игорь Птичкин поступил в СИЗО 30 июля 2013г. для отбытия наказания в виде трехмесячного ареста. А 4 августа в 8.35 он умер в камере N27 медчасти учреждения, где к нему были применены «меры физического стеснения в виде фиксации ремнями к кровати». В таком состоянии по решению обвиняемого Крылова молодой человек находился более 20 часов, вплоть до смерти. Вскрытие тела в морге началось в 13.15, проводила его судебный медик Управления Госкомитета судебных экспертиз по Минску Наталья Глинская.

Перед допросом эксперта судья Светлана Бондаренко огласила заключение, датированное 24 сентября 2013г. Глинская пришла к выводу, что «смерть Птичкина наступила в результате механической асфиксии вследствие сдавления органов грудной клетки, о чем свидетельствуют кровоподтеки и ссадины грудной клетки…  а также характерные морфологические изменения и травмы других органов (сердце, легкие, с развитием отека головного и спинного мозга и легочной сердечной недостаточности). С учетом вышеизложенного, повреждения в виде ссадин и кровоподтеков, сопровождавшиеся сдавлением в области грудной клетки с развитием асфиксии, имеют признаки тяжких телесных повреждений и состоят в прямой причинной связи с наступившей смертью. Данные телесные повреждения могли образоваться в результате фиксации Птичкина в области грудной клетки мягкими ремнями к кровати… В результате исследования трупа морфологических признаков каких-либо заболеваний не установлено». То есть вскрытие показало, что фиксация мягким ремнем в области грудной клетки была такой жесткой, что парень просто задохнулся?

В ходе допроса в суде Наталья Глинская подтвердила свои выводы и, отвечая на вопросы сторон, не выходила за рамки сделанного ею заключения. Следует заметить, что в ходе исследования в организме Птичкина не было обнаружено следов никаких наркотических либо лекарственных препаратов.

В то же время обвиняемый Крылов утверждает, что за два часа до смерти осужденного он сделал ему укол галоперидола в левое бедро. Однако эксперт не обнаружила на теле никаких следов внутримышечных или внутривенных инъекций. Судебный медик не исключила, что, возможно, такая инъекция была, но «чтобы что-то искать целенаправленно, надо знать, что и где искать». По ее словам, «есть внутримышечные инъекции, которые совершенно не видны»: «Нужно брать медицинские документы и смотреть, куда и как вводились инъекции. Внутривенные и внутримышечные инъекции абсолютно разные вещи. Я ничего не видела, но, может быть, если бы я имела информацию, что такая инъекция проводилась…»

Такой информации у медика не было. В истории болезни Птичкина, поступившей из СИЗО в морг, никаких упоминаний о медицинских манипуляциях нет, только то, что вел он себя неадекватно, на общение не реагировал, убегал и был зафиксирован мягкими ремнями.

Часть допроса эксперта была посвящена ключевому моменту всей этой трагической истории. По выводам комплексной судебно-медицинской экспертизы от 31октября 2014г., «причиной смерти Птичкина явилась острая сердечно-сосудистая недостаточность, что подтверждается характерной морфологической картиной, в том числе в сердце и легких. К ее развитию привели синдром сочетанной зависимости от психоактивных веществ (алкоголя и синтетических каннабиоидов – спайсов), который имелся как минимум в течение года до смерти». Проще говоря, парень злоупотреблял алкоголем и спайсами. Прокурор Вадим Кисель обратил на это внимание и обратился с вопросом к эксперту Глинской: «В заключении отмечается: «Морфологические изменения, обнаруженные при исследовании внутренних органов, являются следствием хронической интоксикации организма». Как вы можете это прокомментировать?» «Никак, – ответила эксперт. – Каких-либо морфологических признаков заболеваний при проведении экспертизы у Птичкина выявлено не было, в том числе с судебно-гистологической точки зрения».

«Эксперт исследовал те же органы что и вы, почему такое расхождение в выводах?» – спросил Кисель. «Они проводили свою экспертизу… Возможно, у них была другая информация. Если что-то нашлось микроскопическое, то это другая ситуация, макроскопически ничего не было», – ответила Глинская.

Адвокат фельдшера Крылова Андрей Михайлов поинтересовался у Глинской, знакома ли она с заключением комплексной экспертизы, женщина ответила отрицательно. «Почему же выводы комплексной экспертизы и ваши прямо противоположны?» – спросил защитник, но ответ получил от судьи Бондаренко. «Эксперт сообщила, что она дает пояснения только по своему заключению», – сказала председательствующая.

УМЕР ОТ ВСЕГО ПОНЕМНОГУ

Допрошенный в суде в качестве эксперта доцент кафедры патологической анатомии Гродненского госмедуниверситета Эдуард Анин, один из членов экспертной комиссии, полностью подтвердил вывод о причинах смерти Игоря Птичкина. Согласно заключению от 31 октября 2014г. и по результатам дополнительной экспертизы в 2015г., минчанин умер от сердечно-сосудистой недостаточности. А к летальному исходу привел комплекс причин, состоящий из трех факторов: «синдрома сочетанной зависимости от психоактивных веществ, состояния отмены психоактивных веществ и состояния физического стеснения вследствие «мягкой фиксации» ремнями». Выделить главенствующую причину смерти парня авторитетные эксперты не смогли, т.е. комплексно, от всего понемногу.

Признаков механической асфиксии обнаружено не было. По словам эксперта, такая причина смерти характерна для обвала грунта или ДТП, когда пострадавшие лишены возможности дышать, как прозвучало в суде для простоты понимания, грудью и животом. Птичкин был зафиксирован ремнем по грудной клетке, но живот его был свободен.

На вопрос, были ли у Птичкина обнаружены признаки употребления алкоголя и наркотических веществ, эксперт ответил: «На момент исследования трупа таких признаков не обнаружено. Любое вещество выводится из организма. Если вещество ушло из организма, то – все…»

Примечательно, в ходе следствия в камере на той же кровати, где умер Птичкин, проводился следственный эксперимент. Демонстратора фиксировали мягкими ремнями. Было установлено, что при продемонстрированном способе фиксации грудной клетки демонстратор может приподняться, оторвав голову и плечи от подушки, может свободно дышать, ремень не сдавливает грудную клетку. При резких движениях, попытках подняться ремень в области грудной клетки не только не затягивался, а напротив, ослаблялся. В результате была предпринята безуспешная попытка максимально пережать ремнями грудную клетку, чтобы нарушилось дыхание. Не получилось – ремень, как отмечено в протоколе, «ослаблялся в процессе формирования узлов».

СО СЛОВ

Ранее допрошенные в суде эксперты сообщили, что в ходе проведения экспертизы им были предоставлены все материалы уголовного дела и они в своих выводах полагались на них. В том числе на результаты различных экспертиз, медицинские документы и показания свидетелей.

За время нахождения в СИЗО Птичкин сменил три камеры. По утверждению его сокамерников, молодой человек ничего не ел, был напуган, боялся, что его хотят отравить, пил много воды, пытался выйти из камеры, в общем, вел себя неадекватно. Некоторые свидетели утверждали, что якобы сам Птичкин им говорил, что на воле на протяжении 4-6 лет курил спайсы и даже сам ими торговал. Такого рода показания также учитывались экспертами, пришедшими к заключению, что минчанин «как минимум в течение года до смерти» плотно сидел на спайсах и алкоголе.

Однако на спецучетах он не состоял. В материалах уголовного дела есть рапорта сотрудников милиции Московского и Заводского РУВД, выполнявших поручения следствия по подтверждению информации о том, что парень употреблял и распространял. В рапортах сообщается, что «оперативным путем подтвердить информацию не удалось».

В то же время в одном из постановлений о прекращении уголовного дела со ссылкой на фигурантов двух уголовных дел по «наркотической» 328-й статье УК сообщается, что Птичкин «систематически в 2011-13гг. употреблял курительные смеси». А один из них указал на Птичкина, как «на лицо, систематически ему сбывавшее курительные смеси». Уголовное дело было возбуждено 5 июля 2013г., а прекращено через год «в связи со смертью виновного лица – Птичкина И.А.».

Не все понятно с телесными повреждениями на теле Птичкина. В ходе экспертиз было обнаружено две группы прижизненных повреждений. Первая относится ко времени нахождения минчанина в СИЗО и, как предполагают эксперты, могла образоваться от действий мягких ремней, которыми осужденный был привязан к кровати. Вторая группа повреждений имеет давность около 7-10 суток ко времени наступления смерти, т.е. синяки и ссадины Птичкина получил еще до заключения в изолятор. Однако все свидетели – сокамерники, персонал СИЗО и обвиняемый фельдшер – дружно утверждают, что никаких телесных повреждений на теле Птичкина не было.

Еще один таинственный момент. Из заключений судебно-биологической и генотипоскопической экспертиз следует, что на деталях одежды и обуви Птичкина, которыми он пользовался в период нахождения в СИЗО (трусы, носок, правый сланец), обнаружена его кровь. Если у парня не было никаких травм, а последние 20 часов своей жизни он провел в горизонтальном положении, то каким образом кровь оказалась на его вещах? Ответа нет.

Поэтому не стоит удивляться, что при таком объеме противоречий, таком длительном и долгом пути дела в суд у матери умершего в СИЗО парня своя версия произошедшего. В беседе с корреспондентом «БелГазеты» Жанна Птичкина сообщила, что она не сомневается в том, что ее сына в изоляторе избили, заковали в наручники и в позе «ласточка» оставили умирать.

Судебное же разбирательство, к месту напомнить, посвящено определению виновности либо не виновности фельдшера СИЗО. Других версий у суда нет.
Источник

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...